Советский народ не ушёл в прошлое, а растворился в русском будущем…. Формирование в ссср новой общности советского народа реферат


Советский народ не ушёл в прошлое, а растворился в русском будущем...

советский народ

Устойчивость многонационального советского государства — СССР и общества во многом зависела от прочности межнациональных отношений. Их регулировала национальная политика партии и правительства. Программа КПСС 1961 года поставила задачу обеспечить в процессе строительства материально-технической базы коммунизма ускоренное сближение и слияние советских наций и народностей в новую историческую общность — советский народ.

ХХIV (1971) и ХХV(1976) съезды КПСС, Конституция СССР 1977 года провозглашали положение о том, что в СССР уже сформировалась новая историческая общность людей — многонациональный советский народ. Такое заявление было преждевременным.

В данной статье рассмотрим, как появилась стратегия создания советского народа, каковы её корни, а также, что реально скрепляло советский народ и каково его будущее.

«Единство, — возвестил оракул наших дней, —Быть может спаянно железом лишь и кровью…»Но мы попробуем спаять его любовью, —А там увидим, что прочней…

Ф.И.Тютчев

Термин «советский народ» начал широко использоваться для обозначения населения СССР в 1930-е годы (например, упоминается в песне 1938 года В.И. Лебедева-Кумача «Если завтра война», в передовице газеты «Правда» от 21 декабря 1939 года «Родной Сталин», многочисленных советских произведениях, приказах И. В. Сталина). Однако вплоть до начала 1960-х понятие не несло нагрузки идеологического клише.

В 1961 году, выступая на XXII съезде КПСС, Н.С. Хрущёв самонадеянно провозгласил:

В СССР сложилась новая историческая общность людей различных национальностей, имеющих общие характерные черты — советский народ.

30 марта 1971 года Леонид Брежнев тоже провозгласил формирование новой исторической общности — советского народа.

public-tsitaty-new-breznew

 

Конечно, сам термин «советский народ» неоднократно использовался в советские времена и раньше, особенно часто в предвоенные годы и годы войны. Однако использовался он в другом контексте: как население страны, а не как наднациональный конструкт, объединяющий представителей всех национальностей страны.

По переписи 1979 года считалось, что единая общность советский народ сплотила 123 частные общности, в т.ч. 36 наций, 32 народности, 37 национальных и 18 этнических групп.

Действительно, раньше советские лидеры занимались решением классового вопроса, как того требовала историческая действительность, поэтому процесс формирования принципиально новой сверхнации находился в стадии постепенного становления.

И сталинская конституция (которая была наиболее социально ориентирована) наглядно подчёркивает данный тезис, поскольку в конституции 1936 года СССР также назван государством рабочих и крестьян.

В брежневскую конституцию 1977 года впервые за всю советскую историю был внесён пункт о создании новой исторической общности. В преамбуле документа указывалось:

В СССР построено развитое социалистическое общество. Это — общество зрелых социалистических общественных отношений, в котором на основе сближения всех классов и социальных слоев, юридического и фактического равенства всех наций и народностей, их братского сотрудничества сложилась новая историческая общность людей — советский народ. Нарастающий процесс сближения наций пронизывает все сферы жизни нашего общества. Таков… замечательный итог ленинской национальной политики, таков наш опыт, всемирно-историческое значение которого бесспорно.

Забегая вперёд, следует сказать, что такое заявление было не только преждевременным, а, учитывая характер построенной к 1977 году государственности и её толпо-«элитарный» характер, — ещё и самохвальным.

Запад (Европа вне границ России, Белоруссии, Украины; Северная Америка, Австралия) — это множество наций-государств, принадлежащих одной из региональных цивилизаций планеты. Россия — это ещё одна региональная цивилизация многих народов, живущих в общем им всем государстве. По данным переписи 2002 года порядка 85% процентов россиян назвали себя русскими, и русский язык в этой цивилизации — один из её системообразующих факторов.

Последнее издревле нашло своё отражение в самом языке. Слово «русский» в древних текстах в большинстве случаев является определением земли (русская земля), а не людей, на этой земле проживающих. В качестве этнонима оно стало употребляться только в последние несколько веков. Причём ещё в начале ХХ века наряду с ним употреблялись этнонимы: великороссы, малороссы, белорусы, по отношению к которым слово «русский» выступало как обобщающее. Но в советские годы, слово «русский» было возведено в ранг национальности великороссов. И хотя этого многие не понимают по сию пору, такая подмена была направлена на уничтожение цивилизационной общности Руси. Хотя сама цивилизационная основа понятия «русский» никуда не делось, а сконцентрировалась в понятии советский народ.

И грамматически слово «русский» — прилагательное, что отличает его от прочих этнонимов, которые все без исключения — имена существительные. Т.е. слово «русский» характеризует не национальную общность людей, а цивилизационную общность разных народов. И потому оно органично применимо и к славянам, и к татарам, и к грузинам, и к калмыкам, и к представителям иных народов нашей региональной цивилизации, если им свойственен определённый смысл жизни, приверженность к общим идеалам. Об особенностях русской цивилизации читайте статью «Цивилизационная суть Руси-России и русский вариант глобализации» (http://newyouthpolicy.org/ru/articles-ru/242-russian-conception-of-globalization).

«Цивилизационная суть Руси-России и русский вариант глобализации» http://newyouthpolicy.org/ru/articles-ru/242-russian-conception-of-globalization

Понятие советский народ помогало формировать единство национальностей огромной территории. Вся огромная, многонациональная страна рассматривалась как одна единая семья и один единый народ. Можно понять советских идеологов, которые стремились уйти от национально окрашенных терминов и создали термин советский народ, однако что мешало им поднять термин русский на этот уровень?

Понятно, что они стремились создать новую культуру, но так или иначе за основу они брали уже существующую русскую культуру — именно русский язык стал государственным языком Советского Союза и языком международного общения.

Выросшая именно из русской культуры советская школа подключила детей и юношество всех народов СССР, к русской классической литературе.

А.С. Панарин (русский философ, политолог, публицист и общественный деятель, критик общества потребления, профессор МГУ, годы жизни: 1940 — 2003) пишет:

Юноши и девушки, усвоившие грамотность в первом поколении, стали читать Пушкина, Толстого, Достоевского — уровень, на Западе относимый к элитарному… Нация совершила прорыв к родной классике, воспользовавшись всеми возможностями нового идеологического строя: его массовыми библиотеками, массовыми тиражами книг, массовыми формами культуры, клубами и центрами самодеятельности, где «дети из народа» с достойной удивления самоуверенностью примеряли на себя костюмы байронических героев и рефлектирующих «лишних людей». Если сравнить это с типичным чтивом американского массового «потребителя культуры», контраст будет потрясающим… После этого трудно однозначно отвечать на вопрос, кто действительно создал новую национальную общность — советский народ: массово тиражируемая новая марксистская идеология или не менее массово тиражируемая и вдохновенно читаемая литературная классика.

Но дело не только в том, что школа служит инструментом передачи культурных ценностей, которые с детства связывают людей в народ. Она и воспитывает детей в системе норм человеческих отношений, которые служат важным механизмом созидания народа. В этом отношении советская школа резко отличалась от школ западного типа. И ядром советской культуры стала именно русская культура, то есть советский народ стал продолжением русского.

Другим агентом формирования советского народа стала Советская армия, через которую с 30-х годов пропускалась большая часть мужского населения (при том, что в армии было принято рассылать солдат в отдалённые от их «малой родины» места).

Полиэтническими поселениями стали в СССР крупные города, которые превратились в центры интенсивных межнациональных контактов.

Мощное объединяющее воздействие оказывали СМИ, задающие общую, а не разделяющую, идеологию и тип дискурса (языка, логики, художественных средств и ценностей).

Все этнические общности СССР были вовлечены в единое народное хозяйство. Оно изначально создавалось как экономическая система, которая позволила бы всем народам СССР избежать втягивания в капитализм как «общество принудительного и безумного развития».

Советская власть брала на себя очень большой пакет социальных обязательств. Отсюда — и бытующая у многих ностальгия по «тем временам».

Внутренняя система была коррумпирована гораздо меньше, чем сегодня, можно было добиться справедливости, в том числе и через суд.

При реализации проекта советский народ государство серьёзно поддерживало развитие национальных культур. При этом системообразующую роль русского народа никто не оспаривал. Вспомним знаменитую «победную» фразу Сталина 1945 года, когда человек грузинской национальности, возглавляющий страну, совершенно четко сказал:

Я пью за великий русский народ.

Об этом читайте статью «Сталин: «За здоровье русского народа!» http://inance.ru/2015/06/za-russkij-narod/

public-za-russkij-narodСталин: «За здоровье русского народа!» http://inance.ru/2015/06/za-russkij-narod/

Получается, что советские идеологи сами усложнили себе задачу. Ведь, несмотря на все их усилия, в 2002 году 85% населения России назвали себя русскими, хотя среди них можно найти и татар, и казахов, и евреев, и пр.

Конечно, следует учитывать специфику времени. На глазах мировой общественности, поставивший на большевистской России крест — вершилось чудо. Из рванья, грязи, голода, разрухи, но при этом с огромной веры в себя, в свою возможность права на лучшую жизнь творилось новое — новое общество, которое стремилось размежеваться со своим прошлым (в каком процессе не обошлось и без перегибов и идиотии — достаточно вспомнить лозунг «Сбросим Пушкина с корабля современности!»). Конечно, идеологи нового общества хотели всё делать по-новому, поэтому и страну назвали Советской Россией (но заметьте — Россией!) и народ назвали по аналогии — советским.

Политическим проектировщиком данной стратегии был Ленин. Мы его знаем преимущественно как политика, но до революции он больше был известен как учёный, социолог высокого класса уже с первой его работы. Он выступил первым проектировщиком СССР, вторым стал Иосиф Виссарионович Сталин, при котором начался реальный процесс формирования советского народа.

Сталинhttp://i1.wp.com/yakutiafuture.ru/wp-content/uploads/2015/12/8241cac4a8768e2cac0677e968041315589444.jpg?w=782

И.В. Сталин заявил в 1924 году:

Мы должны строить наше хозяйство так, чтобы наша страна не превратилась в придаток мировой капиталистической системы, чтобы она не была включена в общую систему капиталистического развития как её подсобное предприятие, чтобы наше хозяйство развивалось не как подсобное предприятие мировой капиталистической системы, а как самостоятельная экономическая единица, опирающаяся, главным образом, на внутренний рынок, опирающаяся на смычку нашей индустрии с крестьянским хозяйством нашей страны.

Смысл этой задачи пришёл в Россию не с марксизмом, он вызрел в русской крестьянской общине и был как раз отрицанием политэкономии марксизма, поэтому А. Грамши (итальянский философ, журналист и политический деятель, основатель и руководитель Итальянской коммунистической партии и теоретик марксизма) назвал Октябрьскую революцию «Революцией против «Капитала» — «Капитала» Маркса.

И ответ на этот вызов тоже вырабатывался не в трудах марксистских экономистов (они как раз считали, что велокороссам, башкирам, якутам и другим необходимо провариться в котле капитализма, атомизироваться и стать «пролетариями, не имеющими отечества» — чтобы затем участвовать в пролетарской революции).

Советское предприятие, по своему социально-культурному генотипу единое для всех народов СССР, стало микрокосмосом народного хозяйства в целом. Это — уникальная хозяйственная конструкция, созданная русскими рабочими из общинных крестьян, но свои классические этнические черты она приобрела в 30-е годы во время форсированной индустриализации всей страны. По типу этого предприятия и его трудового коллектива было устроено всё хозяйство СССР — как единый крестьянский двор. Семьёй в этом дворе и начал становится советский народ.

/800/600/https/g-a.d-cd.net//4b7fe6as-960.jpg

И.Сталин после того, как все основные рычаги власти к середине 1929 года оказываются у него в руках, публично, на пленуме ЦК, заявляет о неизбежности приближающейся войны и о категорической необходимости выработки и реализации мобилизационной стратегии.

Какие шаги он предпринимает?

Во-первых, Сталин, начинает и политически, и пропагандистски, и идеологически, и организационно создавать «культ народа». В той исторической ситуации это имело первостепенную важность. Нужна была новая опорная точка для качественно новой самоидентификации и консолидации разобщённого, расколотого общества. Начинает создаваться особое поле гравитации: само понятие «великий народ» приобретает личностное значение — «Мой личностный смысл жизни вдруг проясняется, когда я становлюсь частью великого народа».

Причём Сталин как большевик в данном случае под народом имел в виду, прежде всего, не этнонациональный компонент, а социально-политический цивилизационный смысл — большинство трудящихся любой национальности.

Во-вторых, если советский народ является «авангардом исторического процесса», то, соответственно, он должен реализовывать кардинально новый цивилизационный проект — построение, созидание принципиально нового типа общества и государства как примера для всего остального человечества. Это и есть грандиозное, великое «общее дело». То есть не просто тупая, многословная пропаганда по поводу некоего великого народа, а «общее дело», через реальность которого, через огромный труд, через то, что может увидеть, пощупать руками каждый, создаётся общее, единое целое.

В-третьих, такое авангардное созидание социализма возможно только как совместное творчество и сотворчество миллионов и десятков миллионов советских людей. И именно через это каждодневное сотворчество в «общем деле» миллионы людей постепенно и осознанно превращались в новую социально-политическую общность — советский народ.

Вот это уже очень важный и политический и методологический момент. Социализм для Сталина как идеологический идеал и практическая политическая цель отнюдь не являлся бюрократической игрой, чиновничьей показухой, бюрократической скукой, что произошло гораздо позднее, в 60-е и 70-е годы. Социализм являлся для него, прежде всего, каждодневным, совместным, творческим трудом абсолютного большинства советского народа, который приближал идеал справедливого общества — коммунизм (как этот идеал тогда называли). Причём таким трудом, в котором можно было найти и реализовать общенациональный, коллективный и личностный смысл жизни.

В-четвёртых, народ — это не статистический факт, а дух ответственности, именно как живое, жизненное состояние. Поэтому необходимо было в рамках реализации нового цивилизационного проекта сформировать новую систему взаимной ответственности, которая могла бы преодолеть групповое, коллективное, ведомственное, личностное стремление к обособлению (партикуляризм).

/800/600/http/nslovo.info//wp-content/uploads/2014/05/2014-05-08_05-59-10.jpg

Советский Союз стал действительным авангардом мирового развития, демонстрируя самые высокие темпы социально-экономического развития. Тогда не только «цены снижались», но и советский человек первым оказался в космосе. И в общем-то советский народ мог реально стать заменой наименованию цивилизационной общности — русские.

Но потом, на взлёте, новый советский народ был безжалостно предан. Не империалисты выиграли. Нет, в «элите» материальные ценности взяли верх над вечными. Их желания, к сожалению, у многих были достаточно тривиальными — стать новыми баринами — эксплуататорами:

Конечно, я (Чуев) бы сказал, он (Сталин) ему (Ворошилову) не вполне доверял. Почему? Ну, все мы, конечно, такие слабости имели — барствовать. Приучили — это нельзя отрицать. Всё у нас готовое, всё обеспечено. Вот он начинал барствовать. (Ф.И.Чуев, «Молотов: полудержавный властелин»)

Коммунизм с социализмом для них стали просто пропагандистскими клише, которые помогают рулить толпой «холопов», как и понятие «советский народ». Вот какой вывод делает этнолог С.В. Чешко, поэтому стоит привести обширную выдержку из его работы. Он пишет:

В последующие [после ХХII и ХХIII съездов КПСС] годы советские обществоведы много потрудились, чтобы придать этой идее облик глубокой научной концепции, но, по сути, лишь повторяли и перефразировали на все лады её изначальные формулировки. Если я не ошибаюсь, последний раз в официальных документах советский народ появился в резолюции сентябрьского 1989 года пленума ЦК КПСС, но лишь, так сказать, в назывном порядке, без каких-либо пояснений. В последнем документе КПСС, до её роспуска, проекте новой программы — эта идея вообще отсутствует. Она оказалась в числе прочих идеологем, отвергнутых или тихо забытых перестроечной партийной мыслью в результате давления политической конъюнктуры.

Сталинское определение нации было официально-научным определением в СССР и в послесталинские времена, хотя, приводя это определение или стилистически переработав его, на работу И.В.Сталина «Марксизм и национальный вопрос» после ХХ съезда КПСС в большинстве случаев не ссылались (кроме того она, как и все остальные произведения И.В.Сталина, не переиздавалась и была изъята из общего доступа в библиотеках). Собственно те же самые признаки нации, которые даёт И.В.Сталин в своём определении, приводятся и в современном школьном учебнике «обществознания» под редакцией Л.Н.Боголюбова (т. 2, «Человек и общество» — учебник для 10 — 11 классов, М., «Просвещение», изд. 8, 2003 г.), хотя они и не сведены в строгое определение термина «нация»: исторический характер образования наций (стр. 316, абзац 2), язык (там же, стр. 316, абзац 3), общность территории и экономическая связность (там же, стр. 316, абзац 5), общность культуры (там же, стр. 316, 317), в которой выражается и благодаря которой воспроизводится национальный характер в преемственности поколений (хотя вопрос о национальном характере и национальной психологии учебник оставляет в умолчаниях).

И если описать основные признаки новой советской «нации» над нациями — исторической общности, пользуясь определением нации И.В. Сталина, то:

Но в работе И.В.Сталина «Марксизм и национальный вопрос» в силу разных объективных и субъективных причин не рассмотрены темы, адекватное понимание которых необходимо для гармонизации национальных взаимоотношений во многонациональных обществах:

То обстоятельство, что отечественная социологическая наука до настоящего времени не осветила эту проблематику адекватно , — один из показателей того, что на протяжении всего прошедшего времени она графоманствует, паразитируя сначала на ленинско-сталинском идейном наследии, а после краха СССР — на буржуазно-либеральном общезападном идейном наследии, также не дающем основы для успеха политики гармонизации национальных взаимоотношений . Каковы причины этой устойчивой познавательно-творческой импотенции официальной науки — «выдающиеся умы» официальной социологии пусть подумают сами . Но вне зависимости от мнений по этому вопросу:

Отсутствие адекватного освещения упомянутой выше проблематики социологической наукой СССР — одна из причин, по которой процесс становления новой исторической общности, получившей название советский народ, прервался, а национальные конфликты в целенаправленном уничтожении СССР внешнеполитическими силами сыграли далеко не последнюю роль. И это же — одна из угроз территориальной целостности постсоветской России и благополучию её народов.

Изначально советский народ ставил перед собой не потребительские, а духовные цели. Строки известной советской песни 30х — «мы рождены, чтоб сказку сделать былью» — были не метафорой, а смыслом жизни. Советские люди жили, стремясь претворять лучшее в действительность, делая вчерашнюю сказку — сегодняшней былью.

Никто из мировых грандов не верил, что советский народ выживет в обстановке полной политической и экономической изоляции и лжи. Но он выжил. И не только выжил, но и победил, дав великий урок человечности всему миру.

Сегодня над этими словами доморощенные либералы смеются, говоря о репрессиях, раскулачивании и вводах войск. Но человечность тем и ценнее, что несмотря на все трудности, горести и зло, выпадающее на долю народную, народ не теряет в себе человека, не становится животным.

Быть представителем вида «Человек разумный» — большая честь и ответственность перед всей биосферой. А состоятся как Человек — ответственность вдвойне. Ибо быть и оставаться Человеком с большой буквы — есть ответственность перед иерархически наивысшим объемлющим управлением (для краткости будем называть — Всевышний). Дух вечен. А значит, человек берущий за основу своего бытия духовные ценности — имеет не просто жизнь, а вечную жизнь. Советский народ ощущал на себе бремя своей ответственности перед миром, показывая ему пример и морального облика и приоритета духовных ценностей перед материальными, несмотря на то, что официально был атеистическим.

Прошло уже 25 лет с момента разрушения СССР, но больше половины опрошенных россиян (64%) проголосовали бы за сохранение СССР в случае проведения референдума на эту тему. Такие данные следуют из опроса, проведённого Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и опубликованного в марте 2016 года на сайте организации.

Спустя 25 лет после проведения референдума о сохранении СССР (17 марта 1991 года) большинство граждан вновь выразили готовность дать утвердительный ответ, так как всё больше наступает понимание, что потеряли жители великой державы с её распадом. Вот что сказал Президент России Владимир Путин:

В результате распада СССР 25 миллионов этнических русских оказались за рубежом помимо своей воли, и в одночасье русский народ оказался самым большим разделённым народом в мире, и это, безусловно, трагедия (http://tass.ru/politika/2742963).

Сама стратегия единения в общности, большей чем любая национальная, никуда не делась, она лишь изменила форму:

Самоопределение русского народа — это полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром. И этот выбор русский народ подтверждал раз за разом — и не на плебисцитах и референдумах, а кровью. Всей своей тысячелетней историей… Мы будем укреплять наше «историческое государство», доставшееся нам от предков. Государство-цивилизацию, которое способно органично решать задачу интеграции различных этносов и конфессий (статья В.В. Путина «Россия: национальный вопрос» (http://surkov.info/statya-putina-rossiya-nacionalnyj-vopros/).

Сегодня русские снова стали обозначением цивилизационной принадлежности, сменили на посту советский народ. Это значит, что указанные выше вопросы необходимо разрешить ко благу всех народов, составляющих многонациональный русский народ.

Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:

Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance

Вступайте в группу Вконтакте: http://vk.com/inance_ru,

Жмите «Нравится!» в группе Facebook: http://www.facebook.com/inance.ru

И делайте регулярные перепосты.

Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.

Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту [email protected]

Благодарим Вас за сотрудничество!

Что скрепляло советский народ?(http://www.contrtv.ru/common/2038/)

Становление советского народа. Главные условия.(http://maxpark.com/community/5134/content/1846432)

Становление советского народа(http://velizary.hop.ru/page00030.htm)

Забытый проект советского народа(http://zavtra.ru/content/view/zabyityij-proekt-sovetskogo-naroda-2/)

Нациестроительство: трудности постсоветской России(http://centero.ru/chair/natsiestroitelstvo-trudnosti-postsovetskoj-rossii)

Советский человек, как образ духовного человека(http://www.kprf.org/showthread.php?t=10319)

Проект Сталина: народ-победитель(http://yakutiafuture.ru/2015/12/29/proekt-stalina-narod-pobeditel/)

inance.ru

Советский народ не ушёл в прошлое, а растворился в русском будущем…

Устойчивость многонационального советского государства — СССР и общества во многом зависела от прочности межнациональных отношений. Их регулировала национальная политика партии и правительства. Программа КПСС 1961 года поставила задачу обеспечить в процессе строительства материально-технической базы коммунизма ускоренное сближение и слияние советских наций и народностей в новую историческую общность — советский народ.

ХХIV (1971) и ХХV(1976) съезды КПСС, Конституция СССР 1977 года провозглашали положение о том, что в СССР уже сформировалась новая историческая общность людей —многонациональный советский народ. Такое заявление было преждевременным.

В данной статье рассмотрим, как появилась стратегия создания советского народа, каковы её корни, а также, что реально скрепляло советский народ и каково его будущее.

«Единство, — возвестил оракул наших дней, —Быть может спаянно железом лишь и кровью…»Но мы попробуем спаять его любовью, —А там увидим, что прочней…

Ф.И.Тютчев

Термин «советский народ» начал широко использоваться для обозначения населения СССР в 1930-е годы (например, упоминается в песне 1938 года В.И. Лебедева-Кумача «Если завтра война», в передовице газеты «Правда» от 21 декабря 1939 года «Родной Сталин», многочисленных советских произведениях, приказах И. В. Сталина). Однако вплоть до начала 1960-х понятие не несло нагрузки идеологического клише.

В 1961 году, выступая на XXII съезде КПСС, Н.С. Хрущёв самонадеянно провозгласил:

В СССР сложилась новая историческая общность людей различных национальностей, имеющих общие характерные черты — советский народ.

30 марта 1971 года Леонид Брежнев тоже провозгласил формирование новой исторической общности — советского народа.

public-tsitaty-new-breznew

Конечно, сам термин «советский народ» неоднократно использовался в советские времена и раньше, особенно часто в предвоенные годы и годы войны. Однако использовался он в другом контексте: как население страны, а не как наднациональный конструкт, объединяющий представителей всех национальностей страны.

По переписи 1979 года считалось, что единая общность советский народ сплотила 123 частные общности, в т.ч. 36 наций, 32 народности, 37 национальных и 18 этнических групп.

Действительно, раньше советские лидеры занимались решением классового вопроса, как того требовала историческая действительность, поэтому процесс формирования принципиально новой сверхнации находился в стадии постепенного становления.

И сталинская конституция (которая была наиболее социально ориентирована) наглядно подчёркивает данный тезис, поскольку в конституции 1936 года СССР также назван государством рабочих и крестьян.

В брежневскую конституцию 1977 года впервые за всю советскую историю был внесён пункт о создании новой исторической общности. В преамбуле документа указывалось:

В СССР построено развитое социалистическое общество. Это — общество зрелых социалистических общественных отношений, в котором на основе сближения всех классов и социальных слоев, юридического и фактического равенства всех наций и народностей, их братского сотрудничества сложилась новая историческая общность людей — советский народ. Нарастающий процесс сближения наций пронизывает все сферы жизни нашего общества. Таков… замечательный итог ленинской национальной политики, таков наш опыт, всемирно-историческое значение которого бесспорно.

Забегая вперёд, следует сказать, что такое заявление было не только преждевременным, а, учитывая характер построенной к 1977 году государственности и её толпо-«элитарный» характер, — ещё и самохвальным.

Запад (Европа вне границ России, Белоруссии, Украины; Северная Америка, Австралия) — это множество наций-государств, принадлежащих одной из региональных цивилизаций планеты. Россия — это ещё одна региональная цивилизация многих народов, живущих в общем им всем государстве. По данным переписи 2002 года порядка 85% процентов россиян назвали себя русскими, и русский язык в этой цивилизации — один из её системообразующих факторов.

Последнее издревле нашло своё отражение в самом языке. Слово «русский» в древних текстах в большинстве случаев является определением земли (русская земля), а не людей, на этой земле проживающих. В качестве этнонима оно стало употребляться только в последние несколько веков. Причём ещё в начале ХХ века наряду с ним употреблялись этнонимы: великороссы, малороссы, белорусы, по отношению к которым слово «русский» выступало как обобщающее. Но в советские годы, слово «русский» было возведено в ранг национальности великороссов. И хотя этого многие не понимают по сию пору, такая подмена была направлена на уничтожение цивилизационной общности Руси. Хотя сама цивилизационная основа понятия «русский» никуда не делось, а сконцентрировалась в понятии советский народ.

И грамматически слово «русский» — прилагательное, что отличает его от прочих этнонимов, которые все без исключения — имена существительные. Т.е. слово «русский» характеризует не национальную общность людей, а цивилизационную общность разных народов. И потому оно органично применимо и к славянам, и к татарам, и к грузинам, и к калмыкам, и к представителям иных народов нашей региональной цивилизации, если им свойственен определённый смысл жизни, приверженность к общим идеалам. Об особенностях русской цивилизации читайте статью «Цивилизационная суть Руси-России и русский вариант глобализации» (http://newyouthpolicy.org/ru/articles-ru/242-russian-conception-of-globalization).

Понятие советский народ помогало формировать единство национальностей огромной территории. Вся огромная, многонациональная страна рассматривалась как одна единая семья и один единый народ. Можно понять советских идеологов, которые стремились уйти от национально окрашенных терминов и создали термин советский народ, однако что мешало им поднять термин русский на этот уровень?

Понятно, что они стремились создать новую культуру, но так или иначе за основу они брали уже существующую русскую культуру — именно русский язык стал государственным языком Советского Союза и языком международного общения.

Выросшая именно из русской культуры советская школа подключила детей и юношество всех народов СССР, к русской классической литературе.

А.С. Панарин (русский философ, политолог, публицист и общественный деятель, критик общества потребления, профессор МГУ, годы жизни: 1940 — 2003) пишет:

Юноши и девушки, усвоившие грамотность в первом поколении, стали читать Пушкина, Толстого, Достоевского — уровень, на Западе относимый к элитарному… Нация совершила прорыв к родной классике, воспользовавшись всеми возможностями нового идеологического строя: его массовыми библиотеками, массовыми тиражами книг, массовыми формами культуры, клубами и центрами самодеятельности, где «дети из народа» с достойной удивления самоуверенностью примеряли на себя костюмы байронических героев и рефлектирующих «лишних людей». Если сравнить это с типичным чтивом американского массового «потребителя культуры», контраст будет потрясающим… После этого трудно однозначно отвечать на вопрос, кто действительно создал новую национальную общность — советский народ: массово тиражируемая новая марксистская идеология или не менее массово тиражируемая и вдохновенно читаемая литературная классика.

Но дело не только в том, что школа служит инструментом передачи культурных ценностей, которые с детства связывают людей в народ. Она и воспитывает детей в системе норм человеческих отношений, которые служат важным механизмом созидания народа. В этом отношении советская школа резко отличалась от школ западного типа. И ядром советской культуры стала именно русская культура, то есть советский народ стал продолжением русского.

Другим агентом формирования советского народа стала Советская армия, через которую с 30-х годов пропускалась большая часть мужского населения (при том, что в армии было принято рассылать солдат в отдалённые от их «малой родины» места).

Полиэтническими поселениями стали в СССР крупные города, которые превратились в центры интенсивных межнациональных контактов.

Мощное объединяющее воздействие оказывали СМИ, задающие общую, а не разделяющую, идеологию и тип дискурса (языка, логики, художественных средств и ценностей).

Все этнические общности СССР были вовлечены в единое народное хозяйство. Оно изначально создавалось как экономическая система, которая позволила бы всем народам СССР избежать втягивания в капитализм как «общество принудительного и безумного развития».

Советская власть брала на себя очень большой пакет социальных обязательств. Отсюда — и бытующая у многих ностальгия по «тем временам».

Внутренняя система была коррумпирована гораздо меньше, чем сегодня, можно было добиться справедливости, в том числе и через суд.

При реализации проекта советский народ государство серьёзно поддерживало развитие национальных культур. При этом системообразующую роль русского народа никто не оспаривал. Вспомним знаменитую «победную» фразу Сталина 1945 года, когда человек грузинской национальности, возглавляющий страну, совершенно четко сказал:

Я пью за великий русский народ.

Об этом читайте статью «Сталин: «За здоровье русского народа!» http://inance.ru/2015/06/za-russkij-narod/

Получается, что советские идеологи сами усложнили себе задачу. Ведь, несмотря на все их усилия, в 2002 году 85% населения России назвали себя русскими, хотя среди них можно найти и татар, и казахов, и евреев, и пр.

Конечно, следует учитывать специфику времени. На глазах мировой общественности, поставивший на большевистской России крест — вершилось чудо. Из рванья, грязи, голода, разрухи, но при этом с огромной веры в себя, в свою возможность права на лучшую жизнь творилось новое — новое общество, которое стремилось размежеваться со своим прошлым (в каком процессе не обошлось и без перегибов и идиотии — достаточно вспомнить лозунг «Сбросим Пушкина с корабля современности!»). Конечно, идеологи нового общества хотели всё делать по-новому, поэтому и страну назвали Советской Россией (но заметьте — Россией!) и народ назвали по аналогии — советским.

Политическим проектировщиком данной стратегии был Ленин. Мы его знаем преимущественно как политика, но до революции он больше был известен как учёный, социолог высокого класса уже с первой его работы. Он выступил первым проектировщиком СССР, вторым стал Иосиф Виссарионович Сталин, при котором начался реальный процесс формирования советского народа.

И.В. Сталин заявил в 1924 году:

Мы должны строить наше хозяйство так, чтобы наша страна не превратилась в придаток мировой капиталистической системы, чтобы она не была включена в общую систему капиталистического развития как её подсобное предприятие, чтобы наше хозяйство развивалось не как подсобное предприятие мировой капиталистической системы, а как самостоятельная экономическая единица, опирающаяся, главным образом, на внутренний рынок, опирающаяся на смычку нашей индустрии с крестьянским хозяйством нашей страны.

Смысл этой задачи пришёл в Россию не с марксизмом, он вызрел в русской крестьянской общине и был как раз отрицанием политэкономии марксизма, поэтому А. Грамши (итальянский философ, журналист и политический деятель, основатель и руководитель Итальянской коммунистической партии и теоретик марксизма) назвал Октябрьскую революцию «Революцией против «Капитала» — «Капитала» Маркса.

И ответ на этот вызов тоже вырабатывался не в трудах марксистских экономистов (они как раз считали, что велокороссам, башкирам, якутам и другим необходимо провариться в котле капитализма, атомизироваться и стать «пролетариями, не имеющими отечества» — чтобы затем участвовать в пролетарской революции).

Советское предприятие, по своему социально-культурному генотипу единое для всех народов СССР, стало микрокосмосом народного хозяйства в целом. Это — уникальная хозяйственная конструкция, созданная русскими рабочими из общинных крестьян, но свои классические этнические черты она приобрела в 30-е годы во время форсированной индустриализации всей страны. По типу этого предприятия и его трудового коллектива было устроено всё хозяйство СССР — как единый крестьянский двор. Семьёй в этом дворе и начал становится советский народ.

И.Сталин после того, как все основные рычаги власти к середине 1929 года оказываются у него в руках, публично, на пленуме ЦК, заявляет о неизбежности приближающейся войны и о категорической необходимости выработки и реализации мобилизационной стратегии.

Какие шаги он предпринимает?

Во-первых, Сталин, начинает и политически, и пропагандистски, и идеологически, и организационно создавать «культ народа». В той исторической ситуации это имело первостепенную важность. Нужна была новая опорная точка для качественно новой самоидентификации и консолидации разобщённого, расколотого общества. Начинает создаваться особое поле гравитации: само понятие «великий народ» приобретает личностное значение — «Мой личностный смысл жизни вдруг проясняется, когда я становлюсь частью великого народа».

Причём Сталин как большевик в данном случае под народом имел в виду, прежде всего, не этнонациональный компонент, а социально-политический цивилизационный смысл — большинство трудящихся любой национальности.

Во-вторых, если советский народ является «авангардом исторического процесса», то, соответственно, он должен реализовывать кардинально новый цивилизационный проект — построение, созидание принципиально нового типа общества и государства как примера для всего остального человечества. Это и есть грандиозное, великое «общее дело». То есть не просто тупая, многословная пропаганда по поводу некоего великого народа, а «общее дело», через реальность которого, через огромный труд, через то, что может увидеть, пощупать руками каждый, создаётся общее, единое целое.

В-третьих, такое авангардное созидание социализма возможно только как совместное творчество и сотворчество миллионов и десятков миллионов советских людей. И именно через это каждодневное сотворчество в «общем деле» миллионы людей постепенно и осознанно превращались в новую социально-политическую общность — советский народ.

Вот это уже очень важный и политический и методологический момент. Социализм для Сталина как идеологический идеал и практическая политическая цель отнюдь не являлся бюрократической игрой, чиновничьей показухой, бюрократической скукой, что произошло гораздо позднее, в 60-е и 70-е годы. Социализм являлся для него, прежде всего, каждодневным, совместным, творческим трудом абсолютного большинства советского народа, который приближал идеал справедливого общества — коммунизм (как этот идеал тогда называли). Причём таким трудом, в котором можно было найти и реализовать общенациональный, коллективный и личностный смысл жизни.

В-четвёртых, народ — это не статистический факт, а дух ответственности, именно как живое, жизненное состояние. Поэтому необходимо было в рамках реализации нового цивилизационного проекта сформировать новую систему взаимной ответственности, которая могла бы преодолеть групповое, коллективное, ведомственное, личностное стремление к обособлению (партикуляризм).

Советский Союз стал действительным авангардом мирового развития, демонстрируя самые высокие темпы социально-экономического развития. Тогда не только «цены снижались», но и советский человек первым оказался в космосе. И в общем-то советский народ мог реально стать заменой наименованию цивилизационной общности — русские.

Но потом, на взлёте, новый советский народ был безжалостно предан. Не империалисты выиграли. Нет, в «элите» материальные ценности взяли верх над вечными. Их желания, к сожалению, у многих были достаточно тривиальными — стать новыми баринами — эксплуататорами:

graqdanin.livejournal.com

Советский народ: национальность в СССР.

Количество просмотров публикации Советский народ: национальность в СССР. - 33

Одним из главных вопросов, оказавшихся неразрешимыми и, следовательно, роковыми для Советской власти, стал национальный вопрос. И это несмотря на декларируемое равенство всœех национальностей и народов, входивших в Советский Союз, несмотря на растиражированное советской пропагандой положение о появлении в СССР новой исторической общности - советского народа. Апофеозом становления данной концепции стал доклад Генерального секретаря ЦК КПСС Ю.В. Андропова, посвященный 60-летнему юбилею образования СССР. Именно данный доклад Андропова содержал тезис об окончательном формировании такой общности, что было несколько странным. Андропов слыл марксистом-теоретиком. Он, как "диалектик", должен был понимать, что окончательный этап формирования означает первый этап разложения!

Собственно говоря, концепция новой общности и нового человека разрабатывалась советскими идеологами давно, начиная с 1920-х гᴦ. Для чего проводились опыты по скрещиванию человека и обезьяны, создавались банки спермы выдающихся революционеров и т.п. В корне этих действий лежал идеологический мотив. Известный тезис Маркса о Фейербахе трактовался русскими коммунистами настолько примитивно, что подобные опыты рассматривались как вещь необходимая для формирования человека нового типа, качественно отличного от человека старого, буржуазного типа.

Дело в том, что построение социализма, а тем более и коммунизма, по мысли Энгельса, должно было сопровождаться не менее чудесным превращением человека - строителя этого самого коммунизма. Человек должен был стать новым в буквальном смысле. Этот homo novus мыслился как действительный венец творения, полный и безраздельный хозяин истории, поскольку он в ходе строительства коммунизма овладевал законами природы. Овладение этими законами означало "скачок человечества из царства крайне важно сти в царство свободы". Иными словами, в новых условиях общественного производства человек испытает на себе влияние новых факторов, способных изменить его природу - сознание - настолько, насколько это крайне важно соответствует целям самого изменения. Эта простейшая дарвинистская идея механистической эволюции, как полагали большевики, являлась ключом к "перековке" человека в новый тип. Тип, сознательно считающий, что условия, в которые он поставлен, есть единственно правильные условия.

При этом действенным фактором этой перековки не стали новые общественные формы труда, поскольку, как свидетельствуют исследования современных экономистов, в СССР так и не было создано действительно социалистических форм хозяйствования, а всœе время функционировала система сверхмонополизированного государственного капитализма. Здесь можно вспомнить малоизвестный факт: Советская Россия оказалась единственной страной в мире, официально воздвигшей памятник Иуде Искариоту <1>. Большевики посчитали, что он является первым революционером на земле, как-никак восстал против авторитета самого Бога! Насилие над религией, верой людей, извращение простых человеческих истин, переписывание истории, физическое уничтожение несогласных - всœе это и многое другое составляло содержание политики коммунистов по взращиванию гомункулуса социализма.

--------------------------------

<1> Гипсовый истукан был поставлен в ᴦ. Свияжске. По сохранившимся описаниям видно, что памятник представлял собой фигуру человека с искаженным не то от злобы, не то от страха лицом, обращенным к небесам. Характерен был и жест этого изваяния, правой рукой оно не то грозило, не то защищалось от них.

Нельзя сказать, что эта политика оказалась безрезультатной. В конце концов большевикам удалось создать некий тип социетарности, который преподносился как отличительный тип советского человека от типа западного человека. В корне этого типа лежало такое понятие коммунальности, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ в принципе исключало, по крайней мере не приветствовало, развитие индивидуальных, субъективных черт человеческой личности. Даже быт, семейные отношения становились объектом пристального общественного внимания. Этот тип коммунальности напоминал ту казарму, которую с таким блеском описывал еще Платон, а вслед за ним и утописты в своих произведениях. Тем не менее говорить, что подобная ориентализация населœения европейской в общем-то страны увенчалась успехом, о чем твердят либералы, выдумавшие с этой целью особо уничижительный термин "совок", не приходится.

Самым мощным препятствием на пути воплощения мечты о новой исторической общности людей оказался банальный национализм. Сам Советский Союз, построенный на национально-государственных принципах, ежедневно, можно сказать, провоцировал неприятие советского типа коммунальности. Решение национального вопроса в СССР преподносилось как полное и всœестороннее развитие наций и народов, его населяющих. При этом для коммунизма как глобального проекта национальное является одним из главных препятствий на пути собственной реализации, для него характерно изживание национального и замена его эвфемизмами типа "социалистическая нация". Это означает, что национальное как отличительная особенность должно служить не своей сущностной цели - быть отличительным знаком и т.п., а целям строительства этого самого коммунизма. Но поскольку цель коммунизма и цель национального суть разные вещи, их синтез невозможен. Из этого противоречия рождалось главное препятствие на пути становления советского народа. Создание социалистических наций означало по сути скрытую, но весьма примитивную политику их русификации.

Обычно в данном грехе обвинялся "проклятый царизм". Но "проклятый царский режим" в своих попытках не шел никогда дальше школьной реформы и поддержки употребления в системе администрации одного государственного языка. Этого требует банальный рационализм бюрократического управления. Нелœепо выглядит армия, команды в которой издаются на нескольких языках. Русификация по-советски означала нечто совершенно иное. Она означала прививание нациям и народам системы мировоззрения и жизни, чуждой им. В истинном своем смысле это не была русификация, просто люди, ее насаждавшие, говорили по-русски, это была коммунализация по-советски этих народов. Когда людям указывали, как и во что им верить, как одеваться, как думать, что делать и т.п. Русский народ (великороссы) оказался в данном смысле такой же жертвой русификации.

Вторжения и насилия над собственным внутренним духовным миром не прощает никто. Ответная реакция не заставила себя ждать. Репрессивные органы советской власти всœе время ее существования регистрировали факты проявления националистического подполья во всœех республиках, особое внимание при этом уделялось русским националистическим движениям, представлявшим самую главную угрозу для коммунистического режима.

Советский тип равенства - равенства наций и народов, на делœе означавший уравнивание заведомо неравных субъектов, ничего, кроме озлобленности, вызвать не моᴦ. Весьма показательна в этой связи эпидемия подсчетов, "кто кого кормит" и "кто кому должен", охватившая союзные республики в последние годы перестройки. Большевики, одним словом, упустили из виду главное, на чем зиждется любая здравая национальная политика в многонациональном государстве. Она зиждется на привилегии, дарованной нации или народу. Это очень хорошо было видно на примере национальной политики Российской империи, которая распалась не из-за национальных противоречий, а из-за прихода большевиков к власти! Советский Союз как антиимперия был органически не способен к реализации этого единственно животворящего принципа в отношении собственного населœения.

Национальность в СССР (знаменитая пятая графа в паспорте), таким образом, являлась своеобразным проклятием для ее носителя.

referatwork.ru

Научный коммунизм

← Собственность: сближение и слияние ее форм ← | ↑ К оглавлению ↑ | → Советы →

Советский народ —

новая историческая, социальная и интернациональная общность людей, возникшая в СССР на основе победы социализма, преодоления классовых и национальных антагонизмов, сближения различных классов, социальных групп, наций и народностей в результате построения развитого социалистического общества и утверждения теснейшего, нерушимого единства всех классов и социальных слоев, всех наций и народностей, гармонических отношений между ними. Это — социалистический союз, своего рода социальный сплав всех трудящихся нашей страны, имеющих общую Родину — Союз ССР, общее мировоззрение — марксизм-ленинизм, общую цель — коммунизм. Образование исторически новой социальной и интернациональной общности — С. н. означает, что решающее значение у нас постепенно приобретают общие, не зависящие от социальных и национальных различий черты поведения, характера, мировоззрения советских людей.

Экономическую основу С. н. составляют общественная социалистическая собственность на средства производства и плановое народное хозяйство в масштабах всей страны. Экономика СССР — единый высокоразвитый народнохозяйственный комплекс, представляющий собой прочную материальную основу дальнейшего упрочения социального и интернационального единства С. н. С. н. характеризуется однотипностью социальной структуры развитого социалистического общества и неуклонно усиливающейся его социальной однородностью. Политической основой С. н. является единое Советское социалистическое многонациональное общенародное государство — общее для представителей всех советских наций и народностей социалистическое Отечество. Государственно-правовой формой служит советская союзная федерация — Союз Советских Социалистических Республик, олицетворяющий государственное единство С. н.

Формирование С. н. — длительный, сложный и многогранный процесс, включающий два основных этапа: переходный период от капитализма к социализму, в рамках которого создаются важнейшие предпосылки и основы новой исторической общности, и период построения развитого социализма, когда происходит непосредственное становление этой общности. На различных этапах развития советского общества понятие С. н. имело неодинаковое содержание. До победы социализма оно отражало главным образом государственное объединение трудящихся нашей страны в рамках Советской власти и на основе ее принципов, опиравшееся прежде всего на политическое сознание передовых рабочих во главе с коммунистами. Победа социализма создала основу единства всего общества, ибо теперь за этим понятием стояло общество трудящихся, состоящее только из однотипных социалистических классов и наций. В условиях развитого социализма речь идет о С. н. как исторически новой общности людей. Это отражает качественно новый уровень единства и сплоченности советского общества, когда неуклонно и интенсивно расширяются и приобретают все большее значение общие черты советских людей, не зависящие от их социальной и национальной принадлежности.

С. н. является исторически новым типом общности людей, потому что, во-первых, это — общность по своей природе социалистическая, порожденная новой формацией, возникшая как закономерный результат социалистического преобразования всех классов и наций, всех сторон общественной жизни на внутренне присущих социализму началах коллективизма и интернационализма. Во-вторых, С. н. — общность более широкая, чем отдельный класс или нация, т. е. межклассовая и межнациональная (многонациональная, интернациональная) общность. В-третьих, С. н. характеризуется невиданной в истории глубиной, устойчивостью и прочностью социальных (межклассовых, межнациональных и межличностных) связей, определяемых единством коренных целей и интересов входящих в эту общность классов, наций, людей. В-четвертых, образование С. н. — это качественно новый этап на пути осуществления коммунистического идеала единого человечества, не знающего ни классовых, ни национальных различий.

С. н. — это органическое единство и гармоническое сочетание общего, всенародного, интернационального и особенного, специфически классового, национального при ведущей роли общесоветского, интернационального. Поэтому образование этой общности неправильно рассматривать как исчезновение классов и достижение полной социальной однородности общества или как слияние наций и образование «единой советской нации». При обсуждении проекта Конституции СССР указывалось на ошибочность понимания С. н. как единой советской нации.

Важнейшей и наиболее общей закономерностью развития С. н. является дальнейшее упрочение его монолитного социального и интернационального единства. В основе этого лежат неуклонно прогрессирующие процессы сближения всех классов и социальных групп советского общества, усиление его социальной однородности (см. Стирание социально-классовых различий, Социально-политическое и идейное единство общества) и интернационализация всех сторон жизни советских наций и народностей (см. Национальные отношения при социализме, Дружба народов).

Интернационализация всех сторон жизни советских наций и народностей — закономерный прогрессивный процесс, вытекающий прежде всего из материальных условий строительства социализма и коммунизма в многонациональной стране. Огромный объем задач, решаемых в процессе строительства социализма и особенно коммунизма, быстрый рост производительных сил, все более перерастающих рамки отдельных национальных районов, небывалые масштабы сооружаемых объектов, социалистическое разделение труда и другие факторы определяют объективную необходимость углубления и расширения сотрудничества и взаимопомощи всех советских наций и народностей, объединения их творческих усилий, материальных и трудовых ресурсов в решении общенародных задач. Усиление подвижности населения приводит к росту его многонациональности во всех советских национальных республиках и областях.

Преданность делу коммунизма, советский патриотизм и социалистический интернационализм, высокая трудовая и общественно-политическая активность, социалистический коллективизм и товарищеская взаимопомощь, непримиримость к эксплуатации и угнетению, к национальной и расовой неприязни, к врагам мира, дружбы и свободы народов, классовая солидарность с трудящимися всех стран — таков далеко не полный перечень важнейших общих черт духовного облика советских людей. Советским людям не чуждо чувство национальной гордости. Но это чувство не ограничено у них узкими рамками лишь своей нации, оно значительно шире и глубже, ибо включает в себя прежде всего чувство любви и гордости за общую многонациональную социалистическую Родину.

Становление бесклассовой структуры советского общества, осуществление общенародной по своему характеру политики КПСС ведет к дальнейшему упрочению единства, сплоченности С. н. На примере С. н. видны закономерности и пути постепенного стирания классовых и национальных различий. Путь к единому бесклассовому и безнациональному коммунистическому человечеству лежит не через механическое отбрасывание классовых и национальных форм общественной жизни, а через полное использование их потенциальных возможностей, через всемерное раскрытие и синтез на высшем уровне всего того лучшего и прогрессивного, что присуще каждому классу, каждой нации. Этот процесс не имеет ничего общего ни с социальной нивелировкой, ни с денационализацией общественной жизни, как нередко изображается он в кривом зеркале буржуазной и ревизионистской пропаганды. С. н. — одна из переходных общностей к будущей мировой, общечеловеческой общности в условиях победы коммунизма.

← Собственность: сближение и слияние ее форм ← | ↑ К оглавлению ↑ | → Советы →

tapemark.narod.ru

Русский народ и проблемы формирования советской исторической общности 1930-е гг

Далее в сталинском письме подчеркивалось, что русская история, внешняя политика правителей России «со всеми ее мерзостями и грязью вовсе не составляла монополии русских царей... Завоевательная политика также присуща — не в меньшей, если не в большей степени — королям и дипломатам всех стран Европы». (Это, помимо всего прочего, имеет непосредственное отношение и к известному тезису Покровского об «абсолютном зле» в истории, и к положению о России как «тюрьме народов», в сравнении с которой многие страны Запада по результатам их многовековой национальной политики заслуживают наименования «кладбища народов».)

Самым же неприятным для всех ультраинтернационалистов было обвинение Сталиным Энгельса в обыкновеннейшем немецком национализме, ибо в письме на имя Августа Бебеля в 1891 году он прямо утверждал, что грядущую войну буржуазной Германии с царской Россией следует рассматривать не империалистической, не грабительской, не антинародной, а освободительной. «Победа Германии, — писал Ф. Энгельс, — есть, стало быть, победа революции... Если Россия начнет войну, — вперед на русских и их союзников, кто бы они ни были!» (Большевик. 1941. № 9).

Развенчание одного из классиков, без сомнения, было явным признаком отхода от некритического ультраинтернационализма, безраздельно властвовавшего над умами главных идеологов в СССР. Имя Маркса, не скрывавшего неприязни к России и славянским народам, тогда названо не было. Ценный обзор замалчивавшихся работ К. Маркса, исполненных такой неприязнью, выполнен историком русского зарубежья Н. И. Ульяновым (1969). Одна из таких работ К. Маркса «Разоблачения дипломатической истории ХVIII века» впервые полностью на русском языке опубликована только под занавес «перестройки» (Вопросы истории. 1989. № 1—4).

Почему бухаринская трактовка общности советских людей была не принята властью. Реакция на реабилитацию понятий «родина» и «патриотизм» в СССР тоже была неоднозначной. Два года спустя после издания знаменитой правдинской статьи «За родину!» заведующий отделом печати и издательств ЦК ВКП(б) Б. М. Таль вынужден был дать жесткую установку тогдашним СМИ: «Кое-кто думает еще, что слово “патриотизм” — не наше слово, что оно не сочетается со словом “советский”. Это — глубочайшая ошибка, которую должна рассеять наша печать».

Одну из важнейших ролей в исправлении подобных «ошибок» и в утверждении новых советских идеологем должен был, видимо, сыграть Н. И. Бухарин. В феврале 1934 года он получил назначение на пост ответственного редактора газеты «Известия» и контролировал ее вплоть до августа 1936 года (официально числился редактором до 16 января 1937 г.). Будучи арестованным, писал Сталину 10 декабря 1937 года, что «в связи с предвоенным временем» ему стала вполне понятной «большая и смелая политическая идея генеральной чистки» от всех «а) виновных, в) подозрительных и с) потенциально подозрительных». Страстно желая остаться среди чистящих, Бухарин соглашался быть высланным в Америку, уверял, что проведет там «кампанию по процессам, вел бы смертельную войну против Троцкого… вел бы это дело с большим размахом и прямо с энтузиазмом». За период редакторства «Известий» Бухарин поместил на страницах газеты немало своих статей, напрямую связанных с осмыслением изменений в жизни советского государства и общества, с сущностью рожденных социализмом «новых форм общежития», с выработкой новой национально-государственной идеологии.

Уже в одной из первых публикаций нового ответственного редактора читателей «Известий», в том числе и оппонентов из «Социалистического вестника» и «Бюллетеня оппозиции» (а главное, их возможных сторонников в СССР), заверяли, что СССР остается государством, в котором пролетариат впервые обрел «свое отечество», сиречь «свою пролетарскую родину». Процесс рождения последней предлагалось рассматривать как процесс завоевания пролетарского отечества и борьбы за государственную власть, сопровождающиеся «крупнейшими перегруппировками классов и огромными идеологическими сдвигами». Само понятие родины наполнялось при этом конкретным и все более многообразным содержанием. Бухарин предлагал различать сначала «идею» пролетарской родины, потом ее «первые исторические наброски», затем «первые фазы ее реального развития» и, наконец, социалистическую родину как «огромный полнокровный организм». Вместе с тем автор успокаивал не в меру огорченных приверженцев старых догм, заверяя, что любовь к родине, равно как и советский патриотизм, «не есть зоологический расизм, шовинистическое мракобесие, глупая национальная ограниченность и тупоумие буржуазных патриотов. Это есть любовь к труду, культуре, историческому будущему человечества, любовь к самым благородным идеям века». Главное — «советский патриотизм есть доблесть всего международного пролетариата, который хочет победить и который победит наверняка» (Известия. 1934. 6 июля).

Новое соотношение сил, возникшее с появлением на международной арене гитлеровского политического режима, стало основой бухаринского прогноза развертывания последующих событий планетарного масштаба. Ответ на вопрос, каким будет мир, для Бухарина не представлялся сложным и был дан в характерном для автора трагедийно-оптимистическом духе. Он писал, что «сейчас претендентами на власть, окончательную победу являются лишь фашизм и коммунизм». Либерально-демократические силы всех видов виделись им как находящиеся в положении наименьшего исторического «благоприятствования». Победа коммунизма в предстоящей «циклопической борьбе гигантов» не вызывала у автора никакого сомнения. «СССР не боится войны, — заявлял Бухарин, возвращаясь к этому вопросу некоторое время спустя. — Не боится постольку и в том смысле, что считает свою победу обеспеченной. <...> Великие завоевания социалистической страны, сплоченность народных масс, единство партии, качества великолепного руководства сыграют свою решающую роль». В случае если дело дойдет до войны, то стареющий капитализм никак не сможет выиграть сражение. После же того как «засияет красная звезда по всей земле», по уверениям Бухарина, «все процессы мировой стройки пойдут гораздо быстрее, чем шли у нас: будет взаимная помощь, не будет никакого “окружения”, могучая техника взлетит на огромные высоты»; «мировая община коммунизма осенит своим крылом все страны»; прошлое сохранится в «организованной памяти человечества» лишь как эпоха варварства, вспоминать о которой человек будущего станет с чувством благодарности к «тем смелым, что смели капитал: пролетариям — простым и благородным героям».

Таким образом, было найдено ключевое понятие, послужившее в дальнейшем основой представлений о сущности той общности людей, которая, согласно Н. И. Бухарину, оформлялась в Советском Союзе в 30-е годы. В передовой статье «Известий» от 27 января 1935 года о ней было сказано: «Трудящиеся массы Союза разных национальностей сплотились в героический народ нашей страны». СССР представлялся теперь Бухариным как носитель «великой идеи целостного человечества, в котором не будет классов и в котором все народы, все нации будут объединены в едином организованном обществе коммунизма». В более конкретном плане СССР рассматривался как «уже новый мир, мир братства, составная часть будущей всечеловеческой общины», знаменующая второе рождение человечества — «не как биологического вида, а как единого и целостного человеческого общества».

В обстановке своеобразного головокружения от успехов на самых различных направлениях перестройки страны в 1934—1936 годы из уст отечественных влиятельных политиков прозвучало немало прокламаций, явно завышавших уровень реальных достижений. Г. Е. Зиновьев, представляя в апреле 1934 года читателям сборник статей и речей И. В. Сталина по национально-колониальному вопросу, утверждал, что «теперь национальный вопрос в СССР разрешен, и наше разрешение этого вопроса служит великим образцом для всего мира». Секретарь ЦИК А. С. Енукидзе, обосновывая необходимость пересмотра Конституции СССР, заявил в феврале 1935 года: «К VII съезду Советов Союза ССР наша страна пришла с огромными победами. Социализм победил окончательно и бесповоротно». Секретарь Исполкома Коминтерна Д. З. Мануильский доложил то же самое в августе 1935 года Всемирному конгрессу 3-го Интернационала: «Между VI и VII конгрессами Коммунистического Интернационала произошло крупнейшее в жизни народов событие — окончательная и бесповоротная победа социализма в СССР». Выступая в июне 1935 года с речью на сессии ЦИК Татарской АССР, член Политбюро А. А. Андреев отметил череду празднования в СССР юбилеев и «огромных успехов», достигнутых национальными областями и республиками. «Мы вправе сказать, — заявил он в этой связи, — что национальный вопрос в нашей Советской стране может считаться окончательно решенным. Мы его решили не только для себя, но дали образцы решения национального вопроса и для рабочих других стран в грядущей мировой пролетарской революции» (Известия. 1935. 6 июля).

В полном соответствии с духом времени Н. И. Бухарин находил тогда явно устаревшим и смешным гоголевское уподобление России птице-тройке, которая быстро мчится в неизвестную даль. Нет, восклицал Бухарин, «она мчится на сверхмощных паровозах! И она имеет определенный маршрут: она идет к станции, имя которой — великая мировая коммунистическая община». Он утверждал также, что в стране складывается «настоящая и истинная человеческая культура» и, главное, — здесь вырастает новая историческая общность людей. В наиболее развернутом виде представления о ней изложены в специальной статье под названием «Героический советский народ», опубликованной 6 июля 1935 года.

Новая общность, утверждал Н. И. Бухарин, вырастает на основе обобществления производства и новых отношений собственности; «мы движемся к бесклассовому обществу»; «идет великое объединение творческих сил общества»: колхозное крестьянство в своем общественном бытии, а, следовательно, все более и более и в своем общественном сознании, приближается к рабочим. Эти классы вместе с интеллигенцией и другими социальными категориями «необычайно быстро и плотно объединяются на базе растущего единого социалистического хозяйства». На этой же базе идет объединение и по второй линии — «по линии все более и более тесного единства между трудящимися разных национальностей: единство цели, единство руководства, единство планового хозяйства, колоссальное возрастание реальных связей — хозяйственных и культурных, — все это приводит к необычайному сплочению народов, развивающих свою (ибо национальную по форме) и в то же время общую (ибо социалистическую по содержанию) культуру». Объединение творческих сил по этим двум линиям в итоге и порождает новую общность. «Так, — резюмирует Бухарин, — вырастает новая реальность: «героический советский народ», многонациональный и объединяющий силы пролетариата, колхозного крестьянства и советской интеллигенции с “головной” своей пролетарской частью, переделывающей всех по образу своему и подобию». Процесс этот, считал нужным специально отметить создатель концепции новой общности, еще не подошел к своему завершению, «ибо есть остатки старых порядков» в экономике и в сознании людей.

В последующих работах, констатируя появление все новых и новых факторов и примет ускоряющегося сплочения советского общества, Н. И. Бухарин писал, что процесс формирования новой исторической реальности приобретает более законченные очертания. Подводя итоги «революционного» 1935 года, он вновь отметил, что на основе необычайно быстрого сближения колхозного крестьянства с рабочим классом, гигантского роста новой интеллигенции, высокого подъема национальных республик и областей, расширения связей между народами вкупе с «неслыханно быстрым развертыванием великой демократии» «сам собой получается вывод об образовании в новом смысле, как более или менее однородной величины — советского народа, совокупности работников социалистического общества, превращающегося в общество бесклассовое». В статье от 1 мая 1935 года Бухарин вновь пишет об «огромной исторической истине» по поводу того, что «целое» впервые создается в СССР: «Хозяйственное единство — социалистическое народное хозяйство — с точки зрения классов, означает растущее единство масс, решительное сближение между пролетариатом, крестьянством, служащими (в том числе с интеллигенцией), и таким образом «создается у нас единый народ, взятый не как этнографическая, а как социальная категория. С другой стороны, на основе ленинско-сталинской национальной политики, материального и культурного роста национальных областей, создается новая многонациональная общность, единый советский народ, с новым содержанием, где, при росте национальных культур, вырастают теснейшие узы нерушимой дружбы наций». Наконец, в одной из своих последних статей, опубликованной 14 июня 1936 года после полуторагодичной разработки темы, Н. И. Бухарин пришел к констатации: «У нас впервые вырос целостный народ, единый и суверенный, консолидированный и по вертикали (классы), и по горизонтали (нации)».

Конкретизируя этот вывод, редакционная статья «Известий» утверждала, что основные перемены в отношениях между нациями в СССР и завершающий этап становления новой общности приходятся на последние три года. «С 1934 года не только произошло сближение между рабочими, крестьянами, интеллигенцией, но и между народами Союза. И по линии классов, и по линии наций произошло громадное сплочение всех в единый многонациональный советский народ, общая родина которого — СССР». В ходе всенародного обсуждения проекта новой Конституции газета публиковала предложения читателей узаконить представления о советской нации. «А еще лучше, — значилось в одном из писем, — если у нас будет нарождаться новая национальность — советская национальность. Это самый правильный и почетный выход из положения». В последней из своих статей Н. И. Бухарин провозглашал, что «пролетариат стал носителем идеи нации, интернационализм понес знамя национальных культур», а в СССР «история сложила первый, громадной прочности, массив междунационального социалистического товарищества» (Известия. 1936. 6 июля).

Однако Н. И. Бухарину не удалось стать признанным родоначальником теории новой общности, хотя все основания для этого были налицо. Дело в том, что героический советский народ в его понимании возникал, в сущности, на отрицании национальных традиций и ценностей народов, на месте якобы аморфной, малосознательной массы в стране, где обломовщина была самой универсальной чертой характера, на месте многонациональной России, способной вызывать, по Бухарину, лишь презрительное удивление: «Эта расейская растяпа! Эти почти две сотни порабощенных народов, растерзанных на куски царской политикой! Эта азиатчина! Эта восточная “лень”! Эта неразбериха, безалаберщина, отсутствие элементарного порядка!» (Известия. 1936. 21 января).

В этой связи становится особенно понятным выступление Н. И. Бухарина против поэтов Павла Дружинина и Сергея Есенина в поистине «Злых заметках», опубликованных в «Правде» 12 января 1927 года. Демонстрируя крайнюю степень классового шовинизма, Бухарин не мог простить П. Дружинину простой констатации факта: «О, Русь чудесная! Жива ты, // Как живы русские блины». С возмущенным изумлением литературовед из Политбюро отнесся и к строчкам: «Своя земля как кладень древний. // Над ней кочуют свет и мрак. // И в каждой хате есть царевна, // И в каждой улице дурак. // На них цветные сарафаны // И залихватские штаны... // На кой же чорт иные страны, // Кромя советской стороны!»

С готовностью согласившись с поэтом насчет дураков и их изобилием на Руси, «литературовед» отметил не только стилистические ошибки стиха, но и фактические. Царевны, дескать, «потеряли популярность в народе», посему «в свое время были немного перестреляны». А сквозящее в стихах настроение, что-де неплохо было бы заняться сохранением исконных ценностей России и обустроить ее по-человечески, вместо того чтобы осчастливливать другие страны, было расценено Н. И. Бухариным как покушение на святая святых — саму идею мировой революции.

Позиция поэта была квалифицирована с пролетарской прямотой. Ему, как и всем другим «господам, неумеренным потребителям блинов», было заявлено: «Это уже не только “национальная ограниченность”, это просто-напросто шовинистическое “свинство” и “юродство”, которое входит как составная часть в «совокупную идеологию новейшего национализма “а ля мужик рюсс”». В этом же ключе оценивалось и творчество Сергея Есенина. «Идейно Есенин, — по Н. И. Бухарину, — представляет самые отрицательные черты русской деревни и так называемого «национального характера»... обожествление самых отсталых форм общественной жизни вообще», которое опять же проявляется «под колпаком юродствующего квазинародного национализма». В оценке Есенина как националиста бухаринская позиция вполне совпадала с троцкистской. (Л. Д. Троцкий не мог простить поэту слов, оброненных им однажды за столиком в берлинском ресторане, что, мол, «не поедет в Россию, пока там правит Троцкий-Бронштейн». Именно эти «националистические» слова и стали, как полагают современные есениноведы, причиной убийства поэта в Ленинграде 24 декабря 1925 г.) Талант национального русского поэта для деятелей типа Троцкого и Бухарина был своего рода отягчающим обстоятельством. Именно из-за своего таланта С. Есенин становился особенно вредным и нетерпимым, поскольку талантливо воспевал не «великие образцы борьбы за свободу и социализм», а совсем иное — якобы наше «рабское прошлое».

    продолжение

www.coolreferat.com


Смотрите также