Начальная

Windows Commander

Far
WinNavigator
Frigate
Norton Commander
WinNC
Dos Navigator
Servant Salamander
Turbo Browser

Winamp, Skins, Plugins
Необходимые Утилиты
Текстовые редакторы
Юмор

File managers and best utilites

Доклад: Русская литература (реакция и эпоха нигилизма). Реферат нигилизм и нигилисты в жизни и литературе


это... Русские нигилисты. Примеры из литературы :: SYL.ru

Слово «нигилист» в переводе с латинского буквально переводится как «ничто». Это человек, который не признает никаких авторитетов. Этот термин широко распространился в литературе и публицистике 60-х годов 19 века.

Течение общественной мысли

В России это течение получило максимальное распространение после того, как свет увидел роман И.С. Тургенева «Отцы и дети». Нигилизм проявил себя в качестве общественного настроения разночинцев, отрицавших устоявшиеся нормы морали. Эти люди опровергали все привычное. Соответственно, нигилист – это человек, который не признает ничего. Представители данного течения отвергали религиозные предрассудки, деспотизм в обществе, искусство, литературу. Нигилисты выступали за свободу личности женщины, ее равноправие в обществе, а также в определенной степени пропагандировали эгоизм. Программа этого течения была весьма схематична, а те, кто продвигал ее, были излишне прямолинейны.

Если говорить о нигилизме как о мировоззрении, то его нельзя назвать цельным. Нигилист – это человек, который отличался лишь выражением неприятия к окружающей действительности. Идеи этого общественного течения в то время выражал журнал «Русское слово».нигилист это

Нигилизм до «Отцов и детей»

Как уже говорилось выше, сам термин получил распространение после того, как был опубликован роман «Отцы и дети». В данном произведении нигилист – это Евгений Базаров. У него были последователи, но об этом позже. Именно после публикации романа распространился термин "нигилизм". До этого в журналах подобные идеи назывались «отрицательным направлением», а его представители именовались «свистунами».

Для противников общественного течения нигилист – это тот, кто стремился разрушить моральные устои и пропагандировал аморальные принципы.

нигилисты в литературе

"Что такое Базаров?"

Именно с таким вопросом обращается П.П. Кирсанов к своему племяннику Аркадию. Слова о том, что Базаров – это нигилист, брата Павла Петровича изумили. Для представителей его поколения жизнь без принципов невозможна.

Стоит отметить, что нигилисты в литературе – это в первую очередь герои Тургенева. Наиболее ярким, конечно, является Базаров, у которого были последователи, Кукшина и Ситников.

русские нигилисты

Принципы нигилистов

Для представителей этого течения характерен главный принцип – отсутствие каких-либо принципов.

Наиболее ярко мировоззренческая позиция Базарова отражается в спорах с Павлом Петровичем Кирсановым.

Герои по-разному относятся к простому народу. Базаров считает этих людей «темными», Кирсанов умиляется патриархальности крестьянской семьи.

Природа для Евгения является своеобразной кладовой, в которой человек может хозяйничать. Павел Петрович любуется ее красотой.

Отрицательно относится главный нигилист в романе «Отцы и дети» к искусству. Чтение литературы для Базарова – пустое времяпрепровождение.

Евгений и Павел Петрович – представители разных социальных слоев. Базаров разночинец. Это во многом объясняет его отношение к народу и равнодушие ко всему прекрасному. Он представляет, насколько тяжела жизнь тех, кто возделывает землю. Русские нигилисты, как правило, действительно были разночинцами. Вероятно, этим вызвана их революционная настроенность и неприятие общественного строя.

кто из героев был нигилистом

Последователи Базарова

На вопрос о том, кто из героев был нигилистом в «Отцах и детях», можно, конечно, ответить, что учеником Базарова считал себя Аркадий Кирсанов. Кукшина и Ситников тоже выдают себя за его последователей. Однако можно ли их считать нигилистами?

Аркадий, хоть и пытается подражать Базарову, совершенно по-другому относится к искусству, природе, родным людям. Он перенимает лишь холодную манеру Базарова общаться, разговаривает низким голосом и держится развязно. Аркадий – воспитанный молодой человек. Он образован, искренен, неглуп. Младший Кирсанов рос в другой среде, ему не надо было зарабатывать себе на учебу.

Однако когда Евгений Базаров влюбляется в Анну Одинцову, то создается впечатление, что его поведение тоже несло оттенок наигранности. Конечно, он намного тверже Аркадия, глубже разделяет идеи нигилизма, но при этом он все-таки душой не мог отвергнуть все ценности. В конце романа, когда Базаров ожидает собственной смерти, он признает силу родительской любви.

Если говорить о Кукшиной и Ситникове, то они изображаются Тургеневым с такой иронией, что читатель сразу понимает: воспринимать из как «серьезных» нигилистов не стоит. Кукшина, конечно, «пружится», стараясь показаться не такой, какая она есть в действительности. Автор называет ее «существом», подчеркивая тем самым суетливость и глупость.

Ситникову писатель уделяет еще меньше внимания. Этот герой – сын трактирщика. Он недалек, держится развязно, копируя, вероятно, манеру Базарова. У него есть мечта сделать людей счастливыми, используя для этого деньги, заработанные отцом, в чем выражается неуважительное отношение к чужому труду и к родителям.

Что же хотел автор сказать таким ироничным отношением к этим персонажам? Во-первых, оба героя олицетворяют собой негативные стороны личности самого Базарова. Ведь и он не проявляет уважения к устоявшимся ценностям, которые были заложены много веков назад. Базаров также проявляет пренебрежение к родителям, которые живут лишь любовью к единственному сыну.

Второй момент, который хотел показать писатель, заключается в том, что время «базаровых» еще не наступило.принципы нигилистов

История происхождения термина «нигилизм»

Благодаря Тургеневу, понятие нигилизма получило широкое распространение, однако не он придумал этот термин. Есть предположение, что Иван Сергеевич заимствовал его у Н.И. Надежина, который в публикации применил его для негативной характеристики новых литературных и философских течений.

Тем не менее именно после распространения романа «Отцы и дети» термин получил общественно-политическую окраску и стал широко применяться.

Надо также сказать, что дословный перевод этого слова не передает содержания этого понятия. Представители течения вовсе не были лишены идеалов. Есть предположение, что автор, создав образ Базарова, выказывает осуждение революционно-демократического движения. В то же время Тургенев говорит, что его роман направлен против аристократии.

Итак, термин «нигилизм» первоначально задумывался как синоним слова «революция». Однако слово получило такую популярность, что нигилистом мог считать себя семинарист, отдавший предпочтение учебе в университете и отказавшийся от духовной карьеры, или девушка, выбравшая себе мужа по велению сердца, а не по указу родственников.

www.syl.ru

Реферат Нигилист

скачать

Реферат на тему:

План:

    Введение
  • 1 История появления термина
  • 2 Разновидности нигилизма
  • 3 Нигилисты в России
  • 4 Нигилизм в исследованиях психологов
  • Примечания

Введение

Нигилизм (от лат. nihil — ничто) — мировоззренческая позиция, выражающаяся в отрицании осмысленности человеческого существования, значимости общепринятых нравственных и культурных ценностей; непризнание любых авторитетов.

1. История появления термина

В Средние века было учение нигилизм, преданное анафеме папой Александром II в 1179 г. Учение нигилизма, ложно приписанное схоластику Петру Ломбардскому, отвергало человеческое естество Христа.

В западной философской мысли термин «Нигилизм» ввёл немецкий писатель и философ Ф. Г. Якоби. Это понятие использовали многие философы. С. Кьеркегор источником нигилизма считал кризис христианства и распространение «эстетического» мироощущения. Ф. Ницше понимал под нигилизмом осознание иллюзорности и несостоятельности как христианской идеи надмирного Бога («Бог умер»), так и идеи прогресса, которую считал версией религиозной веры. О. Шпенглер нигилизмом называл черту современной европейской культуры, переживающей период «заката» и «старческих форм сознания», который в культурах других народов якобы неизбежно следовал за состоянием высшего расцвета. М. Хайдеггер рассматривал нигилизм как магистральное движение в истории Запада, которое может привести к мировой катастрофе.

Нигилисты придерживаются некоторых или всех из следующих утверждений:

  • Нет разумного доказательства наличия высшего правителя или создателя;
  • «Реальной нравственности» не существует;
  • Жизнь, в определённом смысле, не имеет истины, и никакое действие объективно не предпочтительнее любого другого.

2. Разновидности нигилизма

  • философская позиция, утверждающая, что бытие не имеет объективного смысла, причины, истины или ценности;
  • Мереологический нигилизм — философская позиция, согласно которой объекты, состоящие из частей, не существуют;
  • Метафизический нигилизм — философская теория, согласно которой существование объектов в реальности необязательно;
  • Эпистемологический нигилизм — отрицание знания;
  • Моральный нигилизм — метаэтическое представление о том, что ничто не является моральным или аморальным.

3. Нигилисты в России

В русской литературе слово «нигилизм» впервые было употреблено Н. И. Надеждиным в статье «Сонмище нигилистов» (журнал «Вестник Европы», 1829 год)[1]. В 1858 г. вышла книга казанского профессора В. В. Берви «Психологический сравнительный взгляд на начало и конец жизни». В ней тоже употребляется слово «нигилизм» как синоним скептицизма.

Критик и публицист Н. А. Добролюбов, осмеяв книжку Берви, подхватил это слово, но оно не стало популярным до тех пор, пока И. С. Тургенев в романе «Отцы и дети» (1862) не назвал «нигилистом» Базарова, отрицавшего взгляды «отцов». Огромное впечатление, произведённое «Отцами и детьми», сделало крылатым и термин «нигилист». В своих воспоминаниях Тургенев рассказывал, что когда он вернулся в Петербург после выхода в свет его романа — а это случилось во время известных петербургских пожаров 1862 г., — то слово «нигилист» уже было подхвачено многими, и первое восклицание, вырвавшееся из уст первого знакомого, встреченного Тургеневым, было: «Посмотрите, что ваши нигилисты делают: жгут Петербург!»

Таким образом, во второй половине XIX века нигилистами в Российской империи стали называть молодых людей, которые хотели изменить существовавший в стране государственный и общественный строй, отрицали религию, проповедовали материализм и атеизм, а также не признавали господствовавшие нормы морали (выступали за свободную любовь и т. п.). В частности, так называли революционеров-народников. Слово имело явную негативную коннотацию. Нигилисты изображались как лохматые, нечёсаные, грязные мужчины и женщины, утратившие всякую женственность девицы.

К концу 1860-х и началу 1870-х гг. слово «нигилист» почти исчезло из русской полемической литературы, но стало употребляться в западноевропейской литературе как обозначение русского революционного движения; его приняли и некоторые русские эмигранты, писавшие на иностранных языках о русском революционном движении. В 1884 году была издана повесть Софьи Ковалевской «Нигилистка».

В настоящее время широко распространен термин «правовой нигилизм» — неуважение к праву.

4. Нигилизм в исследованиях психологов

Эрих Фромм предложил подходить к нигилизму как к одному из механизмов психологической защиты. Он считал, что центральной проблемой человека является внутренне присущее человеческому существованию противоречие между бытием «вброшенного в мир помимо своей воли» и тем, что он выходит за пределы природы благодаря способности осознавать себя, других, прошлое и будущее. Фромм утверждает, что развитие человека, его личности происходит в рамках формирования двух основных тенденций: стремления к свободе и стремления к отчуждению. Развитие человека идет по пути увеличения «свободы», но не каждый человек может адекватно воспользоваться этим путем, вызывая ряд негативных психических переживаний и состояний, и это приводит его к отчуждению. В результате человек теряет свою самость(или Я). Возникает защитный механизм «бегства от свободы», для которого характерны: мазохистские и садистские тенденции, деструктивизм, стремление человека разрушить мир, чтобы тот не разрушил его самого, нигилизм, автоматический конформизм.

Понятие нигилизм также анализируется В. Райхом. Он писал о том, что телесные характеристики (сдержанность и напряженность) и такие особенности, как постоянная улыбка, пренебрежительное, ироничное и вызывающее поведение, — это остатки очень сильных защитных механизмов в прошлом, которые отделились от своих исходных ситуаций и превратились в постоянные черты характера. Они проявляются как «невроз характера», одной из причин которого и есть действие защитного механизма— нигилизма. «Невроз характера» — это тип невроза, при котором защитный конфликт выражается в отдельных чертах характера, способах поведения, т.е. в патологической организации личности в целом.

Примечания

  1. Зрячкин А. Н. Правовой нигилизм: причины и пути их преодоления (монография). — Саратов: СГАП, 2009. — 128 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-7924-0753-4

wreferat.baza-referat.ru

Реферат Нигилист

скачать

Реферат на тему:

План:

    Введение
  • 1 История появления термина
  • 2 Разновидности нигилизма
  • 3 Нигилисты в России
  • 4 Нигилизм в исследованиях психологов
  • Примечания

Введение

Нигилизм (от лат. nihil — ничто) — мировоззренческая позиция, выражающаяся в отрицании осмысленности человеческого существования, значимости общепринятых нравственных и культурных ценностей; непризнание любых авторитетов.

1. История появления термина

В Средние века было учение нигилизм, преданное анафеме папой Александром II в 1179 г. Учение нигилизма, ложно приписанное схоластику Петру Ломбардскому, отвергало человеческое естество Христа.

В западной философской мысли термин «Нигилизм» ввёл немецкий писатель и философ Ф. Г. Якоби. Это понятие использовали многие философы. С. Кьеркегор источником нигилизма считал кризис христианства и распространение «эстетического» мироощущения. Ф. Ницше понимал под нигилизмом осознание иллюзорности и несостоятельности как христианской идеи надмирного Бога («Бог умер»), так и идеи прогресса, которую считал версией религиозной веры. О. Шпенглер нигилизмом называл черту современной европейской культуры, переживающей период «заката» и «старческих форм сознания», который в культурах других народов якобы неизбежно следовал за состоянием высшего расцвета. М. Хайдеггер рассматривал нигилизм как магистральное движение в истории Запада, которое может привести к мировой катастрофе.

Нигилисты придерживаются некоторых или всех из следующих утверждений:

  • Нет разумного доказательства наличия высшего правителя или создателя;
  • «Реальной нравственности» не существует;
  • Жизнь, в определённом смысле, не имеет истины, и никакое действие объективно не предпочтительнее любого другого.

2. Разновидности нигилизма

  • философская позиция, утверждающая, что бытие не имеет объективного смысла, причины, истины или ценности;
  • Мереологический нигилизм — философская позиция, согласно которой объекты, состоящие из частей, не существуют;
  • Метафизический нигилизм — философская теория, согласно которой существование объектов в реальности необязательно;
  • Эпистемологический нигилизм — отрицание знания;
  • Моральный нигилизм — метаэтическое представление о том, что ничто не является моральным или аморальным.

3. Нигилисты в России

В русской литературе слово «нигилизм» впервые было употреблено Н. И. Надеждиным в статье «Сонмище нигилистов» (журнал «Вестник Европы», 1829 год)[1]. В 1858 г. вышла книга казанского профессора В. В. Берви «Психологический сравнительный взгляд на начало и конец жизни». В ней тоже употребляется слово «нигилизм» как синоним скептицизма.

Критик и публицист Н. А. Добролюбов, осмеяв книжку Берви, подхватил это слово, но оно не стало популярным до тех пор, пока И. С. Тургенев в романе «Отцы и дети» (1862) не назвал «нигилистом» Базарова, отрицавшего взгляды «отцов». Огромное впечатление, произведённое «Отцами и детьми», сделало крылатым и термин «нигилист». В своих воспоминаниях Тургенев рассказывал, что когда он вернулся в Петербург после выхода в свет его романа — а это случилось во время известных петербургских пожаров 1862 г., — то слово «нигилист» уже было подхвачено многими, и первое восклицание, вырвавшееся из уст первого знакомого, встреченного Тургеневым, было: «Посмотрите, что ваши нигилисты делают: жгут Петербург!»

Таким образом, во второй половине XIX века нигилистами в Российской империи стали называть молодых людей, которые хотели изменить существовавший в стране государственный и общественный строй, отрицали религию, проповедовали материализм и атеизм, а также не признавали господствовавшие нормы морали (выступали за свободную любовь и т. п.). В частности, так называли революционеров-народников. Слово имело явную негативную коннотацию. Нигилисты изображались как лохматые, нечёсаные, грязные мужчины и женщины, утратившие всякую женственность девицы.

К концу 1860-х и началу 1870-х гг. слово «нигилист» почти исчезло из русской полемической литературы, но стало употребляться в западноевропейской литературе как обозначение русского революционного движения; его приняли и некоторые русские эмигранты, писавшие на иностранных языках о русском революционном движении. В 1884 году была издана повесть Софьи Ковалевской «Нигилистка».

В настоящее время широко распространен термин «правовой нигилизм» — неуважение к праву.

4. Нигилизм в исследованиях психологов

Эрих Фромм предложил подходить к нигилизму как к одному из механизмов психологической защиты. Он считал, что центральной проблемой человека является внутренне присущее человеческому существованию противоречие между бытием «вброшенного в мир помимо своей воли» и тем, что он выходит за пределы природы благодаря способности осознавать себя, других, прошлое и будущее. Фромм утверждает, что развитие человека, его личности происходит в рамках формирования двух основных тенденций: стремления к свободе и стремления к отчуждению. Развитие человека идет по пути увеличения «свободы», но не каждый человек может адекватно воспользоваться этим путем, вызывая ряд негативных психических переживаний и состояний, и это приводит его к отчуждению. В результате человек теряет свою самость(или Я). Возникает защитный механизм «бегства от свободы», для которого характерны: мазохистские и садистские тенденции, деструктивизм, стремление человека разрушить мир, чтобы тот не разрушил его самого, нигилизм, автоматический конформизм.

Понятие нигилизм также анализируется В. Райхом. Он писал о том, что телесные характеристики (сдержанность и напряженность) и такие особенности, как постоянная улыбка, пренебрежительное, ироничное и вызывающее поведение, — это остатки очень сильных защитных механизмов в прошлом, которые отделились от своих исходных ситуаций и превратились в постоянные черты характера. Они проявляются как «невроз характера», одной из причин которого и есть действие защитного механизма— нигилизма. «Невроз характера» — это тип невроза, при котором защитный конфликт выражается в отдельных чертах характера, способах поведения, т.е. в патологической организации личности в целом.

Примечания

  1. Зрячкин А. Н. Правовой нигилизм: причины и пути их преодоления (монография). — Саратов: СГАП, 2009. — 128 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-7924-0753-4

www.wreferat.baza-referat.ru

Реферат Нигилизм

скачать

Реферат на тему:

План:

    Введение
  • 1 История появления термина
  • 2 Разновидности нигилизма
  • 3 Нигилисты в России
  • 4 Нигилизм в исследованиях психологов
  • Примечания

Введение

Нигилизм (от лат. nihil — ничто) — мировоззренческая позиция, выражающаяся в отрицании осмысленности человеческого существования, значимости общепринятых нравственных и культурных ценностей; непризнание любых авторитетов.

1. История появления термина

В Средние века было учение нигилизм, преданное анафеме папой Александром II в 1179 г. Учение нигилизма, ложно приписанное схоластику Петру Ломбардскому, отвергало человеческое естество Христа.

В западной философской мысли термин «Нигилизм» ввёл немецкий писатель и философ Ф. Г. Якоби. Это понятие использовали многие философы. С. Кьеркегор источником нигилизма считал кризис христианства и распространение «эстетического» мироощущения. Ф. Ницше понимал под нигилизмом осознание иллюзорности и несостоятельности как христианской идеи надмирного Бога («Бог умер»), так и идеи прогресса, которую считал версией религиозной веры. О. Шпенглер нигилизмом называл черту современной европейской культуры, переживающей период «заката» и «старческих форм сознания», который в культурах других народов якобы неизбежно следовал за состоянием высшего расцвета. М. Хайдеггер рассматривал нигилизм как магистральное движение в истории Запада, которое может привести к мировой катастрофе.

Нигилисты придерживаются некоторых или всех из следующих утверждений:

  • Нет разумного доказательства наличия высшего правителя или создателя;
  • «Реальной нравственности» не существует;
  • Жизнь, в определённом смысле, не имеет истины, и никакое действие объективно не предпочтительнее любого другого.

2. Разновидности нигилизма

  • философская позиция, утверждающая, что бытие не имеет объективного смысла, причины, истины или ценности;
  • Мереологический нигилизм — философская позиция, согласно которой объекты, состоящие из частей, не существуют;
  • Метафизический нигилизм — философская теория, согласно которой существование объектов в реальности необязательно;
  • Эпистемологический нигилизм — отрицание знания;
  • Моральный нигилизм — метаэтическое представление о том, что ничто не является моральным или аморальным.

3. Нигилисты в России

В русской литературе слово «нигилизм» впервые было употреблено Н. И. Надеждиным в статье «Сонмище нигилистов» (журнал «Вестник Европы», 1829 год)[1]. В 1858 г. вышла книга казанского профессора В. В. Берви «Психологический сравнительный взгляд на начало и конец жизни». В ней тоже употребляется слово «нигилизм» как синоним скептицизма.

Критик и публицист Н. А. Добролюбов, осмеяв книжку Берви, подхватил это слово, но оно не стало популярным до тех пор, пока И. С. Тургенев в романе «Отцы и дети» (1862) не назвал «нигилистом» Базарова, отрицавшего взгляды «отцов». Огромное впечатление, произведённое «Отцами и детьми», сделало крылатым и термин «нигилист». В своих воспоминаниях Тургенев рассказывал, что когда он вернулся в Петербург после выхода в свет его романа — а это случилось во время известных петербургских пожаров 1862 г., — то слово «нигилист» уже было подхвачено многими, и первое восклицание, вырвавшееся из уст первого знакомого, встреченного Тургеневым, было: «Посмотрите, что ваши нигилисты делают: жгут Петербург!»

Таким образом, во второй половине XIX века нигилистами в Российской империи стали называть молодых людей, которые хотели изменить существовавший в стране государственный и общественный строй, отрицали религию, проповедовали материализм и атеизм, а также не признавали господствовавшие нормы морали (выступали за свободную любовь и т. п.). В частности, так называли революционеров-народников. Слово имело явную негативную коннотацию. Нигилисты изображались как лохматые, нечёсаные, грязные мужчины и женщины, утратившие всякую женственность девицы.

К концу 1860-х и началу 1870-х гг. слово «нигилист» почти исчезло из русской полемической литературы, но стало употребляться в западноевропейской литературе как обозначение русского революционного движения; его приняли и некоторые русские эмигранты, писавшие на иностранных языках о русском революционном движении. В 1884 году была издана повесть Софьи Ковалевской «Нигилистка».

В настоящее время широко распространен термин «правовой нигилизм» — неуважение к праву.

4. Нигилизм в исследованиях психологов

Эрих Фромм предложил подходить к нигилизму как к одному из механизмов психологической защиты. Он считал, что центральной проблемой человека является внутренне присущее человеческому существованию противоречие между бытием «вброшенного в мир помимо своей воли» и тем, что он выходит за пределы природы благодаря способности осознавать себя, других, прошлое и будущее. Фромм утверждает, что развитие человека, его личности происходит в рамках формирования двух основных тенденций: стремления к свободе и стремления к отчуждению. Развитие человека идет по пути увеличения «свободы», но не каждый человек может адекватно воспользоваться этим путем, вызывая ряд негативных психических переживаний и состояний, и это приводит его к отчуждению. В результате человек теряет свою самость(или Я). Возникает защитный механизм «бегства от свободы», для которого характерны: мазохистские и садистские тенденции, деструктивизм, стремление человека разрушить мир, чтобы тот не разрушил его самого, нигилизм, автоматический конформизм.

Понятие нигилизм также анализируется В. Райхом. Он писал о том, что телесные характеристики (сдержанность и напряженность) и такие особенности, как постоянная улыбка, пренебрежительное, ироничное и вызывающее поведение, — это остатки очень сильных защитных механизмов в прошлом, которые отделились от своих исходных ситуаций и превратились в постоянные черты характера. Они проявляются как «невроз характера», одной из причин которого и есть действие защитного механизма— нигилизма. «Невроз характера» — это тип невроза, при котором защитный конфликт выражается в отдельных чертах характера, способах поведения, т.е. в патологической организации личности в целом.

Примечания

  1. Зрячкин А. Н. Правовой нигилизм: причины и пути их преодоления (монография). — Саратов: СГАП, 2009. — 128 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-7924-0753-4

www.wreferat.baza-referat.ru

Реферат - Нигилизм Базарова (Отцы и дети Тургенева)

     Базаров –сын  бедного  уездного лекаря. Тургенев  ничего  не говорит  об  его студенческой  жизни, но  надо полагать, что  то  была жизнь  бедная, трудовая, тяжёлая;отец  Базарова  говорит о  своём  сыне, что он  у  них отроду  лишней  копейки не  взял; по  правде сказать, многого  и  нельзя было  бы  взять даже  при  величайшем желании, следовательно, если старик  Базаров  говорит это  в  похвалу своему  сыну, то  это значит, что  Евгений  Васильевич содержал  себя  в университете   собственными  трудами, перебивался  копеечными уроками  и  в то  же  время находил  возможность  дельно готовить  себя к  будущей  деятельности. Из  этой школы  труда  и   лишений  Базаров  вышел человеком  сильным  и суровым; прослушанный  им  курс естественных  и  медицинских наук  развил  его природный  ум  и отучил  его  принимать на  веру  какие бы  то  ни было  понятия  и убеждения; он  сделался  чистым эмпириком; опыт  сделался  для него  единственным  источником познания, личное  ощущение –единственным  и  последним убедительным  доказательством.«Я  придерживаюсь  отрицательного  направления, — говорит  он, — в силу  ощущений. Мне  приятно отрицать, мой  мозг  так устроен – и  баста! Отчего  мне нравится  химия? Отчего  ты любишь  яблоки? Тоже  в силу  ощущения – это  всё едино. Глубже  этого  люди никогда  не  поникнут. Не всякий  тебе  это скажет, да  и  я в  другой  раз тебе  этого  не скажу». Как  эмпирик,  Базаров признаёт  только  то, что можно  ощупать  руками, увидеть  глазами, положить  на язык, словом, только  то, что  можно освидетельствовать  одним  из пяти  чувств. Все  остальные человеческие  чувства  он сводит  на  деятельность нервной  системы; вследствие  этого  наслаждения  красотами  природы, музыкою, живописью, поэзиею,любовью  женщины  вовсе не  кажутся  ему выше  и  чище наслаждения  сытным  обедом или  бутылкою  хорошего вина. То, что  восторженные  юноши называют  идеалом, для  Базарова не  существует; он  всё это  называет  «романтизмом», а  иногда вместо  слова  «романтизм» употребляет  слово  «вздор». Несмотря  на  всё  это, Базаров  не  ворует чужих  платков, не  вытягивает из  родителей  денег, работает  усидчиво и  даже  не прочь  от  того, чтобы сделать  в  жизни что-нибудь  путное.

    На  людей, подобных  Базарову, можно  негодовать, сколько  душе угодно, но  признавать  их искренность – решительно  необходимо.Эти  люди могут  быть  честными и  бесчестными, гражданскими  деятелями и  отъявленными  мошенниками, смотря  по обстоятельствам  и  по личным  вкусам. Ничто, кроме  личного вкуса, не  мешает  им убивать  и  грабить, и ничто, кроме  личного  вкуса, не побуждает  людей  подобного закала  делать  открытия в  области  наук и  общественной  жизни. Базаров  не украдёт  платка  по тому  же   самому, почему  он не  съест  кусок тухлой  говядины. Если  бы Базаров  умирал  с голоду, то он, вероятно, сделал бы  и  то и  другое. Мучительное  чувство неудовлетворённой  физической  потребности победило  бы  в нём  отвращение  к дурному  запаху  разлагающегося  мяса и  к  тайному посягательству  на  чужую собственность. Кроме непосредственного  влечения,у  Базарова  есть ещё   другой  руководитель в  жизни – расчёт. Когда  он бывает  болен, он  принимает лекарство, хотя  не  чувствует непосредственного  влечения  к касторовому  маслу  или к  ассафетиде. Он  поступает таким  образом  по расчёту: ценою  маленькой  неприятности он  покупает  в будущем  большее  удобство или  избавление  от большой  неприятности. Словом,из  двух зол  он  выбирает меньшее, хотя  и  к меньшему  не чувствует  никакого влечения.  У  людей посредственных  такого  рода расчёт  большею  частью оказывается  несостоятельным;  они по  расчёту  хитрят, подличают, воруют, запутываются  и в  конце  концов остаются  в  дураках. Люди очень  умные  поступают иначе; они  понимают, что  быть честным  очень  выгодно и   что  от простой  лжи  и кончая  смертоубийством, — опасно  и, следовательно, неудобно.Поэтому  очень  умные люди  могут  быть честны  по  расчёту и  действовать  начистоту там, где  люди  ограниченные будут  вилять  и метать  петли. Работая  неутомимо, Базаров  повиновался непосредственному  влечению,вкусу  и, кроме  того, поступал  по самому  верному  расчёту. Если бы  он  искал протекции, кланялся, подличал, вместо того  чтобы  трудиться и  держать  себя гордо  и  независимо, то  он поступал  бы  нерасчётливо. Карьеры, пробитые  собственною головою, всегда  прочнее  и шире  карьер, проложенных  низкими поклонами  или  заступничеством  важного дядюшки. Благодаря  двум  последним средствам  можно  попасть в  губернские  или в  столичные  тузы, но по  милости  этих средств  никому, с  тех пор  как  мир стоит,  не  удалось сделаться  ни  Вашингтоном, ни  Гарибальди, ни  Коперником, ни  Генрихом Гейне. Даже  Герострат – и  тот пробил  себе  карьеру собственными  силами  и попал  в  историю не  по  протекции. Что  же касается  до  Базарова, то он  не  метит  в губернские  тузы: если  воображение иногда  рисует  ему будущность, то  эта  будущность как-то  неопределённо  широка; работает  он  без  цели, для добывания  насущного  хлеба или  из  любви к  процессу  работы, а между  тем  он смутно  чувствует  по количеству  собственных  сил, что работа  его  остаётся бесследною  и  к чему-нибудь  приведёт.Базаров  чрезвычайно  самолюбив, но самолюбие  его  незаметно именно  вследствие  своей громадности. Его  не  занимают те  мелочи, из  которых складываются   обыденные  людские отношения; его  нельзя  оскорбить явным  пренебрежением, его  нельзя обрадовать  знаками  уважения; он так  полон  собою и  так  непоколебимо-высоко  стоит в  своих  собственных глазах, что  делается  почти совершенно   равнодушным  к мнению  других  людей. Дядя Кирсанова, близко  подходящий  к Базарову  по  складу ума  и  характера, называет  его самолюбие  «сатанинскою  гордостью». Это  выражение очень  удачно  выбрано и  совершенно  характеризует нашего  героя. Действительно,удовлетворить  Базарова  могла бы  только  целая вечность  постоянно  расширяющейся деятельности  и  постоянно увеличивающегося  наслаждения, но,к  несчастию  для себя, Базаров  не  признаёт вечного  существования  человеческой  личности. «Да вот, пример, — говорит  он  своему товарищу Кирсанову, — ты сегодня  сказал, проходя  мимо избы  нашего  старосты Филиппа, — она  такая  славная, белая, — вот  сказал ты: Россия  тогда  достигнет совершенства, когда  у  последнего мужика  будет  такое же  помещение, и  всякий из  нас  должен этому  способствовать… А  я и  возненавидел  этого последнего  мужика, Филиппа  или Сидора, для  которого  я должен  из  кожи  лезть  и  который мне  даже   спасибо не  скажет… Да  и  на  что мне  его  спасибо? Ну, будет  он жить  в  белой избе, а  из  меня лопух  расти  будет; ну, а дальше?»

    Базаров  везде  и во  всём  поступает только  так, как  ему хочется  или  как ему  кажется  выгодным и  удобным. Им  управляет только  личная  прихоть или  личные  расчёты. Ни над  собой, ни  вне себя, ни  внутри  себя он  не  признаёт никакого  регулятора,никакого  нравственного  закона, никакого  принципа. Впереди – никакой   высокой цели; в  уме – никакого  высокого помысла, и  при  всём этом – силы  огромные. – Да  ведь это  безнравственный  человек! Злодей, урод! – слышу  я  со  всех сторон  восклицания  негодующих читателей. Ну, хорошо, злодей, урод: браните  больше, преследуйте  его сатирой  и  эпиграммой, негодующим  лиризмом и  возмущённым  общественным мнением, кострами  инквизиции  и топорами  палачей, — и  вы не  вытравите, не  убьёте этого  урода, не  посадите его  в  спирт на  удивление  почтенной публике. Если  базаровщина –болезнь, то  она  болезнь нашего  времени, и  её приходится  выстрадать,несмотря  ни  на какие  паллиативы  и ампутации. Относитесь  к  базаровщине как  угодно – это  ваше дело; а  остановить – не  остановите; это  та  же  холера.

    Болезнь  века  раньше всего  пристаёт  к людям, стоящим  по  своим умственным  силам  выше общего  уровня. Базаров,одержимый  этой  болезнью, отличается  замечательным умом  и  вследствие этого  производит  сильное впечатление  на  сталкивающихся  с ним  людей. «Настоящий  человек, — говорит  он, — тот, о котором  думать  нечего, а которого  надобно  слушаться или  ненавидеть». Под  определение настоящего  человека  подходит сам  Базаров; он  постоянно сразу  овладевает  вниманием окружающих  людей; одних  из них  он  запугивает  и отталкивает; других подчиняет  не  столько доводами, сколько непосредственною  силою,простотою  и  цельностью своих  понятий. Как  человек замечательно  умный, он  не встречал  себе  равного. «Когда  я встречу  человека, который  не спасовал  бы  передо мною, — проговорил  он  с расстановкой, — тогда  я  изменю своё  мнение  о самом  себе».

     Он  смотрит на  людей  сверху вниз  и  даже редко  даёт  себе труд  скрыть  свои полупрезрительные, полупокровительственные  отношения к  тем  людям, которые  его ненавидят, и  к  тем, которые его  слушаются. Он  никого не  любит; не  разрывая существующих  связей  и отношений, он  в  то же  время  не  сделает  ни шагу  для  того, чтобы снова  завязать  или поддержать  эти  отношения, не смягчит  ни  одной ноты  в  своём суровом  голосе, не  пожертвует ни  одною  резкою шуткою, ни  одним  красным словцом.

    Поступает  он  таким образом  не  во имя принципа, не  для  того, чтобы в  каждую  данную минуту  быть  вполне откровенным, а  потому, что  считает совершенно  излишним  стеснять свою  особу  в чём  бы  то ни  было, по  тому же  самому  побуждению, по  которому американцы  задирают  ноги на  спинки  кресел и  заплёвывают  табачным соком  паркетные  полы пышных  гостиниц. Базаров  ни в  ком  не нуждается, никого  не  боится, никого  не любит, и  вследствие  этого, никого не  щадит. Как  Диоген, он готов  жить  чуть не  в  бочке и  за  это предоставляет  себе  право говорить  людям  в глаза  резкие  истины по  той  причине, что это  ему  нравится. В цинизме  Базарова  можно различить  две  стороны – внутреннюю  и внешнюю: цинизм  мыслей  и чувств  и  цинизм манер  и  выражений. Ироническое  отношение к  чувству  всякого рода, к  мечтательности, к  лирическим порывам, к  излияниям  составляет сущность  внутреннего  цинизма. Грубое  выражение этой  иронии, беспричинная  и бесцельная  резкость  в обращении  относятся  к  внешнему  цинизму. Первый  зависит от  склада  ума и  от  общего миросозерцания; второй обусловливается  чисто  внешними условиями  развития,свойствами  того  общества, в котором  жил  рассматриваемый  субъект. Насмешливые  отношения Базарова  к  мягкосердечному  Кирсанову вытекают  из  основных свойств  общего  базаровского типа. Грубые  столкновения  его с  Кирсановым  и его  дядей  составляют его  личную  принадлежность. Базаров  не только  эмпирик – он, кроме  того, неотёсанный  бурш, не знающий  другой  жизни, кроме  бездомной, трудовой,подчас  дико-разгульной  жизни бедного  студента. В  числе почитателей  Базарова  найдутся, наверное, такие  люди, которые будут  восхищаться  его грубыми  манерами, следами  бурсацкой жизни, будут  подражать  его грубым  манерам, составляющим  во всяком  случае  недостаток, а не  достоинство, будут  даже, может быть, утрировать  его  угловатость, мешковатость  и резкость. В  числе  ненавистников Базарова  найдутся, наверное,такие  люди, которые  обратят особенное  внимание  на эти  неказистые  особенности его  личности  и поставят  их  в  укор  общему типу. Те  и  другие ошибутся  и  обнаружат только  глубокое  непонимание настоящего  дела.

    Можно  быть  крайним материалистом, полнейшим эмпириком, и  в  то же  время  заботиться о  своём  туалете, обращаться  утончённо-вежливо  с своими  знакомыми, быть  любезным собеседником  и  совершенным джентельменом.

    Тургеневу  пришло  в  голову  выбрать  представителем  базаровского типа  человека  неотёсанного; он  так и  сделал  и, конечно, рисуя  своего героя, не  утаил  и не  закрасил  его угловатостей; выбор Тургенева  можно  объяснить двумя  различными  причинами: во-первых, личность  человека, беспощадно  и с  полным  убеждением отрицающего  всё, что  другие признают  высоким  и прекрасным, всего  чаще  вырабатывается  при серой  обстановке  трудовой жизни; от  сурового  труда грубеют  руки, грубеют  манеры, грубеют  чувства; человек  крепнет и  прогоняет  юношескую мечтательность, избавляется от  слезливой  чувствительности; за  работою мечтать  нельзя, потому  что внимание  сосредоточено  на занимающем  деле; а  после работы  нужен  отдых, необходимо  действительное  удовлетворение  физическим потребностям, и  мечта  найдёт на  ум. На  мечту человек  привык  смотреть как  на  блажь, свойственную  праздности и  барской  нежности; нравственные  страдания он  начинает  считать мечтательными; нравственные стремления  и  подвиги – придуманными  и нелепыми. Для  него,трудового  человека, существует  только одна, вечно  повторяющаяся  забота: сегодня  надо думать  о  том, чтобы не  голодать  завтра. Эта простая, грозная  в  своей простате  забота  заслоняет от  него  остальные, второстепенные  тревоги, дрязги  и заботы  жизни; в  сравнении с  этой  заботою ему  кажутся  мелкими, ничтожными, искусственно  созданными разные  неразрешённые  вопросы, неразъяснённые  сомнения, неопределённые  отношения, которые  отравляют жизнь  людей  обеспеченных и  досужих.

    Таким  образом  пролетарий-труженник  самым процессом  своей  жизни, независимо  от процесса  размышления, доходит  до практического  реализма; он  за недосугом  отучается  мечтать, гоняться  за идеалом, стремиться  в  идее к  недостижимо высокой  цели. Развивая  в труженике  энергию, труд  приучает его  сближать  дело с  мыслью, акт  воли с  актом  ума. Человек, привыкший  надеяться на  себя  и на  свои  собственные силы, привыкший  осуществлять  сегодня то, что  задумано  было вчера, начинает  смотреть  с более  или  менее явным  пренебрежением  на тех  людей, которые, мечтая  о любви, о  полезной  деятельности, о  счастии  всего  человеческого  рода, не умеет  шевельнуть  пальцем, чтобы  хоть сколько-нибудь  улучшить  своё собственное, в  высшей  степени неудобное  положение. Словом,человек  дела, будь  он медик, ремесленник, педагог, даже литератор (можно  быть  литератором и  человеком  дела в  одно  и то  же  время), чувствует  естественное, непреодолимое  отвращение к  фразистости, к  трате слов, к  сладким  мыслям, к сентиментальным  стремлениям  и вообще  ко  всяким претензиям, не  основанным  на действительной, осязательной  силе.Такого  рода  отвращение ко  всему  отрешённому от  жизни  и улетучивающемуся  в  звуках составляет  коренное  свойство людей  базаровского  типа. Это коренное  свойство  вырабатывается  именно в  тех  разнородных мастерских, в  которых  человек, изощряя  свой ум  и  напрягая мускулы, борется  с  природою за  право  существовать на  белом  свете. На этом  основании  Тургенев имел  право  взять своего  героя  в одной  из  таких мастерских  и  привести его  в  рабочем фартуке, с  неумытыми  руками и  угрюмо-озабоченным  взглядом в  общество  фешенебельных кавалеров  и  дам. Но справедливость  побуждает  меня выразить  предположение, что  автор романа  «Отцы  и дети»  поступил  таким образом  не  без коварного  умысла. Этот  коварный умысел  и  составляет ту  вторичную  причину, о которой  я  упомянул выше. Дело  в  том, что Тургенев, очевидно, не благоволит  к  своему герою. Его  мягкую, любящую  натуру, стремящуюся  к  вере  и сочувствию, коробит  от  разъедающего реализма; его  тонкое  эстетическое чувство, не  лишённое  значительной дозы  аристократизма,оскорбляется  даже  самыми лёгкими  проблесками  цинизма; он слишком  слаб  и впечатлителен, чтобы  вынести  безотрадное отрицание; ему  необходимо  помириться с  существованием  если не  в  области жизни, то  по  крайней мере  в  области мысли  или, вернее, мечты.Тургенев, как  нервная  женщина, как растение  «не  тронь меня», сжимается  болезненно  от самого  лёгкого  соприкосновения  с букетом  базаровщины.

     Чувствуя,таким  образом, невольную  антипатию к  этому  направлению  мысли, он  вывел  его перед  читающей  публикой в  возможно  неграциозном экземпляре. Он  очень  хорошо знает, что  в  публике нашей  очень  много фешенебельных  читателей, и,рассчитывая  на  утончённость их  аристократического  вкуса, не щадит  грубых  красок, с очевидным  желанием  уронить и  опошлить  вместе с  героем  тот склад  идей, который  составляет общую  принадлежность  типа. Он очень  хорошо  знает, что большинство  его  читателей скажут  только   о Базарове, что  он  дурно воспитан  и  что его  нельзя  пустить     в  порядочную гостиную; дальше  и  глубже они  не  пойдут; но, говоря  с такими  людьми, даровитый  художник и  честный  человек должен  быть  в высшей  степени  осторожен из  уважения  к самому  себе  и к  той  идее, которую он  защищает  или опровергает. Тут  надо  держать в  узде  свою личную  антипатию, которая  при известных  условиях  может превратиться  в  непроизвольную  клевету на  людей, не  имеющих возможности  защищаться  тем же  оружием.

    Аркадий  Николаевич  Кирсанов – молодой  человек, неглупый, но  совершенно лишённый  умственной  оригинальности  и постоянно  нуждающийся  в чьей-нибудь  интеллектуальной  поддержке. Он, вероятно, лет  на   пять  моложе  Базарова и  в  сравнении с  ним  кажется совершенно  не  оперившимся птенцом, несмотря  на  то, что ему  около  двадцати трёх  лет  и что  он  кончил курс  в  университете. Благоговея  перед своим  учителем, Аркадий  с наслаждением  отрицает  авторитеты; он  делает это  с  чужого голоса, не  замечая  таким образом  внутреннего  противоречия в  своём  поведении. Он слишком  слаб, чтобы  держаться самостоятельно  в той  холодной  атмосфере трезвой  разумности, в  которой так  привольно  дышится Базарову; он  принадлежит  к разряду  людей, вечно  опекаемых и  вечн  не  замечающих  над собою  опеки. Базаров  относится к  нему  покровительственно  и почти  всегда  насмешливо; Аркадий  часто спорит  с  ним, и в  этих  спорах Базаров  даёт  полную волю  своему  увесистому юмору. Аркадий  не  любит своего  друга, а  как-то невольно  подчиняется  неотразимому влиянию  сильной  личности, и притом  воображает  себе, что глубоко  сочувствует  базаровскому миросозерцанию. Отношения его  к  Базарову чисто  головные, сделанные  на заказ; он  познакомился  с ним  где-нибудь  в студенческом  кругу,заинтересовался  цельностью  его воззрений, покорился  его  силе и  вообразил  себе, что он  его  глубоко уважает  и  от души  любит. Базаров, конечно,ничего  не вообразил  и, нисколько не  стесняя  себя, позволил  своему новому  прозелиту  любить его, Базарова, и  поддерживать  с ним  постоянные  отношения. Поехал  он с  ним  в деревню  не  для того, чтобы  доставить  ему удовольствие, и  не  для того, чтобы  познакомиться  с семейством  своего  нареченного друга, а  просто  потому, что это  было  по дороге, да  и  наконец, отчего  же  не  пожить недели  две  в гостях  у  порядочного человека, в  деревне, летом,когда  нет  никаких отвлекающих  занятий  и интересов?                 

     Деревня,в  которую  приехали наши  молодые  люди, принадлежит  отцу  и  дяде Аркадия. Отец  его, Николай  Петрович Кирсанов, — человек  лет  сорока с  небольшим; по  складу характера  он  очень похож  на  своего сына. Но  у  Николая Петровича  между  его умственными  убеждениями    и  природными     наклонностями гораздо больше соответствия  и  гармонии, чем у  Аркадия. Как  человек мягкий, чувствительный  и  даже сентиментальный, Николай Петрович  не  порывается к  рационализму  и </spa

www.ronl.ru

Нигилистические идеи в русской литературе | сочинение, краткое содержание, анализ, биография, характеристика, тест, отзыв, статья, реферат, ГДЗ, книга, пересказ, сообщение, доклад, литература | Читать онлайн

Слово «нигилизм» впервые употребил в русской лите­ратуре Н. Надеждин. В статье «Сонмище нигилистов» он говорил о новых течениях в русской литературе и филосо­фии своего времени — конца 20-х — начала 30-х годов XIX века. Но широкое распространение этого понятия началось после того, как в романе И. Тургенева «Отцы и дети» нигилистом был назван главный герой Базаров.

Нигилисты стали появляться в России перед началом великих реформ императора Александра II, когда на сме­ну дворянам в литературе и общественной жизни на пер­вые роли выдвинулись образованные разночинцы — деклассированные люди, покинувшие свои сословия: дети духовных лиц, купцов, мещан и мелких чиновников. По причине недовольства существованием крепостного права и реакционного режима Николая I в их среде возникло революционное брожение. Разночинцы считали реакцион­ной силой и православную церковь, а потому не только отрекались от нее, но и становились атеистами, сторонни­ками материализма, который к тому времени имел широ­кое распространение в Западной Европе.

Христианский идеал абсолютного добра в Царстве Бо­жьем нигилисты заменили идеей земного материального благополучия. Они верили, что эта идея вполне дости­жима в форме социализма, а потому проповедовали рево­люцию. В своем отрыве от народных традиций они неред­ко проявляли максимализм и экстремизм.

Нигилисты проповедовали свободную любовь без заботы о ребенке, отрицание религии, яростную защиту своих прав без признания своих обязанностей, а в имущественных отношениях — правило: «Все мое — мое, и все твое — тоже мое».

В произведениях русской литературы XIX века отрица­тельные проявления нигилизма изображены с разных сто­рон. К примеру, стоит вспомнить Марка Волохова из ро­мана Н. Гончарова «Обрыв», который таскает яблоки из чужого сада и говорит: «Привык уж все в жизни без позво­ления делать, так и яблоки буду брать без просу: слаще так!». Или то, как он надел хорошее пальто Райского, которое так и не вернул. Желая овладеть Верой, он гово­рит ей, что «замуж выходить нелепо»: «Вы еще не жен­щина, а почка; вас надо еще развернуть, обратить в жен­щину; я зову вас на опыт». Вера мечтает о счастье на всю жизнь, а Волохов говорит: «Хватай на лету, а потом беги прочь». Отрицая мораль, долг, он советует «свободно от­даваться впечатлениям».

Базаров у Тургенева считает «вздором» всякие «идеа­лы», «романтизм». Но он при этом не ворует, не вытягивает денег из родителей, а усидчиво работает. Он плохо вос­питан, категорично отрицает то, чего сам не понимает. По его мнению, поэзия — ерунда; читать Пушкина — потерянное время, заниматься музыкой — смешно, а на­слаждаться красотой природы — нелепо. Д. Писарев — самый яркий и талантливый представитель русского ниги­лизма — так обозначил смысл романа Тургенева: «Тепе­решние молодые люди увлекаются и впадают в крайнос­ти, но в самых увлечениях сказывается свежая сила и неподкупный ум».

Те же «новые русские» представлены и в романе Н. Чернышевского «Что делать?» — Лопухов, Кирсанов, Вера Павловна. Лопухов — студент медицины, который мечтает стать профессором и посвятить свою жизнь люби­мой науке. Вдруг он оставляет свои мечты, чтобы найти заработок, который даст ему возможность жениться на Вере Павловне и освободить ее от низменной среды ее семьи. Но Веру Павловну полюбил и Кирсанов — друг Лопухова, успевший стать профессором. Не желая мешать счастью своего друга, он, чтобы оттолкнуть от себя друга и Веру Павловну, говорит при них всякие пошлости. Свой посту­пок Кирсанов не желает называть благородным, потому что благородство — пышное, двусмысленное, темное слово.

Он говорит, что он — эгоист, а поступок его — расчетли­вый. Если человек оценивает какой-то свой поступок как «геройский подвиг великодушия», то это «эгоизм повора­чивает твои жесты так, что ты корчишь человека, упор­ствующего в благородном подвижничестве». Материал с сайта //iEssay.ru

Спустя несколько лет болезнь Лопухова снова приво­дит Кирсанова в его семью. И тут Вере Павловне и Кирса­нову становится понятно, что они любят друг друга. Видя это, Лопухов симулирует самоубийство, уезжает в Амери­ку, а через несколько лет возвращается под именем мистера Бьюмонта. Н. Чернышевский пишет, что Лопухов так лю­бил жену, что готов был для нее «на смерть, на всякое мучение». Но сам Лопухов так объясняет свой поступок: «Я действовал в собственном интересе, когда решился не мешать ее счастью». И Кирсанов говорит, что «он все де­лал из эгоистического расчета, для собственного удоволь­ствия».

Яркие образы нигилистов представлены в произведе­ниях Ф. Достоевского. Вспомните поведение Антипа Бурдовского и его компании в романе «Идиот», когда они явились к князю Мышкину и заявили претензии на на­следство, к которому Бурдовский не имел никакого отно­шения. Черная, сатанинская сторона нигилизма представ­лена в романе «Бесы» образом революционера Петра Вер­ховенского, который организует убийство Шатова.

Порождением русского нигилизма были отрыв от тра­диционных жизненных устоев отцов, отказ от религии и философия материализма. Мне кажется, что нет ничего удивительного в проявлении нигилистического духа отри­цания, который порой демонстрируют молодые люди. Уди­вительно то, что мы плохо усваиваем уроки прошлого. А в этом случае нам придется переживать его снова и снова, пока однажды оно полностью не повторится. Только на этот раз — в довольно искаженной форме.

На этой странице материал по темам:
  • нигилизм в русской литературе
  • какие идеи проповедовал нигилисты?
  • образы нигилистов в романе «идиот».
  • нигилисты в русской литературе
  • какие идеи проповедовали нигилисты

iessay.ru

Доклад - Русская литература (реакция и эпоха нигилизма)

Распространение радикальных стремлений в молодежи, в связи с польским восстанием и петербургскими пожарами 1862 г., произвело сильное впечатление как на руководящие сферы, так и на часть общества. Начинается реакция; появляется желание затормозить дело реформ. Катков отказывается от либеральной программы и становится глашатаем обуздания и подавления прогрессивных стремлений. В среде молодежи господство получает не серьезный радикализм «Современника», а поверхностный, кричащий, внешний радикализм «Русского Слова». Центральной фигурой является теперь Д.И. Писарев (1841 — 68), благодаря несравненному блеску его стиля и несравненной легкости его литературной манеры. В 3 — 4 года напряженной деятельности он подверг смелому анализу весь строй старых понятий.

Пересмотрев кодекс старой морали, старой эстетики и старой науки, он пришел к полному разрушению прежнего «идеалистического» миросозерцания и старался заменить его миросозерцанием «трезвым», достойным «развитой личности» и «мыслящего реалиста». Он не убоялся посягнуть на славу величайшего русского поэта, отлично сознавая, что создает себе репутацию вандала. Искусство он отрицал, однако не вполне: он только не хотел признавать за ним первостепенного значения. Главным образом надо «полезное дело» делать, а как отдых можно себе позволить и искусством позабавиться. На место искусства Писарев ставил науку, но не все ее отделы, а исключительно естествознание. Боясь чар «идеализма», он даже Грановского причислил к «сиренам», сладкий глас которых может сбить с пути истинного реалиста. Однако его проповедь «разумного эгоизма» не только не привилась, но подкопала все здание утилитаризма — подкопала именно своей нравственной несостоятельностью. Одни взгляды на искусство не в состоянии никого дискредитировать: Лев Толстой еще с гораздо большей резкостью уничтожает эстетику, всю изящную литературу и в частности Пушкина, — и это нимало не ослабляет «толстовщину». «Писаревщина» пала потому, что в основе ее «разумного эгоизма» лежало не общественное благо, не самопожертвование, а принцип индивидуального благополучия. Тот же принцип масса читающей публики находила и в романе Чернышевского: «Что делать». Суровая фигура аскета Рахметова и великодушный поступок Лопухова, покидающего родину, чтобы дать возможность любимой им жене сойтись с человеком, которого она полюбила, казалось, ясно говорили о первостепенном значении самопожертвования в общественной и личной жизни; но внимание большинства читателей сосредоточилось по преимуществу на героине романа, Вере Павловне, с легким сердцем принимающей приносимые для нее жертвы и видящей ряд розовых снов. Отсюда весьма кратковременное, но очень яркое отклонение от идеалов Добролюбова и Чернышевского-публициста, которое чаще всего характеризуется тургеневской кличкой «нигилизм».

У Тургенева, однако, воплощение нигилизма, Базаров — человек, во всяком случае, крупный, весьма мало напоминающий тех крикливых адептов «новых идей», радикализм которых, главным образом, в том и выражался, что мужчины носили длинные волосы, а женщины их стригли. Фальшь многочисленных «противонигилистических» романов и повестей, появившихся в середине и конце 60-х годов, заключается не в том, что лохматые, нечесанные, грязные мужчины и утратившие всякую женственность девицы выдуманы: они несомненно были и несомненно оскорбляли тонко чувствующих людей, — но надо было понять, что ко всякому массовому движению примешиваются умственные и нравственные подонки, имеющие слишком мало общего с истинными выразителями движения. Базаровым нигилизма в литературе был Писарев: нигилизм вульгарный, внешне крикливый и неглубокий выразился в других деятелях «Русского Слова». Самая характерная фигура между ними — Г.Е. Благосветлов, редактировавший журнал до его закрытия в 1866 г., а затем основавший «Дело». Умственным созданием его был В. Зайцев, часто заставлявший о себе говорить резкими выходками и яростным ниспровержением всяческих авторитетов. Это он сказал, что «юнкерская» поэзия Лермонтова пригодна только для чахоточных барышень. Целый ряд подобных выходок был высказан в редакционных собраниях Благосветловым, а Зайцев их только изложил на бумаге.

Таким же разрушителем был полковник Н.В. Соколов (умер эмигрантом в 1880-х годах), помещавший в «Русском Слове» статьи политико-экономического характера. Серьезное противодействие поверхностному радикализму «Русского Слова» нападки консервативных и умеренных органов оказать не могли: они только обостряли отрицательное направление. «Современник» попытался образумить Писарева и других деятелей «Русского Слова», доказывая, что они вредят успеху того миросозерцания, во имя которого ополчаются, что они не реалисты, а лжереалисты, что они ополчаются против метафизической философии, не зная ее и потому не умея указать ее действительно слабые стороны, и т. д. Но «Современник» не вышел победителем из этого спора, потому что не мог выставить бойца, равного Писареву. Добролюбов умер, Чернышевский, в 1862 г. арестованный и в 1864 г. осужденный, выбыл из рядов действующей литературы, а заменивший его и Добролюбова М.А. Антонович не стоял на высоте положения. Он был сух и рассредоточен, а надо было покорять не столько ум, сколько сердце. Еще важнее то, что он сам был такой же «разноситель», как сотрудники «Русского Слова». Когда появились «Отцы и дети», он выступил против Тургенева со статьей: «Асмодей нашего времени», в которой приравнивал первого писателя к обскуранту Аскоченскому и доказывал, что Базаров есть клевета на молодое поколение. Позже (1868) Антонович написал неслыханно-резкий памфлет против Некрасова. В полемике против «Русского Слова», которую вел Антонович в 1864 и 65 годах под псевдонимом «Постороннего сатирика», он был прав по существу, но на публику поток ругательств и взаимных изобличений производил крайне тягостное впечатление и не мог не уронить престижа обоих журналов.

Больше всего «раскол между нигилистами» доставлял удовольствия многочисленным уже тогда врагам новых стремлений и молодого поколения. От недавнего единодушия теперь не осталось уже ни малейшего следа; литературно-общественная мысль распадалась на ряд партий и фракций. Крайнюю правую составляли обскурантская «Домашняя Беседа» В.И. Аскоченского и крепостническая «Весть» Скарятина. «Домашняя Беседа» была более забавна, чем сердита, и ее только вышучивали, но за «Вестью» стояла опасная по своим связям общественная группа, и с ней надо было полемизировать серьезно. Самым опасным врагом прогрессивных течений являлись «Московские Ведомости», в 1863 г. перешедшие к Каткову и под его талантливым редакторством (при значительном содействии П.М. Леонтьева ) превратившаяся в орган первостепенной политической важности и огромного влияния.

Когда польское восстание было подавлено, они начинают создавать ряд новых опасностей, причисляя к ним, одну за другой, все великие реформы императора Александра II. Другой орган Каткова — «Русский Вестник», совершенно утратив свой прежний характер, становится главным приютом «противонигилистической» беллетристики. Начав с облеченных во все формы уважения к противнику «Отцов и детей», «Русский Вестник» дает своим читателям «Взбаламученное море» Писемского, «Марево» В.П. Клюшникова, ряд романов Лескова-Стебницкого и Всеволода Крестовского, где «нигилисты» — в лучшем случае дурачки, а большей частью — воры, мошенники, грабители, убийцы и поджигатели.

Особенное положение в ряду литературно-общественных партий первой половины 60-х годов заняли так называемые «почвенники», сгруппировавшиеся около журнала «Время». Главными сотрудниками его были Аполлон Григорьев, Достоевский и Страхов. Уже одно присутствие Аполлона Григорьева в роли первого критика делало журнал как бы продолжением «молодой редакции „Москвитянина“»: лозунг близости к народной «почве» прямо вытекал из «органической» критики Григорьева. В политическом отношении «Время» держало себя солидно с лучшими органами прогрессивной мысли, горячо поддерживая все начинания эпохи реформ, вот почему было возможно появление во «Времени» нескольких стихотворений Некрасова и очерков Щедрина. Но журнал коренным образом расходился с духом эпохи по вопросу о народности, которую он понимал как полнейшее подчинение народному мировоззрению. Столь же коренными образом он расходился с той «соблазнительной ясностью», которую эпоха, на основе естествознания, вносила в вопросы сверхчувственного бытия. Главный полемист «Времени», Н.Н. Страхов (Косица), в своей позднейшей деятельности все теснее примыкал к тону «Русского Вестника».

У Страхова есть горячие поклонники, ставящие его очень высоко. Несомненно, это был критик и публицист очень образованный, любивший литературу и сделавший многие интересные пояснения к нашим писателям. С его именем не связано, однако, ни одно прочно установившееся толкование, которое могло бы считаться его неприкосновенным вкладом в историю русской критической мысли. Почти всю свою жизнь Страхов считал себя лучшим истолкователем Толстого, но как же он понимал его? Как философа смиренномудрия, как проповедника идеалов скромного семейного счастья и вообще как решительного врага всего того, что выработано радикальной русской мыслью. Это толкование теперь рухнуло бесследно. С конца 70-х годов Толстой становится предметом вражды для людей того направления, которого держался Страхов; выясняется притом, что основы позднейшего духовного облика Толстого заключались уже в первых его произведениях. Оригинальным проявлением уравнительных течений эпохи реформ было выступление на литературное поприще так называемого «разночинца». Литература первой половины века, даже в таких радикальных выразителях своих, как Бакунин и Герцен, была, за самыми малыми исключениями, дворянская. Теперь же вожди теоретической мысли и ряд новых беллетристов по происхождению принадлежат либо к духовенству, либо к мелкому чиновничеству.

Самое крупное дарование в ряду последних — Н.Г. Помяловский, автор превосходнейшей картины отжившего педагогического быта, — «Очерков бурсы», — и двух замечательных романов, «Мещанское счастье» и «Молотов», в которых звучит насмешливая нота по отношению к личному благополучию, хотя бы и достигнутому непредосудительными путями. Другие беллетристы-разночинцы 60-х годов, — Николай Успенский, Левитов, Воронов и в особенности Ф.М. Решетников, — оставили яркий след в сфере повестей и рассказов из народной жизни. После их «трезвой правды» (выражение Тургенева по отношению к Решетникову) прежнее барски-соболезнующее, смягченное и приподнятое изображение народной жизни исчезает навсегда, хотя лишь несколькими годами раньше большой успех имели рассказы из народной жизни Марко-Вовчка (псевдоним М.А. Маркович), талантливые и поэтические, но сентиментальные. В том же роде писала свои рассказы из простой жизни Кохановская-Соханская, подкрашенные притом славянофильски утрированным преклонением перед стариной.

Этой сентиментальности у писателей-разночинцев нет, хотя некоторые из них (в особенности Левитов) не чужды и идеализации народа. Чисто мужицкая сторона народной жизни, то что только крестьянину свойственно, в литературе прежнего времени отражения не находили; напротив того, в произведениях народников-разночинцев они выразились очень заметно. Рассказы из народной жизни писал в 60-х годах еще В.А. Слепцов, лучшим произведением которого, впрочем, является повесть «Трудное время». Здесь еще сильнее, чем у Помяловского, осмеяно стремление к личному благополучию в буржуазном стиле. Старое славянофильство было представлено в первой половине шестидесятых годов «Днем» Ивана Аксакова. Неопределенное положение занимали «Отечественные Записки», где тогда главными деятелями являлись суховатый критик С.С. Дудышкин, публицист Н.В. Альбертини, туманный эстетик Николай Соловьев, а также «Библиотека для Чтения» П.Д. Боборыкина. Оба эти журнала, мало привлекавшие читающую публику, то выступали как представители западнически прогрессивных традиций сороковых годов, то разными выходками против молодого поколения приближались к реакционной печати. Не имела также успеха умеренно-прогрессивная «Русская Речь», основанная в 1861 г. графиней Е.В. Сальяс (псевдоним Евгения Тур), в 1849 г. очень удачно дебютировавшей романом «Племянница», но дальнейшей своей деятельностью возлагавшихся на нее надежд не оправдавшей.

www.ronl.ru


Смотрите также

 

..:::Новинки:::..

Windows Commander 5.11 Свежая версия.

Новая версия
IrfanView 3.75 (рус)

Обновление текстового редактора TextEd, уже 1.75a

System mechanic 3.7f
Новая версия

Обновление плагинов для WC, смотрим :-)

Весь Winamp
Посетите новый сайт.

WinRaR 3.00
Релиз уже здесь

PowerDesk 4.0 free
Просто - напросто сильный upgrade проводника.

..:::Счетчики:::..

 

     

 

 

Карта Сайта