Начальная

Windows Commander

Far
WinNavigator
Frigate
Norton Commander
WinNC
Dos Navigator
Servant Salamander
Turbo Browser

Winamp, Skins, Plugins
Необходимые Утилиты
Текстовые редакторы
Юмор

File managers and best utilites

На тему: «Российские судебные ораторы второй половины XIX начала XX века». Известные судебные процессы второй половины 19 начала 20 века реферат


«Знаменитые судебные процессы в России во второй половине XIX века»

Реферат

ученицы 9 класса «Б»

Балакиревой Полины

по теме:

«Знаменитые судебные процессы в России во второй половине XIX века»

Научный руководитель:

кандидат культурологии, профессор

Полетаева М.А.

Оглавление

Введение…………………………………………………………………………..3

Глава 1. Сравнительная характеристика судопроизводства при Александре II и Александре III

1.1. Исторический контекст……………………………………………………...5

1.2. Сравнительная характеристика судопроизводств: реформы Александра II и контрреформы Александра III…………………………………………………8

Глава 2. Знаменитые судебные процессы в России во второй половине XIX века

2.1. Дело В.И. Засулич…………………………………………………………..11

2.2. Дело И.И. Мироновича……………………………………………………..16

Заключение……………………………………………………………………....24

Список источников и литературы……………………………………………...25

Введение

Актуальность. Данная тема актуальна в точки зрения юриспруденции, так как многие черты судопроизводства той эпохи сохранились до наших дней. Например, суд присяжных до сих пор принимает участие в различных судебных разбирательствах. Кроме того, к суду сохранились требования тех времён, такие как гласность суда, состязательность суда и другие. Таким образом, именно в эпоху Александра II было положено начало создания современного российского судопроизводства.

Целью моей работы была сравнительная характеристика судопроизводства при Александре II и Александре III. В процессе сравнения я выделила несколько аспектов, по которым проводила характеристику судопроизводства при Александре II и Александре III: независимость суда, несменяемость судей, гласность суда, состязательность суда. Соответственно, я поставила перед собой ряд задач:

1. Ознакомиться в целом, в общих чертах с правлением Александра II и Александра III; охарактеризовать их политику, чтобы впоследствии перейти от общего представления о России XIX века к конкретной тематике.

2. Сравнить судопроизводство при Александре II и Александре III.

3. Найти и проанализировать информацию по делам Засулич и Мироновича.

В процессе работы я ознакомилась с несколькими источниками , а именно с информацией из Интернета – речью Александрова и речью Андреевского, и данными из книги «Кони А.Ф. Избранное». У каждого из этих источников есть свои слабости и преимущества. Например, только на информацию из Интернета полностью полагаться нельзя, так как данные там могут быть недостоверны или неточны. Но в то же время, как раз эта информация и бывает наиболее полной и детализированной, как в моём случае, поэтому я лишь сравнила некоторые факты из вполне достоверной литературы с фактами из Интернета и сделала вывод о достоверности источников.

По моему мнению, книга «Кони А.Ф. Избранное» также является достоверным источником, так как это воспоминания человека того времени, его статьи и публицистические выступления; это человек, живший в конце XIX века, и знакомство непосредственно с его личными воспоминаниями обеспечивает наиболее глубокое понимание того времени. Но, в тоже время, воспоминания – сугубо субъективная точка зрения на происходящие в то время события, поэтому не все факты в книге могут быть верны и точны.

Что касается литературы , то на информацию из «Энциклопедии для детей» (Аванта+, 1997 год), по моему мнению, можно положиться, так как она не преследует никаких иных целей кроме обеспечения краткими справками о том или ином предмете. Но в то же время она не содержит деталей, которые с первого взгляда неважны, но при углублённом изучении темы требуют ознакомления.

«Книга для чтения по истории СССР: XIX век» содержит полную информацию о судебной реформе того времени, но у неё есть 2 значимых недостатка: во-первых, это ряд неточностей, присутствующих в издании 1984 года, когда не все факты известны, не все данные достоверны; во-вторых, любой источник содержит в той или иной мере субъективную информацию, и действительно достоверные факты из него не получить.

Таким образом, собирая воедино все данные, компенсируя слабую сторону одного источника сильной стороной другого, я постаралась раскрыть тему моего реферата: «Знаменитые судебные процессы в России во второй половине XIX века».

Глава 1. Сравнительная характеристика судопроизводства при Александре II и Александре III.

1.1. Исторический контекст.

Эпоха Александра II . Александр II, сын Николая I и Александры Федоровны, дочери прусского короля Фридриха-Вильгельма III; российский император, правил с 1855 по 1881 год, был назван историографами Александром-освободителем. Вступив на престол в 1855 году в возрасте 36 лет, он получил «тяжелое наследие» - ни один из вопросов царствования его отца (крестьянский, восточный, польский и др.) Николаем I решен не был, и в целом царствование последнего было эпохой напряжённых размышлений о прошлом, настоящем и будущем России. В Крымской войне Россия потерпела поражение: русская армия понесла большие потери, казна была пуста, хозяйство расстроено.

Но, в отличие от своего отца, Александр II занимался государственными делами, будучи ещё наследником. Вступив на престол, он не почувствовал, что попал в «тёмный лес». Он знал, что в государстве накопилось много проблем, и все их надо решать безотлагательно.

Одним из первых его указов был указ о возвращении из ссылки декабристов, и уже в 1856-1857 годах он был приведён в исполнение. В 1861 году, 19 февраля, было отменено крепостное право. В 60-70 годах последовали государственные преобразования: земская реформа 1864 года, городская реформа 1870 года, судебный устав 1864 года, военная реформа, реформа образования.

На внешнеполитической арене было одержано несколько значимых побед: Россия мирным путём восстановила свои суверенные права на Чёрном море, ликвидированные до этого Парижским договором 1856 года; осуществилось успешное продвижение в Среднюю Азию; с Китаем были заключены Айгунский и Пекинский договоры; была одержана победа в Кавказской и Турецкой войнах. Но в то же время были и поражения: после Сан-Стефанского мира был Берлинский конгресс, который сильно сократил «победы» России в пользу Болгарии. А.М. Горчаков, бывший тогда министром иностранных дел, писал: «Берлинский конгресс есть самая чёрная страница в моей служебной карьере». Царь пометил: «И в моей тоже».

Таким образом, в целом Александр II был значимой фигурой российской истории и вошёл в неё как реформатор и освободитель. В его царствование было отменено крепостное право, введена всеобщая воинская повинность, учреждены земства, проведена судебная реформа, а также проведён ряд других реформ.

К негативной стороне обычно относят невыгодные для России итоги Берлинского конгресса 1878, многочисленные крестьянские выступления, масштабные националистические восстания в царстве Польском и Северо-Западном крае (1863) и на Кавказе (1877—1878).[1]

Эпоха Александра III . Александр III был императором России с 1881 по 1894 год. Некоторыми историографами он был назван Александром-миротворцем в соответствии с «мирным» характером его политики.

В мае 1883 г. Александр III провозгласил курс, названный историками «контрреформами», но в целом это была просто сбалансированная политика, которая была направлена на «сглаживание углов» реформы 1861 года, которая была радикальна и не предполагала подготовки населения в ней. Также он упомянул о прекращении дальнейших реформ и отходе от либерального курса в «Манифесте о “незыблемости” самодержавия» (1881 год).

Основными направлениями внешней политики Александра III были:

1) Укрепление российского влияния на Балканах;

2) Поиск надежных союзников;

3) Поддержка мирных отношений со всеми странами;

4) Установление границ на юге Средней Азии;

5) Закрепление России на новых территориях Дальнего Востока.

Но в то же время появляются и определённые проблемы – к примеру, осложняются отношения России с Англией. Столкновение интересов двух европейских государств происходит на Балканах, в Турции, Средней Азии. В Средней Азии после присоединения Казахстана, Кокандского ханства, Бухарского эмирата, Хивинского ханства продолжалось присоединение туркменских племён. России удалось избежать военного столкновения с Англией. В 1885 г. было подписано соглашение о создании русско-английских военных комиссий для определения окончательных границ России и Афганистана.

Другой проблемой были отношения с балканскими странами. Объединение Болгарии произошло без ведома России, и Александр III впервые отступил от традиций солидарности с балканскими народами: он выступил за неукоснительное соблюдение статей Берлинского договора. Александр III предложил Болгарии самой решать свои внешнеполитические проблемы, отозвал русских офицеров и генералов, не стал вмешиваться в болгаро-турецкие дела. На Балканах Россия из противницы Турции превратилась почти в её союзницу. Позиции России были подорваны в Болгарии, а также в Сербии и Румынии. В 1886 г. дипломатические отношения между Россией и Болгарией были разорваны.

Подводя итоги, можно сказать, что правление Александра II, как и правление любого другого царя, содержало свои положительные и отрицательные стороны. С одной стороны, на внешнеполитической арене наступило затишье, с другой – были напряжены отношения с Англией, а с Болгарией дипломатические отношения были вообще прерваны. Внутренняя же политика Александра III была сбалансированной, так как он пытался помочь обществу постепенно сломать старые устои, чтобы не было революции, а не так радикально, как Александр II.[2]

mirznanii.com

Российские судебные ораторы второй половины XIX начала XX века

Одесский Государственный Университет

Николаевский Учебный Центр

РЕФЕРАТ

По Ораторскому Искусству

 

 

 

 

Студента гр. 317

Шнейдерис Е. Л.

 

 

 

второй половины XIX начала XX века.

 

            Дореволюционная русская адвокатура имела в своих рядах много известных судебных ораторов, которые были не только популярными защитниками, успешно выступающими в уголовных процессах, но и крупными учеными-юристами, писателями, критиками, видными общественными деятелями либерального направления.

Александров Петр Акимович (1838-1893)

 По окончании юридического факультета Петербургского университета он с 1860 года в течении 15 лет занимал различные должности по Министерству юстиции. Прочные знания, большие способности и одаренность обеспечили ему быстрое продвижение по служебной лестнице: товарищ прокурора Петербургского окружного суда, прокурор Псковского окружного суда, товарищ прокурора Петербургской судебной палаты и , наконец товарищ оберпрокурора кассационного департамента  Правительствующего Сената. В 1876 году Александров  после служебного конфликта, вызванного неодобрением начальства его заключения в суде по одному из дел, где он выступил по одному из дел, где он выступил в защиту свободы печати, вышел в отставку и в этом же году поступил в адвокатуру.

            Как защитник Александров обратил на себя внимание выступлением в известном политическом процессе «193-х». Дело слушалось в 1878 году в Петербургском окружном суде при закрытых дверях. В качестве защитников принимали участие лучшие силы Петербургской адвокатуры.

            Выступая в этом процессе, Александров, малоизвестный как адвокат, впервые обратил на себя внимание общественности продуманной речью, убедительной полемикой с прокурором.

            Вскоре, вслед за этим делом, в Петербургском окружном суде слушалось дело по обвинению Веры Засулич в покушении на убийство Петербургского градоначальника Трепова. Речь, произнесенная Александровым в защиты Веры Засулич, принесла ему широкую известность не только в России, но и за рубежом. Речь его полностью воспроизводилась на иностранные языки. Надо прямо отметить, что речь Александрова оказала большое влияние формирование решения присяжных заседателей по делу. В этой речи проявился большой талант даровитого, мужественного судебного оратора.

            Уважая свою профессию, П. А. Александров всегда был сдержан в своих речах. Речи его отличаются тщательностью отделки основных положений, внутренней согласованностью всех их частей. Произносил он их тихо, убедительно, с большой внутренней силой. Будучи блестящим оратором, он никогда не полагался только на свое ораторское мастерство, придавая большое значение досудебной подготовке к делу и судебному следствию. Он всегда тщательно продумывал свои речи.     

Андреевский Сергей Аркадьевич (1847-1918)

Очень талантливый дореволюционный адвокат. После окончания в 1869 году юридического факультета Харьковского университета был кандидатом на судебную должность при прокуроре Харьковской судебной палаты, судебным следователем в г. Карачеве, товарищем прокурора Казанского окружного суда, где проявил себя как талантливый обвинитель. В 1873 году при непосредственном участии А. Ф. Кони, с которым он был близок по совместной работе, С. А. Андреевский переводится товарищем прокурора Петербургского окружного суда.

            В 1878 году царская юстиция подготавливала к слушанию дело по обвинению Веры Засулич в покушении на убийство Петербургского градоначальника Трепова. В недрах Министерства юстиции тщательно обрабатывались вопросы, связанные с рассмотрением этого дела. Большое внимание уделялось составу суда и роли обвинителя в процессе. Министерством юстиции было предложено выступить в качестве обвинителя по этому делу - С.А. Андреевскому и В. И. Жуковскому. Однако оба они участвовать в процессе отказались.

            Уже первый процесс в котором выступил, Андреевский (речь в защиту обвиняемого в деле об убийстве Зайцева), создал ему репутацию сильного адвоката по уголовным делам.

            В отличие от Александрова, он не заботился о глубоком, всестороннем анализе материалов дела, недостаточно уделял внимания выводам предварительного следствия. Основное внимание им уделялось личности подсудимого, анализу обстановки, в которой тот жил, и условий, в которых подсудимый совершил преступление. Психологический анализ действий подсудимого Андриевский давал всегда глубоко, живо, ярко и убедительно. Его без преувеличения можно назвать мастером психологической защиты. Раскрытые им образы всегда составляют неотразимое впечатление.

            В делах, где требовалось не только последовательность и непогрешимая логика, но и строгое юридическое мышление, исследование законодательного материала, он, как адвокат был не на высоте, и успех ему изменял. Как судебный оратор С. А. Андреевский был оригинален, самостоятелен.

            Основной особенностью его является широкое внесение литературно-художественных приемов в защитную речь. Рассматривая адвокатскую деятельность как искусство, он называл защитника «говорящим писателем». В своей работе «Об уголовной защите», отмечая роль психологического раскрытия внутреннего мира подсудимого, Андреевский писал: «…художественная литература, с ее великим раскрытием души человеческой, должна была сделаться основною учительницей уголовных адвокатов»[1]. Отмечая необходимость внесения в уголовную защиту приемов художественной литературы, он считал, что «…приемы художественной литературы должны быть внесены в уголовную защиту полностью, смело и откровенно, без всяких колебаний»[2].

            Эти взгляды на защиту он не только высказывал в печати, но и практически осуществлял в суде. Речи Андриевский всегда тщательно отделывал. В них много ярких образных сравнений, метких слов, правдивых воспроизведений событий преступления. Правда, речи его не лишены некоего пафоса, стремления к чрезмерной красноречивости.

            Его современники говорили, что слог Андреевского прост, ясен, хотя несколько напыщен. Речи его стройные, плавные, тщательно распланированные, полные ярких запоминающихся образов и красок, но увлечение психологическим анализом нередко мешало ему дать глубокий анализ доказательств, что в ряде случаев сильно ослабляло речь.

            С. А. Андреевский занимался и литературной деятельностью. Его перу принадлежит  много поэм и стихотворений на лирические темы. С начала 80-х годов он печатается в «Вестнике Европы», в книге «Литературное чтение» опубликован ряд его произведений и критических статей о Бартынском, Некрасове, Тургеневе, Достоевском и Гаршине. В 1886 году опубликован сборник его стихов.

            Судебные речи Андреевского изданы отдельной книгой.

 

Жуковский Владимир Иванович (1836-1901)

Окончил юридический факультет Петербургского университета в звании кандидата. В 1861 году поступил на должность судебного следователя в Оренбургской губернии. В последующем работал на различных судебных должностях. В 1870 году назначается товарищем прокурора Петербургского окружного суда. Успешно выступал в качестве обвинителя. Своей  речью по нашумевшему в свое время уголовному делу о поджоге мельницы купцом Овсянниковым Жуковский зарекомендовал себя как талантливый оратор.

      В 1878 году по тем же причинам что и С.А. Андреевский Жуковский вынужден был уйти из прокуратуры и поступил в адвокатуру Он успешно выступал во многих  групповых делах в качестве защитника и гражданского истца. Широко известен был как в Петербурге, так и на периферии. Его выступления в суде  всегда были просты и доходчивы легко воспринимаемы слушателями. Особенно зарекомендовал он себя как представитель гражданского истца. Речи Жуковский произносил тихо, непринужденно. От его наблюдательного взора не ускользали комические ситуации. Блестяще владел он иронией и умело пользовался ей в суде.

         Свои речи Жуковский тщательно отделывал, много уделяя внимание тому, чтобы они были доступны и хорошо воспринимались слушателями В своих речах он всегда находил место для едкой шутки, делая это как большой мастер. Умело полемизировал с прокурором, однако не всегда уделял внимание глубокому и обстоятельному анализу доказательств Современники Жуковского отмечали что стенографические записи его речей далеко не полно передают характер отдельные детали речи приобретающие особое значение в тоне, мимике и жесте, которыми блестяще владел  В. И. Жуковский.

Карабчевский Николай Платонович (1851-1925).

В 1869 году поступил на естественный факультет Петербургского университета. Увлеченный лекциями известных дореволюционных юристов – профессоров Редькина П. Г., Таганцева Н. С., Градовского А.Д., перешел на юридический факультет, который в 1874 году успешно окончил  со степенью кандидата, в этом же году поступил в адвокатуру. Пять лет был помощником присяжного поверенного, а с 1879 года состоял присяжным  поверенным при Петербургской судебной палате. Быстро завоевал популярность, как один из способных защитников по уголовным делам. Неоднократно выступал защитительными речами в политических процессах.

            Будучи молодым адвокатом, успешно выступал в процессе «193-х», защищая Брешковскую, Рогачеву и Андрееву. Хорошо зарекомендовал себя, выступая в большом процессе «Об интендантских злоупотреблениях во время русско-турецкой войны», рассматриваемом военным окружным судом. В этом большом, трудоемком деле Карабчевский проявил себя серьезным адвокатом, умеющим дать полный, обстоятельный разбор многочисленных доказательств в сложных, запутанных делах.

            К числу наиболее известных его речей по уголовным делам относится речь в защиту Ольги Палем, обвиняющейся в умышленном убийстве студента Довнара, в защиту братьев Скитских, в защиту Мултанских вотяков, в разрешении судьбы которых принимал участие В. Г. Короленко. Большой известностью пользовалась его речь по делу о крушении парахода «Владимир». Широко известны его речи по делам политическим, в защиту Гершуни, Сазонова, Бейлиса.

            Помимо адвокатской деятельности, Карабчевский занмался литературной работой. Его перу принадлежит ряд литературных произведений-прозаических и поэтических, опубликованных в сборнике «Поднятая завеса». Воспоминания и статьи по юридическим вопросам опубликованы в его книге «Около правосудия». Также он известен и как редактор выходившего в свое время журнала «Юрист». Умер за границей в эмиграции.

Плевако Федор Никифорович (1842-1908)

Окончил Московский университет. Состоял присяжным поверенным при Московской судебной палате. Более 40 лет работал адвокатом. Одаренный судебный оратор. Постепенно, от процесса к процессу, он своими речами завоевал широкое признание. Тщательно готовился к делу, глубоко знал все его обстоятельства, умел анализировать доказательства и  показать суду внутренний смысл тех или иных явлений. Речи его отличались большой психологической глубиной, житейской мудростью, простотой и доходчивостью. Сложные человеческие отношения, неразрешимые под час житейские комбинации освещал он проникновенно, в доступной для слушателей форме.

Выступая во многих крупных процессах, он проявил себя как острый и находчивый полемист.

Спасович Владимир Данилович (1829-1906)

            В 1849 году окончил юридический факультет Петербургского университета. По окончании работал чиновником в палате уголовного суда. В 22 года он защитил магистерскую диссертацию по кафедре международного права. Занимался педагогической работой. Переводил польских писателей на русский язык. Был близок с ученым-историком К. Д. Кавелиным, по рекомендации которого занял в Петербургском Университете кафедру уголовного права. Одаренный криминалист, известный своими теоретическими работами  в области уголовного процесса, Спасович был автором одного из лучших в свое время учебников по русскому уголовному праву. Спасович пользовался у студентов большой популярностью. Его лекции привлекали большое количество студентов. Спасович был врагрутинных взглядов в науке уголовного права и процесса, чем вызывал недовольство университетского начальства.

            В 1861 году вместе с группой передовых ученых оставил Петербургский университет в связи со студенческими волнениями. В адвокатуре с 1866 года. Выступал в качестве защитника по ряду политических дел.

 

Хартулари Константин Федорович (1841-1897)

            После окончания юридического факультета Петербургского университета служил в начале в Министерстве Юстиции, а с 1868 года – присяжным поверенным при Петербургской судебной палате. Известен как исключительно уравновешенный адвокат, далекий от каких либо попыток насытить свою речь излишней красноречивостью.

            Его выступления в суде отличаются обстоятельным и глубоким разбором доказательств, умением найти в деле основные моменты и дать им правильное освещение. Характерная особенность его речей – тщательная отделка, соразмерность их частей, глубоко продуманная подача материала. Лучшей его речью является его выступление по нашумевшему уголовному делу по обвинению в убийстве Маргариты Жюжан. Правда эта речь лишена ярких красок, острой ситуации и глубоких психологических образов, рисовать которые он не умел. Речь по делу Маргариты Жюжан является образцом делового глубокого анализа доказательств, строгой последовательности и логичности, что делает ее доходчивой и убедительной. Адвокат не оставил ни одной улики без обстоятельно разбора и тщательного сопоставления с другими доказательствами. В этой речи умело сгруппированы и последовательно изложены все доказательства, подтверждающие невиновность Маргариты Жюжан. Это в значительной мере обеспечило оправдательный вердикт.

            Совершенно в другом плане произнесена речь в защиту Марии Левенштейн и Разнотовского, обвиняемых в покушении на убийство. Здесь Хартулари показал себя хорошим психологом, большим наблюдателем, ярким бытоописателем.

            Хартулари зарекомендовал себя не только, как адвокат занимающийся ведением общеуголовных дел. Выступая в ряде политических процессов, Хартулари проявил себя как смелый, настойчивый адвокат.

  

Холев Николай Иосифович (1858-1899)

В 1881 году окончил юридический факультет Петербургского университета и сразу же стал помощником присяжного поверенного в Петербургской судебной палате, где и началась его адвокатская деятельность. Известность приобрел он не сразу. Только через пять-шесть лет ему довелось выступить в крупном процессе, где он во всю ширь проявил свои ораторские способности. Его речам, как и речам К. Ф. Хартулари, свойственна деловитость и уверенность в слове. Лучшей речью Холева является речь в защиту Максименко и речь по делу о крушении парохода «Владимир».

            Речи его, правда суховаты, в них нет блеска, острого юмора, боевого полемического задора, он не способен на глубокие психологические экскурсы. Успех Холева объяснялся умением добросовестно собирать доказательства и правильно представить их суду. Например, его речь в защиту Максименко – это упорный, кропотливый труд. Каждое доказательство, которым он оперирует, тщательно проверено. Анализируя доказательства, он строго последователен. Логику его речи трудно оспорить. Большое впечатление производит его полемика с медицинской экспертизой. По специальным вопросам медицины, возникшим в суде, он эрудирован и свободно полемизирует с авторитетными экспертами. Речи Холева – образец предельно добросовестного отношения к обязанностям адвоката. Холев не был в первой шеренге дореволюционных русских ораторов, однако он принадлежал к числу известных, выступал в крупных процессах, где большим трудом и усердием добивался успеха.

Литература

 

1.   Судебные речи известных русских юристов. Сост. – Е. М. Ворожейкин, Госюриздат-Москва 1956

2.   П. Сергеич – Искусство речи на суде Госюриздат-Москва 1959

3.   www.rambler.ru

4.   Пороховщиков И. С. Искусство судебного оратора М-1959 г.

[1] С. А. Андреевский, Драмы жизни, Петроград, 1916

[2] Там же.

Теги: Российские судебные ораторы второй половины XIX начала XX века  Реферат  Этика, эстетика

dodiplom.ru

«Знаменитые судебные процессы в России во второй половине XIX века»

МГПГ-л № 1505 «Московская городская педагогическая гимназия-лаборатория»

Реферат

ученицы 9 класса «Б»

Балакиревой Полины

по теме:

«Знаменитые судебные процессы в России во второй половине XIX века»

Научный руководитель:

кандидат культурологии, профессор

Полетаева М.А.

Оглавление

Введение…………………………………………………………………………..3

Глава 1. Сравнительная характеристика судопроизводства при Александре II и Александре III

1.1. Исторический контекст……………………………………………………...5

1.2. Сравнительная характеристика судопроизводств: реформы Александра II и контрреформы Александра III…………………………………………………8

Глава 2. Знаменитые судебные процессы в России во второй половине XIX века

2.1. Дело В.И. Засулич…………………………………………………………..11

2.2. Дело И.И. Мироновича……………………………………………………..16

Заключение……………………………………………………………………....24

Список источников и литературы……………………………………………...25

Введение

Актуальность. Данная тема актуальна в точки зрения юриспруденции, так как многие черты судопроизводства той эпохи сохранились до наших дней. Например, суд присяжных до сих пор принимает участие в различных судебных разбирательствах. Кроме того, к суду сохранились требования тех времён, такие как гласность суда, состязательность суда и другие. Таким образом, именно в эпоху Александра II было положено начало создания современного российского судопроизводства.

Целью моей работы была сравнительная характеристика судопроизводства при Александре II и Александре III. В процессе сравнения я выделила несколько аспектов, по которым проводила характеристику судопроизводства при Александре II и Александре III: независимость суда, несменяемость судей, гласность суда, состязательность суда. Соответственно, я поставила перед собой ряд задач:

  1. Ознакомиться в целом, в общих чертах с правлением Александра II и Александра III; охарактеризовать их политику, чтобы впоследствии перейти от общего представления о России XIX века к конкретной тематике.

  2. Сравнить судопроизводство при Александре II и Александре III.

  3. Найти и проанализировать информацию по делам Засулич и Мироновича.

В процессе работы я ознакомилась с несколькими источниками, а именно с информацией из Интернета – речью Александрова и речью Андреевского, и данными из книги «Кони А.Ф. Избранное». У каждого из этих источников есть свои слабости и преимущества. Например, только на информацию из Интернета полностью полагаться нельзя, так как данные там могут быть недостоверны или неточны. Но в то же время, как раз эта информация и бывает наиболее полной и детализированной, как в моём случае, поэтому я лишь сравнила некоторые факты из вполне достоверной литературы с фактами из Интернета и сделала вывод о достоверности источников.

По моему мнению, книга «Кони А.Ф. Избранное» также является достоверным источником, так как это воспоминания человека того времени, его статьи и публицистические выступления; это человек, живший в конце XIX века, и знакомство непосредственно с его личными воспоминаниями обеспечивает наиболее глубокое понимание того времени. Но, в тоже время, воспоминания – сугубо субъективная точка зрения на происходящие в то время события, поэтому не все факты в книге могут быть верны и точны.

Что касается литературы, то на информацию из «Энциклопедии для детей» (Аванта+, 1997 год), по моему мнению, можно положиться, так как она не преследует никаких иных целей кроме обеспечения краткими справками о том или ином предмете. Но в то же время она не содержит деталей, которые с первого взгляда неважны, но при углублённом изучении темы требуют ознакомления.

«Книга для чтения по истории СССР: XIX век» содержит полную информацию о судебной реформе того времени, но у неё есть 2 значимых недостатка: во-первых, это ряд неточностей, присутствующих в издании 1984 года, когда не все факты известны, не все данные достоверны; во-вторых, любой источник содержит в той или иной мере субъективную информацию, и действительно достоверные факты из него не получить.

Таким образом, собирая воедино все данные, компенсируя слабую сторону одного источника сильной стороной другого, я постаралась раскрыть тему моего реферата: «Знаменитые судебные процессы в России во второй половине XIX века».

Глава 1. Сравнительная характеристика судопроизводства при Александре II и Александре III.

    1. Исторический контекст.

Эпоха Александра II. Александр II, сын Николая I и Александры Федоровны, дочери прусского короля Фридриха-Вильгельма III; российский император, правил с 1855 по 1881 год, был назван историографами Александром-освободителем. Вступив на престол в 1855 году в возрасте 36 лет, он получил «тяжелое наследие» - ни один из вопросов царствования его отца (крестьянский, восточный, польский и др.) Николаем I решен не был, и в целом царствование последнего было эпохой напряжённых размышлений о прошлом, настоящем и будущем России. В Крымской войне Россия потерпела поражение: русская армия понесла большие потери, казна была пуста, хозяйство расстроено.

Но, в отличие от своего отца, Александр II занимался государственными делами, будучи ещё наследником. Вступив на престол, он не почувствовал, что попал в «тёмный лес». Он знал, что в государстве накопилось много проблем, и все их надо решать безотлагательно.

Одним из первых его указов был указ о возвращении из ссылки декабристов, и уже в 1856-1857 годах он был приведён в исполнение. В 1861 году, 19 февраля, было отменено крепостное право. В 60-70 годах последовали государственные преобразования: земская реформа 1864 года, городская реформа 1870 года, судебный устав 1864 года, военная реформа, реформа образования.

На внешнеполитической арене было одержано несколько значимых побед: Россия мирным путём восстановила свои суверенные права на Чёрном море, ликвидированные до этого Парижским договором 1856 года; осуществилось успешное продвижение в Среднюю Азию; с Китаем были заключены Айгунский и Пекинский договоры; была одержана победа в Кавказской и Турецкой войнах. Но в то же время были и поражения: после Сан-Стефанского мира был Берлинский конгресс, который сильно сократил «победы» России в пользу Болгарии. А.М. Горчаков, бывший тогда министром иностранных дел, писал: «Берлинский конгресс есть самая чёрная страница в моей служебной карьере». Царь пометил: «И в моей тоже».

Таким образом, в целом Александр II был значимой фигурой российской истории и вошёл в неё как реформатор и освободитель. В его царствование было отменено крепостное право, введена всеобщая воинская повинность, учреждены земства, проведена судебная реформа, а также проведён ряд других реформ.

К негативной стороне обычно относят невыгодные для России итоги Берлинского конгресса 1878, многочисленные крестьянские выступления, масштабные националистические восстания в царстве Польском и Северо-Западном крае (1863) и на Кавказе (1877—1878).1

Эпоха Александра III. Александр III был императором России с 1881 по 1894 год. Некоторыми историографами он был назван Александром-миротворцем в соответствии с «мирным» характером его политики.

В мае 1883 г. Александр III провозгласил курс, названный историками «контрреформами», но в целом это была просто сбалансированная политика, которая была направлена на «сглаживание углов» реформы 1861 года, которая была радикальна и не предполагала подготовки населения в ней. Также он упомянул о прекращении дальнейших реформ и отходе от либерального курса в «Манифесте о “незыблемости” самодержавия» (1881 год).

Основными направлениями внешней политики Александра III были:

1) Укрепление российского влияния на Балканах;

2) Поиск надежных союзников;

3) Поддержка мирных отношений со всеми странами;

4) Установление границ на юге Средней Азии;

5) Закрепление России на новых территориях Дальнего Востока.

Но в то же время появляются и определённые проблемы – к примеру, осложняются отношения России с Англией. Столкновение интересов двух европейских государств происходит на Балканах, в Турции, Средней Азии. В Средней Азии после присоединения Казахстана, Кокандского ханства, Бухарского эмирата, Хивинского ханства продолжалось присоединение туркменских племён. России удалось избежать военного столкновения с Англией. В 1885 г. было подписано соглашение о создании русско-английских военных комиссий для определения окончательных границ России и Афганистана.

Другой проблемой были отношения с балканскими странами. Объединение Болгарии произошло без ведома России, и Александр III впервые отступил от традиций солидарности с балканскими народами: он выступил за неукоснительное соблюдение статей Берлинского договора. Александр III предложил Болгарии самой решать свои внешнеполитические проблемы, отозвал русских офицеров и генералов, не стал вмешиваться в болгаро-турецкие дела. На Балканах Россия из противницы Турции превратилась почти в её союзницу. Позиции России были подорваны в Болгарии, а также в Сербии и Румынии. В 1886 г. дипломатические отношения между Россией и Болгарией были разорваны.

Подводя итоги, можно сказать, что правление Александра II, как и правление любого другого царя, содержало свои положительные и отрицательные стороны. С одной стороны, на внешнеполитической арене наступило затишье, с другой – были напряжены отношения с Англией, а с Болгарией дипломатические отношения были вообще прерваны. Внутренняя же политика Александра III была сбалансированной, так как он пытался помочь обществу постепенно сломать старые устои, чтобы не было революции, а не так радикально, как Александр II.2

1.2. Сравнительная характеристика судопроизводств: реформы Александра II и контрреформы Александра III.

Александр II и его реформы. Перестроить основания российской судебной системы стало необходимо вследствие освобождения крестьян и уравнивания их в правах с другими сословиями в 1861 году, и Александр II начал проведение реформ.

Результатом реформы стало создание новой системы судов и законодательства. Идея для всех равной и управляющей обществом законности была положена в её основание. Уставы, разработанные начали вводить в действие 20 ноября 1864 года. В основу судопроизводства был положен принцип независимости судей от администрации. Они назначались царём или сенатом пожизненно. Судебные процессы становились гласными, публичными и состязательными. Смещение судей допускалось только по их собственному желанию или по решению суда (несменяемость судей). Вводился институт адвокатов. Учреждался суд присяжных заседателей, пользующихся авторитетом представителей гражданского населения. Присяжные заседатели участвовали в судебных слушаниях и в вынесении приговора судьёй.

Всё это было необычным для российского судопроизводства: издревле судебная система страны контролировалась администрацией, а о присутствии на суде присяжных и речи быть не могло.

Структура российского суда сильно упрощалась. Вводились 2 вида суда: мировой и общий. Мировой суд был единоличным, присяжные в нём не участвовали, так как суд стремился к примирению сторон и разбирал малозначительные уголовные преступления и гражданские дела.

Общий суд состоял из окружных судов и судебных палат. Все уголовные дела рассматривались с участием присяжных заседателей. Присяжные заседатели, назначаемые на каждое дело по жребию, в количестве 12 человек, должны были иметь определённый доход, или недвижимую собственность, или известное служебное положение. Чаще всего присяжными заседателями становились чиновники, торговцы, крестьяне. Люди эти обычно были мало знакомы с уголовным и гражданским правом, они принимали решение согласно собственному миропониманию и чувству справедливости. Дела о государственных преступлениях входили в компетенцию не окружных судов, а судебных палат. Высшей судебной инстанцией был сенат. Он выступал как орган судебного надзора за соблюдением судебных уставов и процедуры судопроизводства.

Однако уже с 1866г. от властей последовали различные «дополнения», которые ограничивали деятельность новых судов (судебные чиновники ставились в зависимость от губернатора; производство дознания по политическим делам передавалось жандармерии и т.д.). Закон 1872 г. ограничивал публичность судебных заседаний и освещение их в печати.

Новая судебно-правовая система не распространялась на крестьян. Так, все спорные имущественные вопросы между крестьянами и дела о преступлениях решались не в общем суде, а в особых крестьянских судах, члены которых выбирались из крестьян же. Эти суды, получившие название волостных, могли выносить приговоры не на основании всеобщего гражданского права, а исходя из местных обычаев.

Итак, с одной стороны, российский суд стал более мягким, либеральным, судебная практика приблизилась к европейской. С другой стороны, из сферы этих преобразований были исключены миллионы крестьян, а наиболее важные результаты реформы вскоре были ограничены правительством.

В частности, оправдание Засулич, подняв авторитет суда присяжных среди общественности, показало правительству опасность этого учреждения, вызвало против него волну реакций. Правительство Александра III вступило в борьбу со стремлениями общества к свободе и самостоятельности.

Александр III и его контрреформы. К концу 80-х годов судебная контрреформа почти завершена. Каждый из четырех принципов судебной реформы 1864 г. был сведен совершенно или почти на нет.

Независимость суда от администрации была ограничена.

Несменяемость судей обратилась в фикцию по закону от 20 мая 1885 г., который учредил Высшее дисциплинарное присутствие Сената, которое имеет право смещать судей по усмотрению министра юстиции.

Гласность судопроизводства была сведена почти к нулю по закону от 12 февраля 1887 г. В тот день именной царский указ дал право министру юстиции, если он «из дошедших до него сведений усмотрит, что публичное рассмотрение дела не должно быть допущено», закрывать в любое время двери заседаний любого суда. В условиях ограниченной гласности ущемлялась и состязательность судопроизводства.

Судебная контрреформа выразилась в ущемлении не только принципов реформы 1864 г., но и в ущемлении суда присяжных и мирового суда. Суд присяжных был до предела стеснен в его компетенции и отдален от дел, которые могли иметь хотя бы только оттенок «политики». Закон от 7 июля 1889 г. изъял из юрисдикции присяжных обширный круг дел.

Наконец, по закону от 12 июля 1889 г. о земских начальниках мировой суд был вообще ликвидирован и сохранен лишь в девяти самых крупных городах. Попутно этот закон подрывал еще одно — бессословное — начало в судах, поскольку земскими начальниками могли быть исключительно дворяне.3

Далее я привожу небольшую таблицу, которая служит наглядным материалом в сравнительной характеристике судопроизводства при Александре II и Александре III:

Черты сравнения

Судопроизводство при Александре II

Судопроизводство при Александре III

Независимость суда

+

+ -

Несменяемость судей

+

-

Гласность суда

+

+ -

Состязательность суда

+

+ -

Глава 2. Знаменитые судебные процессы в России во второй половине XIX века.

2.1 Дело В.И. Засулич.

Ход событий. 24 января 1878 года было совершен один из первых террористический актов в России: гувернантка Вера Ивановна Засулич стреляла в Петербургского градоначальника Фёдора Фёдоровича Трепова. Рана была несерьёзной, и Трепов выжил. По одной из версий, преступление было совершено с целью отомстить Трепову за наказание Боголюбова.

Из воспоминаний А.Ф. Кони: «…Окончив неотложные занятия по суду, я поехал к Трепову, который незадолго пред тем переселился в новый дом против Адмиралтейства. Я нашёл у него в приёмной массу чиновного и военного народа, разных сановников и полицейских, врачей. Старику только что произвели опыт извлечения пули, но опыт неудачный, так как, несмотря на повторение его затем, пуля осталась неизвлечённою…Тут же, в приёмной, за длинным столом, против следователя Кабата и начальника сыскной полиции Путилина, сидела девушка среднего роста, с… бледным, нездоровым лицом… Это была именовавшая себя Козловою, подавшая прошение Трепову и выстрелившая в него в упор из револьвера-бульдога. Она заявила, что решилась отомстить за незнакомого ей Боголюбова, о поругании которого узнала из газет… Это была Вера Засулич »4.

Дело в том, что генерал-адъютант Трепов однажды, в 10 часов утра, вошёл в дом предварительного заключения, и там, во дворе, встретил прогуливающегося Боголюбова и его друга. Они поклонились градоначальнику, но когда они во второй раз проходили мимо него, Боголюбов не снял шапку. Тогда Трепов подбежал к Боголюбову и с криком «Шапку долой!» сбил её с его головы. Боголюбов оторопел, но арестанты были возмущены этим поступком и начали протестовать. Тогда Трепов приказал высечь Боголюбова и уехал из дома предварительного заключения.

Таким образом, следователи считали, что мотив преступления – наказание Боголюбову, потому что других мотивов они не обнаружили (она не была знакома с градоначальником, Боголюбов же не был ни её родственником, ни другом и т.д.), а «всякий намёк на политический характер из дела Засулич устранялся un parti pris /с предвзятым намерением/ и с настойчивостью, просто странною со стороны министерства»5. Например, 25 января была получена телеграмма от прокурора одесской палаты, в которой говорилось, что стрелявшую в Трепова девушку зовут Усулич, и что одесским революционным кружкам уже заранее было известно, кто должен совершить покушение на градоначальника. Между тем эту телеграмму к следствию не приобщили. Кроме того, следствие не предпринимало никаких мер по поиску человека, продавшего Засулич револьвер. По выражению А.Ф. Кони, «из следствия было тщательно вытравлено всё, имевшее какой-либо политический оттенок»6.

Поступок Засулич произвёл большое впечатление в обществе. Как пишет А.Ф. Кони, «большинство, не любившее Трепова и обвинявшее его в подкупности, радовалось постигшему его несчастью»7. Отношение к обвиняемой же было двоякое: «…В высших сферах…находили, что она – несомненная любовница Боголюбова и всё-таки «мерзавка», но относились к ней с любопытством… Иначе относилось среднее сословие. В нём были восторженные люди, … которые усматривали в её выстреле протест за поруганное человеческое достоинство – грозный признак пробуждения общественного гнева»8.

31 марта должно было состояться заседание по делу Засулич, и многие работники правоохранительных органов были уверены в обвинительном приговоре. Но, по мнению А.Ф. Кони, председателя будущего суда, «вдумываясь в тогдашнее настроение общества в Петербурге, действительно трудно было сказать утвердительно, что по делу Засулич последует обвинительный приговор… Именно в начале весны 1878 года в… обществе проявлялась раздражительная нервность и крайняя впечатлительность. Наши присяжные являлись … чувствительным отголоском общественного настроения…На нервное состояние общества очень повлияла война…Стали говорить о малодушии государя…Явился скептицизм, к которому так склонно наше общество… Всё соединялось вместе, действовало на нервы с разных сторон, и среднее общество Петербурга, из которого должны были выйти будущие судьи Засулич, было напряжено, расстроено и болезненно-восприимчиво»9.

31 марта 1878 года состоялся суд по делу Веры Ивановны Засулич.

Суд. 31 марта 1878 года состоялось заседание суда по данному делу.

Дело рассматривалось Петербургским окружным судом с участием присяжных. Председателем выступал А.Ф.Кони. Обвинение поддерживал товарищ прокурора К.И.Кессель. Касаясь истории "мести" Засулич, Кессель утверждал: «…Я думаю, что эти общественные деятели /администраторы, судьи/ имеют право на то, на что имеет право каждый человек, - право на жизнь»10. Однако для общественного мнения той поры подобного рода аргументы выглядели «бледно».

Совсем по-другому восприняли речь адвоката Александрова. Он начал с того, что согласился в некоторых пунктах с прокурором: «…Кто станет отрицать, что самоуправное убийство есть преступление; кто будет отрицать то, что утверждает подсудимая, что тяжело поднимать руку для самоуправной расправы?»11

Далее он плавно подводит слушателей к тому, что на это дело нужно смотреть не только с точки зрения закона, но и более с человеческой точки зрения: «…Когда действия должностного лица становятся мотивом для наших действий, … тогда важно иметь в виду не только то, правильны или неправильны действия должностного лица с точки зрения закона, а как мы сами смотрели на них»12.

Затем адвокат продолжает развивать эту тему, и поэтому приступает к рассказу о прошлом Засулич: «…Я мог бы теперь начать прямо со случая 13 июля, но нужно прежде исследовать почву, которая обусловила связь между 13 июля и 24 января. Эта связь лежит… во всей жизни Засулич… Вы помните, что по окончании образования в одном из московских пансионов, Засулич вернулась в дом своей матери... В небольшой… промежуток времени семнадцатилетняя девушка имела случай познакомиться с Нечаевым… По его просьбе… она раза три или четыре принимала от него письма и передавала их по адресу… Впоследствии оказалось, что Нечаев - государственный преступник, и ее совершенно случайные отношения к Нечаеву послужили основанием к привлечению ее в качестве подозреваемой в государственном преступлении по известному нечаевскому делу»13.

Александров построил своё выступление так, что Засулич оказалась «невинной жертвой обстоятельств», и за это отсидела лучшие свои годы жизни в тюрьме. Он говорит: «…Годы юности… считаются лучшими годами в жизни человека... Для девицы годы юности представляют пору расцвета… То - пора первой любви,… веселых надежд… Легко вообразить, как провела Засулич эти лучшие годы своей жизни»14. Проанализировав вместе со слушателями этап за этапом прошлое подсудимой, Александров делает вывод: «…В эти годы зарождающихся симпатий Засулич действительно создала и закрепила в душе своей навеки одну симпатию - беззаветную любовь ко всякому, кто, подобно ей, принужден влачить несчастную жизнь подозреваемого в политическом преступлении»15.

Затем Александров продолжает раскрывать мотивы преступления Засулич: «… Отмена телесного наказания оказала громадное влияние на поднятие в русском народе чувства человеческого достоинства… Короткое газетное известие о наказании Боголюбова розгами не могло не произвести на Засулич подавляющего впечатления. Оно производило такое впечатление на всякого, кому знакомо чувство… человеческого достоинства… Кто же вступится за поруганную честь беспомощного каторжника?»16 Александров бил точно в цель. Публика рыдала, петербургские дамы на балах тайком передавали друг другу фотокарточку обвиняемой девицы.

Присяжные вынесли приговор. «Нет! – провозгласил старшина, и краска мгновенно покрыла его щёки… - Не вин…»17, но далее он не мог продолжать. «Тому, кто не был свидетелем, - пишет А.Ф. Кони, - нельзя себе представить ни взрыва звуков, покрывших голос старшины, ни того движения, которое … пронеслось по всей зале. Крики несдержанной радости, истерические рыдания… Всё отдавалось какому-то бессознательному чувству радости… и поток этой радости легко мог обратиться в поток ярости при первой серьёзной попытке удержать его полицейскою плотиною»18.

Публика окружила скамью подсудимой и место защитника. Едва Александров спустился с лестницы, как был подхвачен на руки и с криками торжества пронесён до самой Литейной.

«…Все были уверены в обвинении Засулич, - пишет А.Ф. Кони, - и моё заявление, что она оправдана, было принято сначала за шутку. Не успел

окончиться обед, как вбежал новый гость – А.А.А. “Вы здесь спокойно сидите, - взволнованно сказал он, - а знаете ли, что происходит на улице?.. Там стреляют, дерутся с жандрамами…” Оказалось, что через четверть часа после моего ухода из суда Засулич была выпущена из дома предварительного заключения прямо в толпу…»19

Таким образом, реформы Александра II положили начало созданию современного российского права: появился суд присяжных, адвокаты, прокуроры, и в целом судопроизводство начало приобретать современные черты. Кроме того, введение суда присяжных сыграло важную роль для того времени. Все решения, принимаемые им, были показателем настроения общества, которому стали присущи «скептицизм», «раздражительная нервность и крайняя впечатлительность», то есть, как писал А.Ф.Кони, «присяжные являлись чувствительным отголоском общественного настроения». И это настроение теперь выливалось в судебных разбирательствах – это был протест против того времени, против того царя.20

2.2. Дело И.И. Мироновича

Ход событий, следствие. 28 августа 1883 года, в Петербурге, в ссудной кассе, принадлежащей И.И. Мироновичу, был обнаружен труп 13-летней Сарры Беккер.

Мотивы преступника были не ясны. Расположение трупа указывало на убийство с целью изнасилования, а пропажа ценных вещей – на убийство с целью ограбления.

Судебно-медицинская экспертиза установила, что: во-первых, причина смерти - удар по голове с последующим удушением; во-вторых, нет признаков изнасилования девушки. Следователем же удалось выяснить, что Сарра Беккер в этом доме выполняла роль ночного сторожа в ссудной кассе.

Несмотря на то, что попытка изнасилования была отвергнута медицинской экспертизой, для следователей это было основной версией. Миронович был дважды отправлен на медицинское обследование, но все экспертизы дали отрицательный результат. Также обнаруживается алиби Мироновича: несколько свидетелей подтверждают, что около 22.00 Миронович уже был дома.

Но нашлись свидетели, которые и опровергают алиби Мироновича.     Гершович показал, что Миронович, сначала вышедший на Невский проспект, возвратился обратно в ссудную кассу. Таким образом, алиби опровергалось.

Следственная же версия сводилась к тому, что Миронович совершил преступление с целью изнасилования, но ввиду некоторых причин он не смог этого сделать, и, чтобы скрыть преступление, убил девушку. Чтобы направить полицию по ложному следу, он также инсценировал грабёж. Дело готовилось к передаче в суд.

Но 29 сентября 1883 года в полицию явилась женщина, утверждавшая, что она убила Сарру Беккер. Пришедшей в полицию женщиной оказалась воровка Семёнова. Её мотивы заключались в том, что, влюблённая в Безака, она хотела полностью обеспечивать их совместное проживание, а денег, добытых мелкими хищениями, не хватало, и поэтому Семёнова решилась на крупное ограбление. 27 августа Семёнова попросила Сарру Беккер принять заказ в неурочное время, и та согласилась. Когда девушка вошла, Семёнова ударила её сзади гирей по голове и ограбила кассу.

В силу новых обстоятельств Миронович освобождается из-под стражи, в камеру предварительного заключения посажен Михаил Безак.

  Безак подтверждает показания Семёновой, но затем предлагает новую версию преступления: Семёнова, расставшись с Саррой Беккер на лестничной площадке, спускается вниз по лестнице, но вдруг слышит шум наверху. Она возвращается в ссудную кассу и в дверях сталкивается с Мироновичем, до того момента ей не знакомым, и он покупает её молчание некоторыми ценными вещами.

17 января 1884 года Безак был освобождён из-под стражи, а Семёнова отказывается от прежних показаний и излагает ту же версию, которую предложил Безак. Итак, Мироновича вновь заключают под стражу.

Но 15 февраля 1884 года Семёнова возвращается к своим прежним показаниям, а 18 апреля Семёнова вновь отказывается от своих первоначальных показаний. Теперь следствие понимает, что шло на поводу у «безрассудной, склонной к притворству и неуравновешенной» женщины. Такая же характеристика и в заключении врачей, проводивших обследование.

Таким образом, Мироновичу предъявили обвинение в совершении изнасилования и убийства, Семёновой и Безаку – в недонесении. Дело слушалось с 27 ноября по 3 декабря 1884 г. в Петербургском окружном суде. В своем приговоре он признал обвинение доказанным и осудил всех, привлеченных по делу. 

Но судебный процесс вызвал массу нареканий, как в отношении защиты, так и обвинения (утеря важных улик обвинением, присвоение адвокатами функций прокурора с целью защиты собственного подопечного и т.д.). Сенат передал дело на новое рассмотрение, и теперь судили отдельно Мироновича, отдельно – Семёнову и Безака.

Суд. Новый процесс по «делу Мироновича» проходил 23 сентября - 2 октября 1885 г. Гражданским истцом выступил А.И.Урусов, защитниками И.И.Мироновича были Н.П.Карабчевский и С.А.Андреевский.

Обвинение придерживалось прежней линии. Профессор Сорокин подтвердил версию обвинения, но в то же время сказал, что «дефекты предварительного следствия лишают его экспертизу возможности с полной достоверностью констатировать весь акт преступления»21. В изложении Урусова всё было логично и чётко, но внимание слушателей было постоянно акцентировано на недоработках полиции, поэтому речь гражданского истца не впечатлила их.

А речь адвокатов, напротив, воспроизвела сильное впечатление. По словам современников, это была самая блистательная речь Андреевского. В ее начале, обращаясь к присяжным заседателям, он сказал: «Мы желали бы… дать вам в руки ясный светильник, с которым бы вы обошли все дебри следственного производства и вышли бы из него путем правды»22.

Медленно Андреевский подводил слушателей к мысли о невиновности своего подопечного. Он начал с того, что прежнее решение суда не может быть действительно справедливым, и лишь теперь можно вынести справедливый приговор с учётом всех обстоятельств: «…Тогда прокурор выставлял на скамью подсудимых двух взаимно исключающих убийц - Миронович и Семенову… Сенат рассек это противоестественное сплетение Мироновича и Семеновой… Кроме того, те присяжные не имели того громадного опыта, которым мы владеем теперь»23.

Затем Андреевский начинает точно и логично излагать все подробности этого дела. Сначала адвокат приводит доказательства в пользу того, что убийцей могла быть Семёнова – рассматривает показания свидетелей, а также согласно этим показаниям делает вывод о времени совершения преступления – «убийца вошел в кассу в начале одиннадцатого»24.

Далее он обращается к мотивам преступления и способам убийства Сарры Беккер: «…В каждом знаменитом… процессе есть свой знаменитый пустяк, который всех сбивает с толку. В нашем деле такой пустяк - поза убитой Сарры Беккер: она найдена мертвой в кресле, с задранной юбкой и раздвинутыми ногами… Все сказали: здесь было изнасилование. Это первое впечатление было так сильно, что впоследствии… следственная власть… продолжала поддерживать это воображаемое изнасилование»25. В речи Андреевского прослеживается строгая логика, но эта логика очень понятна слушателям, поэтому они запоминают все детали, упомянутые Андреевским. Он не просто констатирует факты, а обращается к людям, сидящим в зале, главным образом, к суду присяжных.

Затем адвокат начинает шаг за шагом разбирать результаты медицинской экспертизы: «…Врачи тогда же заключили, что данные… исключают предположение о попытке к изнасилованию. Мы слышали, как не понравилось это заключение, как выпрашивался у врачей какой-нибудь намек на изнасилование… И Мироновича вторично… обследовали… Тогда врачи категорически высказали, что они исключают попытку изнасилования»26. Андреевский опирается на то, что сами правоохранительные органы оказывали давление на врачей, что изначально они ухватились «не за ту ниточку». Затем он принимается за показания Сорокина: «…Но при первом слушании дела, … союзником обвинения выступил профессор Сорокин. Экспертизу его называли блестящей: прилагательное это я готов принять только в одном смысле - экспертиза эта, как всё блестящее, мешала смотреть и видеть»27. Андреевский говорит о том, что доверять показаниям Сорокина невозможно ввиду их субъективности и неточности, постепенно рассеивая уверенность слушателей в доказательствах обвинения.

Затем Андреевский вновь возвращается к теме правоохранительных органов: «…Теперь все последние надежды… исчезли; между обвиняемым и подсудимым открывается ничем не наполненная пропасть - отсутствие связей между убийцей и трупом... Но обвинителям это нипочем… Проиграна экспертиза - долой экспертизу… никакие препятствия не существуют»28. Андреевский утверждает, что следствие, опираясь на мотив изнасилования, изначально выбрало неверный путь, и, когда была проделана уже огромная работа, не посчитало нужным сворачивать с этой дороги. И на протяжении всей своей речи адвокат возвращается ненавязчиво к этой теме, напоминает слушателям о промахах следствия.

Далее Андреевский рассматривает версию следствия о грабеже как попытке скрыть настоящие мотивы преступления и полностью отвергает эту версию, приводя многочисленные доказательства, противоречащие логике преступника: «В самом деле, видеть маскировку изнасилования кражей там, … где не дано ни одного явного признака присутствия вора … - все это ужасно искусственно и безжизненно»29.

Затем адвокат упоминает об алиби Мироновича и говорит о несостоятельности показаний, опровергающих это алиби: «…Сравните же первых и вторых свидетелей: которые яснее, тверже, доказательнее? Можно ли колебаться в выборе?»30

Затем Андреевский обрисовывает психологический портрет Мироновича, пусть даже «человека вообще скверного»31. Но адвокат не просто описывает подсудимого, а опровергает или говорит о непричастности определённых черт Мироновича, которые выяснили следователи, к данному делу. Слушатели же, которые уже начали сомневаться в компетентности правоохранительных органов, вновь получают информацию о совершённых ими неточностях. Суд присяжных больше склоняется к мысли о невиновности подсудимого.

Андреевский продолжает: «Я затем совершенно опускаю целый ряд показаний о выражении глаз Мироновича, его голосе … и прочих признаках волнения - все это я называю полицейской психологией и не придаю ей… значения. Дар чтения в чужой душе принадлежит немногим, да и те немногие ошибаются»32. И затем выдвигает свою версию о поведении Мироновича: «…Ну, как, в самом деле, серьезно считаться с такой психологией: слышат в нем /голосе Мироновича/ ноты виновности, а на факт, … доказывающий его невиновность, закрывают глаза. Этот факт тут же рядом: вот эта самая озабоченность Мироновича получить долг с Порховникова. Разве она была возможна, если бы Миронович убил перед тем… Сарру Беккер?»33

Но и это ещё не все доказательства невиновности Мироновича, «самые важные еще впереди»34. Андреевский переходит к личности Семёновой: «…Следственное правило состоит в том, чтобы искать последнего, кто видел убитого. Этот последний… был намечен сразу, - то была какая-то женщина, но она сразу же пропала… Было бы это возможно, если бы она была чиста?»35

Далее Андреевский обрисовывает портрет Семёновой – несколько раз судимой преступницы, и недоумевает о методах изучения её показаний следствием: «…Вспоминая после всего этого непринятие сознания Семеновой, … я уверен, что эти следственные приемы… непременно попадут в историю. Бывали случаи ошибок… Но такого случая, чтобы виновный брал штурмом следственную власть, как неприступную цитадель, осыпая ее градом неотразимых доказательств против себя, и чтобы его все-таки отбили и победоносно прогнали на свободу, - такого случая, я думаю, судебная летопись не знает от своего рождения!»36 И затем адвокат плавно раскрывает мотивы преступления, совершённого Семёновой, «страстной до болезни, всегда видящей подвиг в своей жертве для любовника, как бы ни была гнусна эта жертва»37.

Далее Андреевский опять вернулся к хронологическому изложению событий, но всё же большое значение он уделял и психологическим портретам остальных участников дела. Он не просто излагал сухие факты дела, а пытался добиться того, чтобы слушателю будто бы открылась «вся сущность» подсудимого, и после этого мысль о виновности его подопечного отпадала бы сама собой.

А в заключение он сказал: «…И верьте, господа, что даже те, в ком есть остаток предубеждения против Мироновича, и те встретят оправдание его с хорошим чувством. Все забудется в сознании свободы, в радостном сознании, что русский суд отворачивается от пристрастия, что русский суд не казнит без доказательств!»38

 Присяжные заседатели первоначально на вопрос о виновности Мироновича ответили: "Да, виновен, но без преднамерения и заслуживает снисхождения". Ввиду нечеткости формулировки ответа, председательствующий на процессе возвратил присяжных для дополнительного совещания. После нового совещания старшина присяжных зачитал ответ: "Нет, не виновен". Миронович был оправдан.39

Таким образом, хоть и уже начали проводиться контрреформы, они не сразу вступили в действие. Суд присяжных ещё участвовал в судебных разбирательствах, хоть его деятельности и была ограничена делами без политического оттенка. Изменения постепенно вступали в силу, но на 1885 год они ещё не имели достаточного веса, чтобы кардинально изменить судопроизводство.

Заключение

Итак, я рассмотрела тему «Знаменитые судебные процессы в России во второй половине XIX века».

Сначала я проанализировала итоги правления Александра II и Александра III и сделала вывод о том, что политика Александра II имела либеральный характер, а политика Александра III была направлена на адаптацию общества к реформе 1861 года, а, следовательно, возвращала часть старых порядков, чтобы оно успело «перестроиться» на новый лад.

Соответственно, судебные реформы, как и остальные, также отражали характер политики каждого правителя. При Александре II суд стал обладать такими чертами, как независимость от администрации, гласность, состязательность, а судьи стали несменяемыми. При Александре же III суд вновь стал зависим от администрации, гласность и состязательность суда часто не соблюдались, правило «несменяемости судей» было также нарушено.

Различие между судопроизводствами двух эпох также заметно на конкретных примерах. Дело Засулич слушалось ещё при Александре II, и все требования к суду того времени были соблюдены. При первом же слушанье дела Мироновича была нарушена состязательность суда, и только при втором рассмотрении дела правила были соблюдены.

После всех реформ, напряжённой внутренней и внешней политики общество было напряжено, и любые ограничения выливались в очередные беспорядки с многочисленными жертвами с обеих сторон. Общество болезненно отреагировало на контрреформы Александра III, так как ещё недавно предыдущий правитель вёл либеральную политику.

Но, несмотря на контрреформы Александра III, современное судопроизводство сохранило все требования к суду, введённые Александром II: гласность, состязательность и другие. Таким образом, основа, «фундамент» современного судебного производства был заложен ещё Александром II в конце XIX столетия.

Итак, я сравнила судопроизводства эпох Александра-освободителя и Александра-миротворца не только с теоретической, но и с практической стороны. Посредством этого я смогла ознакомиться с судебным производством не только в общих чертах, но и смогла рассмотреть его детали, которые важны в моей работе.

Список источников и литературы

Источники

1. Кони А.Ф. Избранное. («Воспоминания о деле Веры Засулич»). – М.: Сов. Россия, 1989. – 496 с.

2. Речь Александрова в защиту Засулич. /VV/PAPERS/ECCE/ZASS/ZASS_A.HTM

3. : Классика. Андреевский Сергей Аркадьевич. Судебные речи. Дело Мироновича. /a/andreewskij_s_a/text_0030.shtml

Литература

4. Антонов В.С. Огнянов М.Б. Пирумова Н.И. Книга для чтения по истории СССР: XIX в. Пособие для учащихся. («Суд присяжных»). – М.: Просвещение, 1984. – 224 с., ил.

5. Вера Засулич и суд присяжных. .ua/texts/vera.htm

6. Википедия. Засулич Вера Ивановна. /wiki/%D0%97%D0%B0%D1%81%D1%83%D0%BB%D0%B8%D1%87_%D0%92.

7. Загадочные преступления прошлого. Дело Мироновича. /d2.html

8. Энциклопедия для детей. Т.5, ч.2. История России. От дворцовых переворотов до эпохи Великих реформ. – М.: Аванта+, 1997. – 704 с.: ил.

9. Юристы России. Сергей Аркадьевич Андреевский. /

1 По материалам Википедии.

2 По материалам Википедии.

3 По материалам энциклопедии для детей. Т.5, ч.2. История России. От дворцовых переворотов до эпохи Великих реформ. – М.: Аванта+, 1997, с. 463-466.

4 Цит. по «Кони А.Ф. Избранное». («Воспоминания о деле Веры Засулич»). – М.: Сов. Россия, 1989, с. 313-314.

5 Цит. по «Кони А.Ф. Избранное». («Воспоминания о деле Веры Засулич»). – М.: Сов. Россия, 1989, с. 315.

6 Там же, с. 315.

7 Там же, с. 316.

8 Там же, с. 317.

9 Цит. по «Кони А.Ф. Избранное». («Воспоминания о деле Веры Засулич»). – М.: Сов. Россия, 1989, с. 322-323.

10 Цит. по статье «Вера Засулич и суд присяжных». .ua/texts/vera.htm

11 Цит. по речи Александрова в защиту Засулич. /VV/PAPERS/ECCE/ZASS/ZASS_A.HTM

12 Там же

13 Там же

14 Там же

15 Цит. по речи Александрова в защиту Засулич. /VV/PAPERS/ECCE/ZASS/ZASS_A.HTM

16 Там же

17 Цит. по «Кони А.Ф. Избранное». («Воспоминания о деле Веры Засулич»). – М.: Сов. Россия, 1989, с. 350.

18 Там же, с. 351.

19 Цит. по «Кони А.Ф. Избранное». («Воспоминания о деле Веры Засулич»). – М.: Сов. Россия, 1989, с. 353-354.

20 По материалам:

 «Книги для чтения по истории СССР: XIX в.» /Антонов В.С. Огнянов М.Б. Пирумова Н.И./ Пособие для учащихся. («Суд присяжных»). – М.: Просвещение, 1984, с. 126-130;

 статьи «Вера Засулич и суд присяжных». .ua/texts/vera.htm

 Википедии.

21 Цит. по статье «Загадочные преступления прошлого. Дело Мироновича». /d2.html

22 Цит. по «Андреевский Сергей Аркадьевич. Судебные речи. Дело Мироновича». /a/andreewskij_s_a/text_0030.shtml

23 Там же

24 Там же

25 Цит. по «Андреевский Сергей Аркадьевич. Судебные речи. Дело Мироновича». /a/andreewskij_s_a/text_0030.shtml

26 Там же

27 Там же

28 Цит. по «Андреевский Сергей Аркадьевич. Судебные речи. Дело Мироновича». /a/andreewskij_s_a/text_0030.shtml

29 Там же

30 Там же

31 Там же

32 Цит. по «Андреевский Сергей Аркадьевич. Судебные речи. Дело Мироновича». /a/andreewskij_s_a/text_0030.shtml

33 Там же

34 Там же

35 Там же

36 Там же

37 Там же

38 Цит. по «Андреевский Сергей Аркадьевич. Судебные речи. Дело Мироновича». /a/andreewskij_s_a/text_0030.shtml

39 По материалам:

 статьи «Загадочные преступления прошлого. Дело Мироновича». /d2.html

 статьи «Юристы России. Сергей Аркадьевич Андреевский». /

2008 год

refdb.ru

Российские судебные ораторы второй половины XIX начала XX века

Одесский Государственный Университет Николаевский Учебный Центр
РЕФЕРАТ

По Ораторскому Искусству

Студента гр. 317

Шнейдерис Е. Л.

второй половины XIX начала XX века.

            Дореволюционная русская адвокатура имела в своих рядах много известных судебных ораторов, которые были не только популярными защитниками, успешно выступающими в уголовных процессах, но и крупными учеными-юристами, писателями, критиками, видными общественными деятелями либерального направления.

Александров Петр Акимович (1838-1893)

 По окончании юридического факультета Петербургского университета он с 1860 года в течении 15 лет занимал различные должности по Министерству юстиции. Прочные знания, большие способности и одаренность обеспечили ему быстрое продвижение по служебной лестнице: товарищ прокурора Петербургского окружного суда, прокурор Псковского окружного суда, товарищ прокурора Петербургской судебной палаты и , наконец товарищ оберпрокурора кассационного департамента  Правительствующего Сената. В 1876 году Александров  после служебного конфликта, вызванного неодобрением начальства его заключения в суде по одному из дел, где он выступил по одному из дел, где он выступил в защиту свободы печати, вышел в отставку и в этом же году поступил в адвокатуру.

            Как защитник Александров обратил на себя внимание выступлением в известном политическом процессе «193-х». Дело слушалось в 1878 году в Петербургском окружном суде при закрытых дверях. В качестве защитников принимали участие лучшие силы Петербургской адвокатуры.

            Выступая в этом процессе, Александров, малоизвестный как адвокат, впервые обратил на себя внимание общественности продуманной речью, убедительной полемикой с прокурором.

            Вскоре, вслед за этим делом, в Петербургском окружном суде слушалось дело по обвинению Веры Засулич в покушении на убийство Петербургского градоначальника Трепова. Речь, произнесенная Александровым в защиты Веры Засулич, принесла ему широкую известность не только в России, но и за рубежом. Речь его полностью воспроизводилась на иностранные языки. Надо прямо отметить, что речь Александрова оказала большое влияние формирование решения присяжных заседателей по делу. В этой речи проявился большой талант даровитого, мужественного судебного оратора.

            Уважая свою профессию, П. А. Александров всегда был сдержан в своих речах. Речи его отличаются тщательностью отделки основных положений, внутренней согласованностью всех их частей. Произносил он их тихо, убедительно, с большой внутренней силой. Будучи блестящим оратором, он никогда не полагался только на свое ораторское мастерство, придавая большое значение досудебной подготовке к делу и судебному следствию. Он всегда тщательно продумывал свои речи.     

Андреевский Сергей Аркадьевич (1847-1918)

Очень талантливый дореволюционный адвокат. После окончания в 1869 году юридического факультета Харьковского университета был кандидатом на судебную должность при прокуроре Харьковской судебной палаты, судебным следователем в г. Карачеве, товарищем прокурора Казанского окружного суда, где проявил себя как талантливый обвинитель. В 1873 году при непосредственном участии А. Ф. Кони, с которым он был близок по совместной работе, С. А. Андреевский переводится товарищем прокурора Петербургского окружного суда.

            В 1878 году царская юстиция подготавливала к слушанию дело по обвинению Веры Засулич в покушении на убийство Петербургского градоначальника Трепова. В недрах Министерства юстиции тщательно обрабатывались вопросы, связанные с рассмотрением этого дела. Большое внимание уделялось составу суда и роли обвинителя в процессе. Министерством юстиции было предложено выступить в качестве обвинителя по этому делу - С.А. Андреевскому и В. И. Жуковскому. Однако оба они участвовать в процессе отказались.

            Уже первый процесс в котором выступил, Андреевский (речь в защиту обвиняемого в деле об убийстве Зайцева), создал ему репутацию сильного адвоката по уголовным делам.

            В отличие от Александрова, он не заботился о глубоком, всестороннем анализе материалов дела, недостаточно уделял внимания выводам предварительного следствия. Основное внимание им уделялось личности подсудимого, анализу обстановки, в которой тот жил, и условий, в которых подсудимый совершил преступление. Психологический анализ действий подсудимого Андриевский давал всегда глубоко, живо, ярко и убедительно. Его без преувеличения можно назвать мастером психологической защиты. Раскрытые им образы всегда составляют неотразимое впечатление.

            В делах, где требовалось не только последовательность и непогрешимая логика, но и строгое юридическое мышление, исследование законодательного материала, он, как адвокат был не на высоте, и успех ему изменял. Как судебный оратор С. А. Андреевский был оригинален, самостоятелен.

            Основной особенностью его является широкое внесение литературно-художественных приемов в защитную речь. Рассматривая адвокатскую деятельность как искусство, он называл защитника «говорящим писателем». В своей работе «Об уголовной защите», отмечая роль психологического раскрытия внутреннего мира подсудимого, Андреевский писал: «…художественная литература, с ее великим раскрытием души человеческой, должна была сделаться основною учительницей уголовных адвокатов»[1]. Отмечая необходимость внесения в уголовную защиту приемов художественной литературы, он считал, что «…приемы художественной литературы должны быть внесены в уголовную защиту полностью, смело и откровенно, без всяких колебаний»[2].

            Эти взгляды на защиту он не только высказывал в печати, но и практически осуществлял в суде. Речи Андриевский всегда тщательно отделывал. В них много ярких образных сравнений, метких слов, правдивых воспроизведений событий преступления. Правда, речи его не лишены некоего пафоса, стремления к чрезмерной красноречивости.

            Его современники говорили, что слог Андреевского прост, ясен, хотя несколько напыщен. Речи его стройные, плавные, тщательно распланированные, полные ярких запоминающихся образов и красок, но увлечение психологическим анализом нередко мешало ему дать глубокий анализ доказательств, что в ряде случаев сильно ослабляло речь.

            С. А. Андреевский занимался и литературной деятельностью. Его перу принадлежит  много поэм и стихотворений на лирические темы. С начала 80-х годов он печатается в «Вестнике Европы», в книге «Литературное чтение» опубликован ряд его произведений и критических статей о Бартынском, Некрасове, Тургеневе, Достоевском и Гаршине. В 1886 году опубликован сборник его стихов.

            Судебные речи Андреевского изданы отдельной книгой.

 

Жуковский Владимир Иванович (1836-1901)

Окончил юридический факультет Петербургского университета в звании кандидата. В 1861 году поступил на должность судебного следователя в Оренбургской губернии. В последующем работал на различных судебных должностях. В 1870 году назначается товарищем прокурора Петербургского окружного суда. Успешно выступал в качестве обвинителя. Своей  речью по нашумевшему в свое время уголовному делу о поджоге мельницы купцом Овсянниковым Жуковский зарекомендовал себя как талантливый оратор.

      В 1878 году по тем же причинам что и С.А. Андреевский Жуковский вынужден был уйти из прокуратуры и поступил в адвокатуру Он успешно выступал во многих  групповых делах в качестве защитника и гражданского истца. Широко известен был как в Петербурге, так и на периферии. Его выступления в суде  всегда были просты и доходчивы легко воспринимаемы слушателями. Особенно зарекомендовал он себя как представитель гражданского истца. Речи Жуковский произносил тихо, непринужденно. От его наблюдательного взора не ускользали комические ситуации. Блестяще владел он иронией и умело пользовался ей в суде.

         Свои речи Жуковский тщательно отделывал, много уделяя внимание тому, чтобы они были доступны и хорошо воспринимались слушателями В своих речах он всегда находил место для едкой шутки, делая это как большой мастер. Умело полемизировал с прокурором, однако не всегда уделял внимание глубокому и обстоятельному анализу доказательств Современники Жуковского отмечали что стенографические записи его речей далеко не полно передают характер отдельные детали речи приобретающие особое значение в тоне, мимике и жесте, которыми блестяще владел  В. И. Жуковский.

Карабчевский Николай Платонович (1851-1925).

В 1869 году поступил на естественный факультет Петербургского университета. Увлеченный лекциями известных дореволюционных юристов – профессоров Редькина П. Г., Таганцева Н. С., Градовского А.Д., перешел на юридический факультет, который в 1874 году успешно окончил  со степенью кандидата, в этом же году поступил в адвокатуру. Пять лет был помощником присяжного поверенного, а с 1879 года состоял присяжным  поверенным при Петербургской судебной палате. Быстро завоевал популярность, как один из способных защитников по уголовным делам. Неоднократно выступал защитительными речами в политических процессах.

            Будучи молодым адвокатом, успешно выступал в процессе «193-х», защищая Брешковскую, Рогачеву и Андрееву. Хорошо зарекомендовал себя, выступая в большом процессе «Об интендантских злоупотреблениях во время русско-турецкой войны», рассматриваемом военным окружным судом. В этом большом, трудоемком деле Карабчевский проявил себя серьезным адвокатом, умеющим дать полный, обстоятельный разбор многочисленных доказательств в сложных, запутанных делах.

            К числу наиболее известных его речей по уголовным делам относится речь в защиту Ольги Палем, обвиняющейся в умышленном убийстве студента Довнара, в защиту братьев Скитских, в защиту Мултанских вотяков, в разрешении судьбы которых принимал участие В. Г. Короленко. Большой известностью пользовалась его речь по делу о крушении парахода «Владимир». Широко известны его речи по делам политическим, в защиту Гершуни, Сазонова, Бейлиса.

            Помимо адвокатской деятельности, Карабчевский занмался литературной работой. Его перу принадлежит ряд литературных произведений-прозаических и поэтических, опубликованных в сборнике «Поднятая завеса». Воспоминания и статьи по юридическим вопросам опубликованы в его книге «Около правосудия». Также он известен и как редактор выходившего в свое время журнала «Юрист». Умер за границей в эмиграции.

Плевако Федор Никифорович (1842-1908)

Окончил Московский университет. Состоял присяжным поверенным при Московской судебной палате. Более 40 лет работал адвокатом. Одаренный судебный оратор. Постепенно, от процесса к процессу, он своими речами завоевал широкое признание. Тщательно готовился к делу, глубоко знал все его обстоятельства, умел анализировать доказательства и  показать суду внутренний смысл тех или иных явлений. Речи его отличались большой психологической глубиной, житейской мудростью, простотой и доходчивостью. Сложные человеческие отношения, неразрешимые под час житейские комбинации освещал он проникновенно, в доступной для слушателей форме.

Выступая во многих крупных процессах, он проявил себя как острый и находчивый полемист.

Спасович Владимир Данилович (1829-1906)

            В 1849 году окончил юридический факультет Петербургского университета. По окончании работал чиновником в палате уголовного суда. В 22 года он защитил магистерскую диссертацию по кафедре международного права. Занимался педагогической работой. Переводил польских писателей на русский язык. Был близок с ученым-историком К. Д. Кавелиным, по рекомендации которого занял в Петербургском Университете кафедру уголовного права. Одаренный криминалист, известный своими теоретическими работами  в области уголовного процесса, Спасович был автором одного из лучших в свое время учебников по русскому уголовному праву. Спасович пользовался у студентов большой популярностью. Его лекции привлекали большое количество студентов. Спасович был врагрутинных взглядов в науке уголовного права и процесса, чем вызывал недовольство университетского начальства.

            В 1861 году вместе с группой передовых ученых оставил Петербургский университет в связи со студенческими волнениями. В адвокатуре с 1866 года. Выступал в качестве защитника по ряду политических дел.

 

Хартулари Константин Федорович (1841-1897)

            После окончания юридического факультета Петербургского университета служил в начале в Министерстве Юстиции, а с 1868 года – присяжным поверенным при Петербургской судебной палате. Известен как исключительно уравновешенный адвокат, далекий от каких либо попыток насытить свою речь излишней красноречивостью.

            Его выступления в суде отличаются обстоятельным и глубоким разбором доказательств, умением найти в деле основные моменты и дать им правильное освещение. Характерная особенность его речей – тщательная отделка, соразмерность их частей, глубоко продуманная подача материала. Лучшей его речью является его выступление по нашумевшему уголовному делу по обвинению в убийстве Маргариты Жюжан. Правда эта речь лишена ярких красок, острой ситуации и глубоких психологических образов, рисовать которые он не умел. Речь по делу Маргариты Жюжан является образцом делового глубокого анализа доказательств, строгой последовательности и логичности, что делает ее доходчивой и убедительной. Адвокат не оставил ни одной улики без обстоятельно разбора и тщательного сопоставления с другими доказательствами. В этой речи умело сгруппированы и последовательно изложены все доказательства, подтверждающие невиновность Маргариты Жюжан. Это в значительной мере обеспечило оправдательный вердикт.

             Совершенно в другом плане произнесена речь в защиту Марии Левенштейн и Разнотовского, обвиняемых в покушении на убийство. Здесь Хартулари показал себя хорошим психологом, большим наблюдателем, ярким бытоописателем.

            Хартулари зарекомендовал себя не только, как адвокат занимающийся ведением общеуголовных дел. Выступая в ряде политических процессов, Хартулари проявил себя как смелый, настойчивый адвокат.

  

Холев Николай Иосифович (1858-1899)

В 1881 году окончил юридический факультет Петербургского университета и сразу же стал помощником присяжного поверенного в Петербургской судебной палате, где и началась его адвокатская деятельность. Известность приобрел он не сразу. Только через пять-шесть лет ему довелось выступить в крупном процессе, где он во всю ширь проявил свои ораторские способности. Его речам, как и речам К. Ф. Хартулари, свойственна деловитость и уверенность в слове. Лучшей речью Холева является речь в защиту Максименко и речь по делу о крушении парохода «Владимир».

            Речи его, правда суховаты, в них нет блеска, острого юмора, боевого полемического задора, он не способен на глубокие психологические экскурсы. Успех Холева объяснялся умением добросовестно собирать доказательства и правильно представить их суду. Например, его речь в защиту Максименко – это упорный, кропотливый труд. Каждое доказательство, которым он оперирует, тщательно проверено. Анализируя доказательства, он строго последователен. Логику его речи трудно оспорить. Большое впечатление производит его полемика с медицинской экспертизой. По специальным вопросам медицины, возникшим в суде, он эрудирован и свободно полемизирует с авторитетными экспертами. Речи Холева – образец предельно добросовестного отношения к обязанностям адвоката. Холев не был в первой шеренге дореволюционных русских ораторов, однако он принадлежал к числу известных, выступал в крупных процессах, где большим трудом и усердием добивался успеха.

Литература

1. Судебные речи известных русских юристов. Сост. – Е. М. Ворожейкин, Госюриздат-Москва 1956

2. П. Сергеич – Искусство речи на суде Госюриздат-Москва 1959

3. www.rambler.ru

4. Пороховщиков И. С. Искусство судебного оратора М-1959 г.

[1] С. А. Андреевский, Драмы жизни, Петроград, 1916

www.km.ru

Доклад - Российские судебные ораторы второй половины XIX начала XX века

Одесский Государственный Университет

Николаевский Учебный Центр

РЕФЕРАТ

По Ораторскому Искусству

На тему: «Российские судебные ораторы второй половины XIX начала XX века»

Студента гр. 317

Шнейдерис Е. Л.

Николаев, 1999 г. Российские судебные ораторы

второй половины XIX начала XX века.

Дореволюционная русская адвокатура имела в своих рядах много известных судебных ораторов, которые были не только популярными защитниками, успешно выступающими в уголовных процессах, но и крупными учеными-юристами, писателями, критиками, видными общественными деятелями либерального направления.

Александров Петр Акимович (1838-1893)

По окончании юридического факультета Петербургского университета он с 1860 года в течении 15 лет занимал различные должности по Министерству юстиции. Прочные знания, большие способности и одаренность обеспечили ему быстрое продвижение по служебной лестнице: товарищ прокурора Петербургского окружного суда, прокурор Псковского окружного суда, товарищ прокурора Петербургской судебной палаты и, наконец товарищ оберпрокурора кассационного департамента Правительствующего Сената. В 1876 году Александров после служебного конфликта, вызванного неодобрением начальства его заключения в суде по одному из дел, где он выступил по одному из дел, где он выступил в защиту свободы печати, вышел в отставку и в этом же году поступил в адвокатуру.

Как защитник Александров обратил на себя внимание выступлением в известном политическом процессе «193-х». Дело слушалось в 1878 году в Петербургском окружном суде при закрытых дверях. В качестве защитников принимали участие лучшие силы Петербургской адвокатуры.

Выступая в этом процессе, Александров, малоизвестный как адвокат, впервые обратил на себя внимание общественности продуманной речью, убедительной полемикой с прокурором.

Вскоре, вслед за этим делом, в Петербургском окружном суде слушалось дело по обвинению Веры Засулич в покушении на убийство Петербургского градоначальника Трепова. Речь, произнесенная Александровым в защиты Веры Засулич, принесла ему широкую известность не только в России, но и за рубежом. Речь его полностью воспроизводилась на иностранные языки. Надо прямо отметить, что речь Александрова оказала большое влияние формирование решения присяжных заседателей по делу. В этой речи проявился большой талант даровитого, мужественного судебного оратора.

Уважая свою профессию, П. А. Александров всегда был сдержан в своих речах. Речи его отличаются тщательностью отделки основных положений, внутренней согласованностью всех их частей. Произносил он их тихо, убедительно, с большой внутренней силой. Будучи блестящим оратором, он никогда не полагался только на свое ораторское мастерство, придавая большое значение досудебной подготовке к делу и судебному следствию. Он всегда тщательно продумывал свои речи.

Андреевский Сергей Аркадьевич (1847-1918)

Очень талантливый дореволюционный адвокат. После окончания в 1869 году юридического факультета Харьковского университета был кандидатом на судебную должность при прокуроре Харьковской судебной палаты, судебным следователем в г. Карачеве, товарищем прокурора Казанского окружного суда, где проявил себя как талантливый обвинитель. В 1873 году при непосредственном участии А. Ф. Кони, с которым он был близок по совместной работе, С. А. Андреевский переводится товарищем прокурора Петербургского окружного суда.

В 1878 году царская юстиция подготавливала к слушанию дело по обвинению Веры Засулич в покушении на убийство Петербургского градоначальника Трепова. В недрах Министерства юстиции тщательно обрабатывались вопросы, связанные с рассмотрением этого дела. Большое внимание уделялось составу суда и роли обвинителя в процессе. Министерством юстиции было предложено выступить в качестве обвинителя по этому делу — С.А. Андреевскому и В. И. Жуковскому. Однако оба они участвовать в процессе отказались.

Уже первый процесс в котором выступил, Андреевский (речь в защиту обвиняемого в деле об убийстве Зайцева), создал ему репутацию сильного адвоката по уголовным делам.

В отличие от Александрова, он не заботился о глубоком, всестороннем анализе материалов дела, недостаточно уделял внимания выводам предварительного следствия. Основное внимание им уделялось личности подсудимого, анализу обстановки, в которой тот жил, и условий, в которых подсудимый совершил преступление. Психологический анализ действий подсудимого Андриевский давал всегда глубоко, живо, ярко и убедительно. Его без преувеличения можно назвать мастером психологической защиты. Раскрытые им образы всегда составляют неотразимое впечатление.

В делах, где требовалось не только последовательность и непогрешимая логика, но и строгое юридическое мышление, исследование законодательного материала, он, как адвокат был не на высоте, и успех ему изменял. Как судебный оратор С. А. Андреевский был оригинален, самостоятелен.

Основной особенностью его является широкое внесение литературно-художественных приемов в защитную речь. Рассматривая адвокатскую деятельность как искусство, он называл защитника «говорящим писателем». В своей работе «Об уголовной защите», отмечая роль психологического раскрытия внутреннего мира подсудимого, Андреевский писал: «…художественная литература, с ее великим раскрытием души человеческой, должна была сделаться основною учительницей уголовных адвокатов»[1]. Отмечая необходимость внесения в уголовную защиту приемов художественной литературы, он считал, что «…приемы художественной литературы должны быть внесены в уголовную защиту полностью, смело и откровенно, без всяких колебаний»[2] .

Эти взгляды на защиту он не только высказывал в печати, но и практически осуществлял в суде. Речи Андриевский всегда тщательно отделывал. В них много ярких образных сравнений, метких слов, правдивых воспроизведений событий преступления. Правда, речи его не лишены некоего пафоса, стремления к чрезмерной красноречивости.

Его современники говорили, что слог Андреевского прост, ясен, хотя несколько напыщен. Речи его стройные, плавные, тщательно распланированные, полные ярких запоминающихся образов и красок, но увлечение психологическим анализом нередко мешало ему дать глубокий анализ доказательств, что в ряде случаев сильно ослабляло речь.

С. А. Андреевский занимался и литературной деятельностью. Его перу принадлежит много поэм и стихотворений на лирические темы. С начала 80-х годов он печатается в «Вестнике Европы», в книге «Литературное чтение» опубликован ряд его произведений и критических статей о Бартынском, Некрасове, Тургеневе, Достоевском и Гаршине. В 1886 году опубликован сборник его стихов.

Судебные речи Андреевского изданы отдельной книгой.

Жуковский Владимир Иванович (1836-1901)

Окончил юридический факультет Петербургского университета в звании кандидата. В 1861 году поступил на должность судебного следователя в Оренбургской губернии. В последующем работал на различных судебных должностях. В 1870 году назначается товарищем прокурора Петербургского окружного суда. Успешно выступал в качестве обвинителя. Своей речью по нашумевшему в свое время уголовному делу о поджоге мельницы купцом Овсянниковым Жуковский зарекомендовал себя как талантливый оратор.

В 1878 году по тем же причинам что и С.А. Андреевский Жуковский вынужден был уйти из прокуратуры и поступил в адвокатуру Он успешно выступал во многих групповых делах в качестве защитника и гражданского истца. Широко известен был как в Петербурге, так и на периферии. Его выступления в суде всегда были просты и доходчивы легко воспринимаемы слушателями. Особенно зарекомендовал он себя как представитель гражданского истца. Речи Жуковский произносил тихо, непринужденно. От его наблюдательного взора не ускользали комические ситуации. Блестяще владел он иронией и умело пользовался ей в суде.

Свои речи Жуковский тщательно отделывал, много уделяя внимание тому, чтобы они были доступны и хорошо воспринимались слушателями В своих речах он всегда находил место для едкой шутки, делая это как большой мастер. Умело полемизировал с прокурором, однако не всегда уделял внимание глубокому и обстоятельному анализу доказательств Современники Жуковского отмечали что стенографические записи его речей далеко не полно передают характер отдельные детали речи приобретающие особое значение в тоне, мимике и жесте, которыми блестяще владел В. И. Жуковский.

Карабчевский Николай Платонович (1851-1925).

В 1869 году поступил на естественный факультет Петербургского университета. Увлеченный лекциями известных дореволюционных юристов – профессоров Редькина П. Г., Таганцева Н. С., Градовского А.Д., перешел на юридический факультет, который в 1874 году успешно окончил со степенью кандидата, в этом же году поступил в адвокатуру. Пять лет был помощником присяжного поверенного, а с 1879 года состоял присяжным поверенным при Петербургской судебной палате. Быстро завоевал популярность, как один из способных защитников по уголовным делам. Неоднократно выступал защитительными речами в политических процессах.

Будучи молодым адвокатом, успешно выступал в процессе «193-х», защищая Брешковскую, Рогачеву и Андрееву. Хорошо зарекомендовал себя, выступая в большом процессе «Об интендантских злоупотреблениях во время русско-турецкой войны», рассматриваемом военным окружным судом. В этом большом, трудоемком деле Карабчевский проявил себя серьезным адвокатом, умеющим дать полный, обстоятельный разбор многочисленных доказательств в сложных, запутанных делах.

К числу наиболее известных его речей по уголовным делам относится речь в защиту Ольги Палем, обвиняющейся в умышленном убийстве студента Довнара, в защиту братьев Скитских, в защиту Мултанских вотяков, в разрешении судьбы которых принимал участие В. Г. Короленко. Большой известностью пользовалась его речь по делу о крушении парахода «Владимир». Широко известны его речи по делам политическим, в защиту Гершуни, Сазонова, Бейлиса.

Помимо адвокатской деятельности, Карабчевский занмался литературной работой. Его перу принадлежит ряд литературных произведений-прозаических и поэтических, опубликованных в сборнике «Поднятая завеса». Воспоминания и статьи по юридическим вопросам опубликованы в его книге «Около правосудия». Также он известен и как редактор выходившего в свое время журнала «Юрист». Умер за границей в эмиграции.

Плевако Федор Никифорович (1842-1908)

Окончил Московский университет. Состоял присяжным поверенным при Московской судебной палате. Более 40 лет работал адвокатом. Одаренный судебный оратор. Постепенно, от процесса к процессу, он своими речами завоевал широкое признание. Тщательно готовился к делу, глубоко знал все его обстоятельства, умел анализировать доказательства и показать суду внутренний смысл тех или иных явлений. Речи его отличались большой психологической глубиной, житейской мудростью, простотой и доходчивостью. Сложные человеческие отношения, неразрешимые под час житейские комбинации освещал он проникновенно, в доступной для слушателей форме.

Выступая во многих крупных процессах, он проявил себя как острый и находчивый полемист.

Спасович Владимир Данилович (1829-1906)

В 1849 году окончил юридический факультет Петербургского университета. По окончании работал чиновником в палате уголовного суда. В 22 года он защитил магистерскую диссертацию по кафедре международного права. Занимался педагогической работой. Переводил польских писателей на русский язык. Был близок с ученым-историком К. Д. Кавелиным, по рекомендации которого занял в Петербургском Университете кафедру уголовного права. Одаренный криминалист, известный своими теоретическими работами в области уголовного процесса, Спасович был автором одного из лучших в свое время учебников по русскому уголовному праву. Спасович пользовался у студентов большой популярностью. Его лекции привлекали большое количество студентов. Спасович был врагрутинных взглядов в науке уголовного права и процесса, чем вызывал недовольство университетского начальства.

В 1861 году вместе с группой передовых ученых оставил Петербургский университет в связи со студенческими волнениями. В адвокатуре с 1866 года. Выступал в качестве защитника по ряду политических дел.

Хартулари Константин Федорович (1841-1897)

После окончания юридического факультета Петербургского университета служил в начале в Министерстве Юстиции, а с 1868 года – присяжным поверенным при Петербургской судебной палате. Известен как исключительно уравновешенный адвокат, далекий от каких либо попыток насытить свою речь излишней красноречивостью.

Его выступления в суде отличаются обстоятельным и глубоким разбором доказательств, умением найти в деле основные моменты и дать им правильное освещение. Характерная особенность его речей – тщательная отделка, соразмерность их частей, глубоко продуманная подача материала. Лучшей его речью является его выступление по нашумевшему уголовному делу по обвинению в убийстве Маргариты Жюжан. Правда эта речь лишена ярких красок, острой ситуации и глубоких психологических образов, рисовать которые он не умел. Речь по делу Маргариты Жюжан является образцом делового глубокого анализа доказательств, строгой последовательности и логичности, что делает ее доходчивой и убедительной. Адвокат не оставил ни одной улики без обстоятельно разбора и тщательного сопоставления с другими доказательствами. В этой речи умело сгруппированы и последовательно изложены все доказательства, подтверждающие невиновность Маргариты Жюжан. Это в значительной мере обеспечило оправдательный вердикт.

Совершенно в другом плане произнесена речь в защиту Марии Левенштейн и Разнотовского, обвиняемых в покушении на убийство. Здесь Хартулари показал себя хорошим психологом, большим наблюдателем, ярким бытоописателем.

Хартулари зарекомендовал себя не только, как адвокат занимающийся ведением общеуголовных дел. Выступая в ряде политических процессов, Хартулари проявил себя как смелый, настойчивый адвокат.

Холев Николай Иосифович (1858-1899)

В 1881 году окончил юридический факультет Петербургского университета и сразу же стал помощником присяжного поверенного в Петербургской судебной палате, где и началась его адвокатская деятельность. Известность приобрел он не сразу. Только через пять-шесть лет ему довелось выступить в крупном процессе, где он во всю ширь проявил свои ораторские способности. Его речам, как и речам К. Ф. Хартулари, свойственна деловитость и уверенность в слове. Лучшей речью Холева является речь в защиту Максименко и речь по делу о крушении парохода «Владимир».

Речи его, правда суховаты, в них нет блеска, острого юмора, боевого полемического задора, он не способен на глубокие психологические экскурсы. Успех Холева объяснялся умением добросовестно собирать доказательства и правильно представить их суду. Например, его речь в защиту Максименко – это упорный, кропотливый труд. Каждое доказательство, которым он оперирует, тщательно проверено. Анализируя доказательства, он строго последователен. Логику его речи трудно оспорить. Большое впечатление производит его полемика с медицинской экспертизой. По специальным вопросам медицины, возникшим в суде, он эрудирован и свободно полемизирует с авторитетными экспертами. Речи Холева – образец предельно добросовестного отношения к обязанностям адвоката. Холев не был в первой шеренге дореволюционных русских ораторов, однако он принадлежал к числу известных, выступал в крупных процессах, где большим трудом и усердием добивался успеха.

Литература

1. Судебные речи известных русских юристов. Сост. – Е. М. Ворожейкин, Госюриздат-Москва 1956

2. П. Сергеич – Искусство речи на суде Госюриздат-Москва 1959

3. www.rambler.ru

4. Пороховщиков И. С. Искусство судебного оратора М-1959 г.

[1] С. А. Андреевский, Драмы жизни, Петроград, 1916

[2] Там же.

www.ronl.ru

Реферат - Российские судебные ораторы второй половины XIX начала XX века

Одесский Государственный Университет

Николаевский Учебный Центр

РЕФЕРАТ По Ораторскому Искусству На тему: «Российские судебные ораторы второй половины XIX начала XX века» Студента гр. 317

Шнейдерис Е. Л.

Николаев, 1999 г. Российские судебные ораторы

второй половины XIX начала XX века.

            Дореволюционная русская адвокатура имела в своих рядах много известных судебных ораторов, которые были не только популярными защитниками, успешно выступающими в уголовных процессах, но и крупными учеными-юристами, писателями, критиками, видными общественными деятелями либерального направления.

Александров Петр Акимович (1838-1893)

 По окончании юридического факультета Петербургского университета он с 1860 года в течении 15 лет занимал различные должности по Министерству юстиции. Прочные знания, большие способности и одаренность обеспечили ему быстрое продвижение по служебной лестнице: товарищ прокурора Петербургского окружного суда, прокурор Псковского окружного суда, товарищ прокурора Петербургской судебной палаты и, наконец товарищ оберпрокурора кассационного департамента  Правительствующего Сената. В 1876 году Александров  после служебного конфликта, вызванного неодобрением начальства его заключения в суде по одному из дел, где он выступил по одному из дел, где он выступил в защиту свободы печати, вышел в отставку и в этом же году поступил в адвокатуру.

            Как защитник Александров обратил на себя внимание выступлением в известном политическом процессе «193-х». Дело слушалось в 1878 году в Петербургском окружном суде при закрытых дверях. В качестве защитников принимали участие лучшие силы Петербургской адвокатуры.

            Выступая в этом процессе, Александров, малоизвестный как адвокат, впервые обратил на себя внимание общественности продуманной речью, убедительной полемикой с прокурором.

            Вскоре, вслед за этим делом, в Петербургском окружном суде слушалось дело по обвинению Веры Засулич в покушении на убийство Петербургского градоначальника Трепова. Речь, произнесенная Александровым в защиты Веры Засулич, принесла ему широкую известность не только в России, но и за рубежом. Речь его полностью воспроизводилась на иностранные языки. Надо прямо отметить, что речь Александрова оказала большое влияние формирование решения присяжных заседателей по делу. В этой речи проявился большой талант даровитого, мужественного судебного оратора.

            Уважая свою профессию, П. А. Александров всегда был сдержан в своих речах. Речи его отличаются тщательностью отделки основных положений, внутренней согласованностью всех их частей. Произносил он их тихо, убедительно, с большой внутренней силой. Будучи блестящим оратором, он никогда не полагался только на свое ораторское мастерство, придавая большое значение досудебной подготовке к делу и судебному следствию. Он всегда тщательно продумывал свои речи.     

Андреевский Сергей Аркадьевич (1847-1918)

Очень талантливый дореволюционный адвокат. После окончания в 1869 году юридического факультета Харьковского университета был кандидатом на судебную должность при прокуроре Харьковской судебной палаты, судебным следователем в г. Карачеве, товарищем прокурора Казанского окружного суда, где проявил себя как талантливый обвинитель. В 1873 году при непосредственном участии А. Ф. Кони, с которым он был близок по совместной работе, С. А. Андреевский переводится товарищем прокурора Петербургского окружного суда.

            В 1878 году царская юстиция подготавливала к слушанию дело по обвинению Веры Засулич в покушении на убийство Петербургского градоначальника Трепова. В недрах Министерства юстиции тщательно обрабатывались вопросы, связанные с рассмотрением этого дела. Большое внимание уделялось составу суда и роли обвинителя в процессе. Министерством юстиции было предложено выступить в качестве обвинителя по этому делу — С.А. Андреевскому и В. И. Жуковскому. Однако оба они участвовать в процессе отказались.

            Уже первый процесс в котором выступил, Андреевский (речь в защиту обвиняемого в деле об убийстве Зайцева), создал ему репутацию сильного адвоката по уголовным делам.

            В отличие от Александрова, он не заботился о глубоком, всестороннем анализе материалов дела, недостаточно уделял внимания выводам предварительного следствия. Основное внимание им уделялось личности подсудимого, анализу обстановки, в которой тот жил, и условий, в которых подсудимый совершил преступление. Психологический анализ действий подсудимого Андриевский давал всегда глубоко, живо, ярко и убедительно. Его без преувеличения можно назвать мастером психологической защиты. Раскрытые им образы всегда составляют неотразимое впечатление.

            В делах, где требовалось не только последовательность и непогрешимая логика, но и строгое юридическое мышление, исследование законодательного материала, он, как адвокат был не на высоте, и успех ему изменял. Как судебный оратор С. А. Андреевский был оригинален, самостоятелен.

            Основной особенностью его является широкое внесение литературно-художественных приемов в защитную речь. Рассматривая адвокатскую деятельность как искусство, он называл защитника «говорящим писателем». В своей работе «Об уголовной защите», отмечая роль психологического раскрытия внутреннего мира подсудимого, Андреевский писал: «…художественная литература, с ее великим раскрытием души человеческой, должна была сделаться основною учительницей уголовных адвокатов»[1]. Отмечая необходимость внесения в уголовную защиту приемов художественной литературы, он считал, что «…приемы художественной литературы должны быть внесены в уголовную защиту полностью, смело и откровенно, без всяких колебаний»[2].

            Эти взгляды на защиту он не только высказывал в печати, но и практически осуществлял в суде. Речи Андриевский всегда тщательно отделывал. В них много ярких образных сравнений, метких слов, правдивых воспроизведений событий преступления. Правда, речи его не лишены некоего пафоса, стремления к чрезмерной красноречивости.

            Его современники говорили, что слог Андреевского прост, ясен, хотя несколько напыщен. Речи его стройные, плавные, тщательно распланированные, полные ярких запоминающихся образов и красок, но увлечение психологическим анализом нередко мешало ему дать глубокий анализ доказательств, что в ряде случаев сильно ослабляло речь.

            С. А. Андреевский занимался и литературной деятельностью. Его перу принадлежит  много поэм и стихотворений на лирические темы. С начала 80-х годов он печатается в «Вестнике Европы», в книге «Литературное чтение» опубликован ряд его произведений и критических статей о Бартынском, Некрасове, Тургеневе, Достоевском и Гаршине. В 1886 году опубликован сборник его стихов.

            Судебные речи Андреевского изданы отдельной книгой.

 

Жуковский Владимир Иванович (1836-1901)

Окончил юридический факультет Петербургского университета в звании кандидата. В 1861 году поступил на должность судебного следователя в Оренбургской губернии. В последующем работал на различных судебных должностях. В 1870 году назначается товарищем прокурора Петербургского окружного суда. Успешно выступал в качестве обвинителя. Своей  речью по нашумевшему в свое время уголовному делу о поджоге мельницы купцом Овсянниковым Жуковский зарекомендовал себя как талантливый оратор.

      В 1878 году по тем же причинам что и С.А. Андреевский Жуковский вынужден был уйти из прокуратуры и поступил в адвокатуру Он успешно выступал во многих  групповых делах в качестве защитника и гражданского истца. Широко известен был как в Петербурге, так и на периферии. Его выступления в суде  всегда были просты и доходчивы легко воспринимаемы слушателями. Особенно зарекомендовал он себя как представитель гражданского истца. Речи Жуковский произносил тихо, непринужденно. От его наблюдательного взора не ускользали комические ситуации. Блестяще владел он иронией и умело пользовался ей в суде.

         Свои речи Жуковский тщательно отделывал, много уделяя внимание тому, чтобы они были доступны и хорошо воспринимались слушателями В своих речах он всегда находил место для едкой шутки, делая это как большой мастер. Умело полемизировал с прокурором, однако не всегда уделял внимание глубокому и обстоятельному анализу доказательств Современники Жуковского отмечали что стенографические записи его речей далеко не полно передают характер отдельные детали речи приобретающие особое значение в тоне, мимике и жесте, которыми блестяще владел  В. И. Жуковский.

Карабчевский Николай Платонович (1851-1925).

В 1869 году поступил на естественный факультет Петербургского университета. Увлеченный лекциями известных дореволюционных юристов – профессоров Редькина П. Г., Таганцева Н. С., Градовского А.Д., перешел на юридический факультет, который в 1874 году успешно окончил  со степенью кандидата, в этом же году поступил в адвокатуру. Пять лет был помощником присяжного поверенного, а с 1879 года состоял присяжным  поверенным при Петербургской судебной палате. Быстро завоевал популярность, как один из способных защитников по уголовным делам. Неоднократно выступал защитительными речами в политических процессах.

            Будучи молодым адвокатом, успешно выступал в процессе «193-х», защищая Брешковскую, Рогачеву и Андрееву. Хорошо зарекомендовал себя, выступая в большом процессе «Об интендантских злоупотреблениях во время русско-турецкой войны», рассматриваемом военным окружным судом. В этом большом, трудоемком деле Карабчевский проявил себя серьезным адвокатом, умеющим дать полный, обстоятельный разбор многочисленных доказательств в сложных, запутанных делах.

            К числу наиболее известных его речей по уголовным делам относится речь в защиту Ольги Палем, обвиняющейся в умышленном убийстве студента Довнара, в защиту братьев Скитских, в защиту Мултанских вотяков, в разрешении судьбы которых принимал участие В. Г. Короленко. Большой известностью пользовалась его речь по делу о крушении парахода «Владимир». Широко известны его речи по делам политическим, в защиту Гершуни, Сазонова, Бейлиса.

            Помимо адвокатской деятельности, Карабчевский занмался литературной работой. Его перу принадлежит ряд литературных произведений-прозаических и поэтических, опубликованных в сборнике «Поднятая завеса». Воспоминания и статьи по юридическим вопросам опубликованы в его книге «Около правосудия». Также он известен и как редактор выходившего в свое время журнала «Юрист». Умер за границей в эмиграции.

Плевако Федор Никифорович (1842-1908)

Окончил Московский университет. Состоял присяжным поверенным при Московской судебной палате. Более 40 лет работал адвокатом. Одаренный судебный оратор. Постепенно, от процесса к процессу, он своими речами завоевал широкое признание. Тщательно готовился к делу, глубоко знал все его обстоятельства, умел анализировать доказательства и  показать суду внутренний смысл тех или иных явлений. Речи его отличались большой психологической глубиной, житейской мудростью, простотой и доходчивостью. Сложные человеческие отношения, неразрешимые под час житейские комбинации освещал он проникновенно, в доступной для слушателей форме.

Выступая во многих крупных процессах, он проявил себя как острый и находчивый полемист.

Спасович Владимир Данилович (1829-1906)

            В 1849 году окончил юридический факультет Петербургского университета. По окончании работал чиновником в палате уголовного суда. В 22 года он защитил магистерскую диссертацию по кафедре международного права. Занимался педагогической работой. Переводил польских писателей на русский язык. Был близок с ученым-историком К. Д. Кавелиным, по рекомендации которого занял в Петербургском Университете кафедру уголовного права. Одаренный криминалист, известный своими теоретическими работами  в области уголовного процесса, Спасович был автором одного из лучших в свое время учебников по русскому уголовному праву. Спасович пользовался у студентов большой популярностью. Его лекции привлекали большое количество студентов. Спасович был врагрутинных взглядов в науке уголовного права и процесса, чем вызывал недовольство университетского начальства.

            В 1861 году вместе с группой передовых ученых оставил Петербургский университет в связи со студенческими волнениями. В адвокатуре с 1866 года. Выступал в качестве защитника по ряду политических дел.

 

Хартулари Константин Федорович (1841-1897)

            После окончания юридического факультета Петербургского университета служил в начале в Министерстве Юстиции, а с 1868 года – присяжным поверенным при Петербургской судебной палате. Известен как исключительно уравновешенный адвокат, далекий от каких либо попыток насытить свою речь излишней красноречивостью.

            Его выступления в суде отличаются обстоятельным и глубоким разбором доказательств, умением найти в деле основные моменты и дать им правильное освещение. Характерная особенность его речей – тщательная отделка, соразмерность их частей, глубоко продуманная подача материала. Лучшей его речью является его выступление по нашумевшему уголовному делу по обвинению в убийстве Маргариты Жюжан. Правда эта речь лишена ярких красок, острой ситуации и глубоких психологических образов, рисовать которые он не умел. Речь по делу Маргариты Жюжан является образцом делового глубокого анализа доказательств, строгой последовательности и логичности, что делает ее доходчивой и убедительной. Адвокат не оставил ни одной улики без обстоятельно разбора и тщательного сопоставления с другими доказательствами. В этой речи умело сгруппированы и последовательно изложены все доказательства, подтверждающие невиновность Маргариты Жюжан. Это в значительной мере обеспечило оправдательный вердикт.

             Совершенно в другом плане произнесена речь в защиту Марии Левенштейн и Разнотовского, обвиняемых в покушении на убийство. Здесь Хартулари показал себя хорошим психологом, большим наблюдателем, ярким бытоописателем.

            Хартулари зарекомендовал себя не только, как адвокат занимающийся ведением общеуголовных дел. Выступая в ряде политических процессов, Хартулари проявил себя как смелый, настойчивый адвокат.

  

Холев Николай Иосифович (1858-1899)

В 1881 году окончил юридический факультет Петербургского университета и сразу же стал помощником присяжного поверенного в Петербургской судебной палате, где и началась его адвокатская деятельность. Известность приобрел он не сразу. Только через пять-шесть лет ему довелось выступить в крупном процессе, где он во всю ширь проявил свои ораторские способности. Его речам, как и речам К. Ф. Хартулари, свойственна деловитость и уверенность в слове. Лучшей речью Холева является речь в защиту Максименко и речь по делу о крушении парохода «Владимир».

            Речи его, правда суховаты, в них нет блеска, острого юмора, боевого полемического задора, он не способен на глубокие психологические экскурсы. Успех Холева объяснялся умением добросовестно собирать доказательства и правильно представить их суду. Например, его речь в защиту Максименко – это упорный, кропотливый труд. Каждое доказательство, которым он оперирует, тщательно проверено. Анализируя доказательства, он строго последователен. Логику его речи трудно оспорить. Большое впечатление производит его полемика с медицинской экспертизой. По специальным вопросам медицины, возникшим в суде, он эрудирован и свободно полемизирует с авторитетными экспертами. Речи Холева – образец предельно добросовестного отношения к обязанностям адвоката. Холев не был в первой шеренге дореволюционных русских ораторов, однако он принадлежал к числу известных, выступал в крупных процессах, где большим трудом и усердием добивался успеха.

Литература

1. Судебные речи известных русских юристов. Сост. – Е. М. Ворожейкин, Госюриздат-Москва 1956

2. П. Сергеич – Искусство речи на суде Госюриздат-Москва 1959

3. www.rambler.ru

4. Пороховщиков И. С. Искусство судебного оратора М-1959 г.

[1] С. А. Андреевский, Драмы жизни, Петроград, 1916

[2] Там же.

www.ronl.ru

Российские судебные ораторы второй половины XIX начала XX века

Дореволюционная русская адвокатура имела в своих рядах много известных судебных ораторов, которые были не только популярными защитниками, успешно выступающими в уголовных процессах, но и крупными учеными-юристами, писателями, критиками, видными общественными деятелями либерального направления.

Александров Петр Акимович (1838-1893)

По окончании юридического факультета Петербургского университета он с 1860 года в течении 15 лет занимал различные должности по Министерству юстиции. Прочные знания, большие способности и одаренность обеспечили ему быстрое продвижение по служебной лестнице: товарищ прокурора Петербургского окружного суда, прокурор Псковского окружного суда, товарищ прокурора Петербургской судебной палаты и , наконец товарищ оберпрокурора кассационного департамента Правительствующего Сената. В 1876 году Александров после служебного конфликта, вызванного неодобрением начальства его заключения в суде по одному из дел, где он выступил по одному из дел, где он выступил в защиту свободы печати, вышел в отставку и в этом же году поступил в адвокатуру.

Как защитник Александров обратил на себя внимание выступлением в известном политическом процессе «193-х». Дело слушалось в 1878 году в Петербургском окружном суде при закрытых дверях. В качестве защитников принимали участие лучшие силы Петербургской адвокатуры.

Выступая в этом процессе, Александров, малоизвестный как адвокат, впервые обратил на себя внимание общественности продуманной речью, убедительной полемикой с прокурором.

Возможно вы искали - Реферат: История создания краеведческого музея

Вскоре, вслед за этим делом, в Петербургском окружном суде слушалось дело по обвинению Веры Засулич в покушении на убийство Петербургского градоначальника Трепова. Речь, произнесенная Александровым в защиты Веры Засулич, принесла ему широкую известность не только в России, но и за рубежом. Речь его полностью воспроизводилась на иностранные языки. Надо прямо отметить, что речь Александрова оказала большое влияние формирование решения присяжных заседателей по делу. В этой речи проявился большой талант даровитого, мужественного судебного оратора.

Уважая свою профессию, П. А. Александров всегда был сдержан в своих речах. Речи его отличаются тщательностью отделки основных положений, внутренней согласованностью всех их частей. Произносил он их тихо, убедительно, с большой внутренней силой. Будучи блестящим оратором, он никогда не полагался только на свое ораторское мастерство, придавая большое значение досудебной подготовке к делу и судебному следствию. Он всегда тщательно продумывал свои речи.

Андреевский Сергей Аркадьевич (1847-1918)

Очень талантливый дореволюционный адвокат. После окончания в 1869 году юридического факультета Харьковского университета был кандидатом на судебную должность при прокуроре Харьковской судебной палаты, судебным следователем в г. Карачеве, товарищем прокурора Казанского окружного суда, где проявил себя как талантливый обвинитель. В 1873 году при непосредственном участии А. Ф. Кони, с которым он был близок по совместной работе, С. А. Андреевский переводится товарищем прокурора Петербургского окружного суда.

В 1878 году царская юстиция подготавливала к слушанию дело по обвинению Веры Засулич в покушении на убийство Петербургского градоначальника Трепова. В недрах Министерства юстиции тщательно обрабатывались вопросы, связанные с рассмотрением этого дела. Большое внимание уделялось составу суда и роли обвинителя в процессе. Министерством юстиции было предложено выступить в качестве обвинителя по этому делу - С.А. Андреевскому и В. И. Жуковскому. Однако оба они участвовать в процессе отказались.

Похожий материал - Реферат: Закрепощение крестьян

Уже первый процесс в котором выступил, Андреевский (речь в защиту обвиняемого в деле об убийстве Зайцева), создал ему репутацию сильного адвоката по уголовным делам.

В отличие от Александрова, он не заботился о глубоком, всестороннем анализе материалов дела, недостаточно уделял внимания выводам предварительного следствия. Основное внимание им уделялось личности подсудимого, анализу обстановки, в которой тот жил, и условий, в которых подсудимый совершил преступление. Психологический анализ действий подсудимого Андриевский давал всегда глубоко, живо, ярко и убедительно. Его без преувеличения можно назвать мастером психологической защиты. Раскрытые им образы всегда составляют неотразимое впечатление.

В делах, где требовалось не только последовательность и непогрешимая логика, но и строгое юридическое мышление, исследование законодательного материала, он, как адвокат был не на высоте, и успех ему изменял. Как судебный оратор С. А. Андреевский был оригинален, самостоятелен.

Основной особенностью его является широкое внесение литературно-художественных приемов в защитную речь. Рассматривая адвокатскую деятельность как искусство, он называл защитника «говорящим писателем». В своей работе «Об уголовной защите», отмечая роль психологического раскрытия внутреннего мира подсудимого, Андреевский писал: «…художественная литература, с ее великим раскрытием души человеческой, должна была сделаться основною учительницей уголовных адвокатов»[1] . Отмечая необходимость внесения в уголовную защиту приемов художественной литературы, он считал, что «…приемы художественной литературы должны быть внесены в уголовную защиту полностью, смело и откровенно, без всяких колебаний»[2] .

Эти взгляды на защиту он не только высказывал в печати, но и практически осуществлял в суде. Речи Андриевский всегда тщательно отделывал. В них много ярких образных сравнений, метких слов, правдивых воспроизведений событий преступления. Правда, речи его не лишены некоего пафоса, стремления к чрезмерной красноречивости.

Очень интересно - Реферат: Формирование узбекского народа

Его современники говорили, что слог Андреевского прост, ясен, хотя несколько напыщен. Речи его стройные, плавные, тщательно распланированные, полные ярких запоминающихся образов и красок, но увлечение психологическим анализом нередко мешало ему дать глубокий анализ доказательств, что в ряде случаев сильно ослабляло речь.

С. А. Андреевский занимался и литературной деятельностью. Его перу принадлежит много поэм и стихотворений на лирические темы. С начала 80-х годов он печатается в «Вестнике Европы», в книге «Литературное чтение» опубликован ряд его произведений и критических статей о Бартынском, Некрасове, Тургеневе, Достоевском и Гаршине. В 1886 году опубликован сборник его стихов.

Судебные речи Андреевского изданы отдельной книгой.

Жуковский Владимир Иванович (1836-1901)

Окончил юридический факультет Петербургского университета в звании кандидата. В 1861 году поступил на должность судебного следователя в Оренбургской губернии. В последующем работал на различных судебных должностях. В 1870 году назначается товарищем прокурора Петербургского окружного суда. Успешно выступал в качестве обвинителя. Своей речью по нашумевшему в свое время уголовному делу о поджоге мельницы купцом Овсянниковым Жуковский зарекомендовал себя как талантливый оратор.

Вам будет интересно - Шпаргалка: Билеты по истории

В 1878 году по тем же причинам что и С.А. Андреевский Жуковский вынужден был уйти из прокуратуры и поступил в адвокатуру Он успешно выступал во многих групповых делах в качестве защитника и гражданского истца. Широко известен был как в Петербурге, так и на периферии. Его выступления в суде всегда были просты и доходчивы легко воспринимаемы слушателями. Особенно зарекомендовал он себя как представитель гражданского истца. Речи Жуковский произносил тихо, непринужденно. От его наблюдательного взора не ускользали комические ситуации. Блестяще владел он иронией и умело пользовался ей в суде.

Свои речи Жуковский тщательно отделывал, много уделяя внимание тому, чтобы они были доступны и хорошо воспринимались слушателями В своих речах он всегда находил место для едкой шутки, делая это как большой мастер. Умело полемизировал с прокурором, однако не всегда уделял внимание глубокому и обстоятельному анализу доказательств Современники Жуковского отмечали что стенографические записи его речей далеко не полно передают характер отдельные детали речи приобретающие особое значение в тоне, мимике и жесте, которыми блестяще владел В. И. Жуковский.

Карабчевский Николай Платонович (1851-1925).

В 1869 году поступил на естественный факультет Петербургского университета. Увлеченный лекциями известных дореволюционных юристов – профессоров Редькина П. Г., Таганцева Н. С., Градовского А.Д., перешел на юридический факультет, который в 1874 году успешно окончил со степенью кандидата, в этом же году поступил в адвокатуру. Пять лет был помощником присяжного поверенного, а с 1879 года состоял присяжным поверенным при Петербургской судебной палате. Быстро завоевал популярность, как один из способных защитников по уголовным делам. Неоднократно выступал защитительными речами в политических процессах.

Будучи молодым адвокатом, успешно выступал в процессе «193-х», защищая Брешковскую, Рогачеву и Андрееву. Хорошо зарекомендовал себя, выступая в большом процессе «Об интендантских злоупотреблениях во время русско-турецкой войны», рассматриваемом военным окружным судом. В этом большом, трудоемком деле Карабчевский проявил себя серьезным адвокатом, умеющим дать полный, обстоятельный разбор многочисленных доказательств в сложных, запутанных делах.

Похожий материал - Курсовая работа: Восстание декабристов в источниках и воспоминаниях

К числу наиболее известных его речей по уголовным делам относится речь в защиту Ольги Палем, обвиняющейся в умышленном убийстве студента Довнара, в защиту братьев Скитских, в защиту Мултанских вотяков, в разрешении судьбы которых принимал участие В. Г. Короленко. Большой известностью пользовалась его речь по делу о крушении парахода «Владимир». Широко известны его речи по делам политическим, в защиту Гершуни, Сазонова, Бейлиса.

Помимо адвокатской деятельности, Карабчевский занмался литературной работой. Его перу принадлежит ряд литературных произведений-прозаических и поэтических, опубликованных в сборнике «Поднятая завеса». Воспоминания и статьи по юридическим вопросам опубликованы в его книге «Около правосудия». Также он известен и как редактор выходившего в свое время журнала «Юрист». Умер за границей в эмиграции.

Плевако Федор Никифорович (1842-1908)

Окончил Московский университет. Состоял присяжным поверенным при Московской судебной палате. Более 40 лет работал адвокатом. Одаренный судебный оратор. Постепенно, от процесса к процессу, он своими речами завоевал широкое признание. Тщательно готовился к делу, глубоко знал все его обстоятельства, умел анализировать доказательства и показать суду внутренний смысл тех или иных явлений. Речи его отличались большой психологической глубиной, житейской мудростью, простотой и доходчивостью. Сложные человеческие отношения, неразрешимые под час житейские комбинации освещал он проникновенно, в доступной для слушателей форме.

cwetochki.ru


Смотрите также

 

..:::Новинки:::..

Windows Commander 5.11 Свежая версия.

Новая версия
IrfanView 3.75 (рус)

Обновление текстового редактора TextEd, уже 1.75a

System mechanic 3.7f
Новая версия

Обновление плагинов для WC, смотрим :-)

Весь Winamp
Посетите новый сайт.

WinRaR 3.00
Релиз уже здесь

PowerDesk 4.0 free
Просто - напросто сильный upgrade проводника.

..:::Счетчики:::..

 

     

 

 

Карта Сайта