Начальная

Windows Commander

Far
WinNavigator
Frigate
Norton Commander
WinNC
Dos Navigator
Servant Salamander
Turbo Browser

Winamp, Skins, Plugins
Необходимые Утилиты
Текстовые редакторы
Юмор

File managers and best utilites

Реферат: Слово о полку игореве - Политические идеи автора. Реферат слово о полку игореве в искусстве


Реферат - Слово о полку игореве - Художественные средства изображения в

Автор «Слова» использует самые разнообразные художественные средства изображения: гиперболы, метафоры, сравнения, контрасты, эпитеты, олицетворение. Необъятность Русской земли подчеркивается им одновременностью действия в разных ее концах: «девицы поют на Дунае, льются голоса через море до Киева», «трубы трубят в Новгороде, стоят стязи в Путивле», «кони ржут за Сулою, звенит слава в Киеве». Таким же, как у него самого, обостренным слухом и зрением, способным преодолевать пространство, наделяет автор и своих героев: когда Всеславу в Полоцке позвонят к заутрене рано у святой Софии в колокола — он в Киеве уже звон слышал, а когда Олег вступал в золотое стремя в городе Тмутаракани — тот звон слышал, бывало, великий Ярослав, а Владимир Мономах всякое утро уши себе закладывал в Чернигове. Широкое пространство действия объединяется гиперболической быстротой передвижения по нему действующих лиц. Всеслав, по выражению автора «Слова», хитростями подперся на коней и скакнул к городу Киеву и дотянулся копьем до золотого престола киевского. Отскочил от него лютым зверем. В полночь из Белгорода скрылся в синем облаке, наутро же, поднявшись, оружием отворил ворота Новгорода, расшиб славу Ярослава. В обширных пространствах Руси могущество героев «Слова» приобретает гиперболические размеры: Владимира Мономаха нельзя было пригвоздить к горам Киевским; Галицкий Ярослав подпер горы, затворил Дунаю ворота. Чем шире охватывает автор Русскую землю, тем конкретнее и жизненнее становится ее образ, в котором оживают реки, вступающие в беседу с Игорем, наделяются человеческим разумом звери и птицы, принимающие участие в судьбе Игоря. Вся художественная система «Слова о полку Игореве» построена на контрастах. Один из самых острых контрастов, пронизывающих всю поэму, — это контраст книжных элементов стиля с народнопоэтическими. Элементы книжные и устные, переплетаясь, создают своеобразие и разнообразие стиля этого небольшого, но исключительно богатого по форме и содержанию произведения. Широко представлена в «Слове» и феодальная символика. военно-дружинной среде определенное символическое значение имели меч (символ войны), стяг, копье, стремя. Выражение «понизить стяг» обозначало признать себя побежденным «испить шлемом воду из какой-либо реки» значило покорить земли на ее берегах. Но ближе всего «Слово» к народной поэзии. Народны образы дерева, преклоняющегося до земли от горя, никнущей от жалости травы, сравнения битвы с пиром, с жатвой. Близок к народному плачу плач Ярославны. В народных плачах постоянны те же обращения к ветру, к реке, к солнцу, которые звучат и в плаче Ярославны. Сон Святослава полон народных поэтических символов. Описание бегства Игоря из плена отражает сказочные мотивы: в сказках нередко герой, спасающийся от преследующего его колдуна, также обращается в животных. Подобно Игорю, обернувшемуся соколом и бившему гусей и лебедей к завтраку, обеду и ужину, в былине о Вольге Всеславьевиче последний, обернувшись соколом, бьет гусей и лебедей для своей дружины. Народного богатыря напоминает Всеволод буй-тур, когда он прыщет на врагов стрелами, гремит об их шлемы мечами. Подобно Илье Муромцу, Всеволод буй-тур сражается с врагами, и куда поскачет — там лежат поганые головы половецкие. Народная стихия в «Слове» выражается в характерных для народной поэзии отрицательных метафорах («у Немиги кровавые берега не добром были засеяны — засеяны костьми русских сынов»), в фольклорных эпитетах (чистое поле, острые мечи, каленые стрелы, синее море, черный ворон, красные девы и др.), в некоторых гиперболах, сравнениях и т. д. Поразительно, что столь небольшое произведение так богато и даже роскошно по языку. Автор «Слова» очень точно и метко подбирает слова и выражения. Соловьиное пение не прекратилось — оно «уснуло»; синие молнии не просто блестят — они «трепещут»; трава не просто полегла — она «никнет». Персты не просто кладут на струны — их «воскладают». Славу можно «расшибить» и «притрепать». Тоска «разливается». Печаль «течет» посреди Русской земли. Веселье «развеивается по ковылю». Автор очень скуп на эпитеты, но зато употребленные им — метки. Например, такие эпитеты: «жемчужная» душа «теплые» туманы, «живые» струны. Богато и разнообразно слуховое восприятие автора «Слова». Голоса девиц на Дунае не просто доносятся до Киева _ они «вьются». Телеги у него не скрипят, а «кричат», как лебеди. Соловьи «щекочут», их песни «веселые», орлы «клекчут», лисицы «брешут», галки «говорят», кони «ржут», вороны «грают», туры «рыкают», сороки «втроскоташа», дятлы «тектом» поведают путь Игорю, ночью слышен звериный свист (свист степных сусликов) и т. д. Зрительная четкость образов «Слова» поразительна. Его автор обладал повышенным чувством цвета, характерным для эпохи высокого развития древнерусской живописи, наступившего в XII веке. Зрительно впечатляют образы плавающих в красной крови золотых шлемов, зеленой травы на серебряных берегах Донца, черной земли, политой красной кровью. Таковы далеко не все художественные средства изображения, используемые автором «Слова о полку Игореве». Небольшой памятник, посвященный горестному поражению русских в походе против половцев 1185 года, оказался одной из самых больших и радостных побед русского художественного слова. Красотой «Слова» были упоены люди безукоризненного вкуса: Жуковский, Пушкин, Гоголь, а в XX веке — Блок, Бунин, Лихачев и многие другие литераторы. «Слово о полку Игореве» — это гениальный памятник древнерусской литературы, у которого нужно учиться поэтическому мастерству.

www.ronl.ru

Доклад - Композиция Слова о полку Игореве

Смоленский Государственный Университет

Реферат на тему

Композиция «Слова о полку Игореве»

Смоленск 2007

Введение

Многим вся древнерусская литература известна только по одному произведению – «Слову о полку Игореве». Традиционны мнения о низком уровне культуры Древней Руси. Как заблуждаются скептики!

Величайшая патриотическая поэма Древней Руси посвящена страшному поражению, в котором впервые за всю русскую историю князь оказался плененным, а войско почти уничтоженным. Автор «Слова» смотрит в глаза действительности, обращается ко всем русским князьям, призывает их защитить Русскую землю, поэтому в «Слове» нет уныния. «Слово» лаконично, как обращения Игоря к дружине. Это зов перед боем. Поэма обращена к будущему, пронизана заботой об этом будущем. Победа – это конец битвы, поражение же для автора «Слова» – это только начало битвы. Поражение должно объединить русских.

Я выбрала тему «Композиция «Слова о полку Игореве» потому, что это один из самых ярких аспектов в анализе произведения. Особенность «Слова» состоит в том, что оно отличается сложным построением вопреки мнениям о несостоятельности древнерусской литературы. Целью моей работы является изучение структуры одного из величайших памятников литературы, выявление композиционных особенностей. Для этого я обращу внимание на общую характеристику композиции и рассмотрю главные элементы композиции: время и пространство и композиционные вставки.

При работе над рефератом я использовала работы Дмитрия Сергеевича Лихачева. Его исследования в области происхождения «Слова» и его месте в литературе Древней Руси дали мне не только материал для работы, но и новую интересную информацию о древнерусской литературе вообще. Также мне повезло познакомиться со статьями различных исследователей «Слова», объединенными в специальные сборники. Это было интересно, так как каждая статья была посвящена одному аспекту в рассмотрении произведения. При этом исследователи замечательно раскрывали тему, рассматривали проблему порой с неожиданных сторон.

Основная часть

1. Композиции «Слова о полку Игореве»: общая характеристика

В основе сюжета произведения – неудачный поход Игоря Святославича против половцев 1185 года, который он совершил в союзе с другими князьями. «Слово о полку Игореве» было написано почти сразу после возвращения князя Игоря из плена, поэтому автор не считает необходимым вдаваться в подробности, хорошо известные современникам. Начало «Слова» непосредственно не связано с описываемыми событиями, здесь помещены размышления автора: какую манеру повествования выбрать. Он отвергает манеру Бояна и решает придерживаться действительных событий.

Пусть начнется же песнь эта

по былинам нашего времени,

а не по замышлению Бояна.

Это – лирическое вступление, которое создает впечатление непосредственности, убеждает, что перед нами импровизация, свободная от скованности литературными традициями. Вступление к «Слову», в котором автор обращается к Бояну, кажется наибольшей странностью в произведении. Но подобные вступления к «словам», житиям или проповедям типичны для древнерусской литературы.

В экспозиции дается короткая характеристика Игоря и причины его похода в половецкие степи. Весь рассказ о походе Игоря выдержан в чертах характеристики Святославом: безрассудный Игорь идет в поход, несмотря на то, что поход с самого начала обречен на неудачу. Главной движущей силой является стремление к личной славе.

Завязку сюжета составляет рассказ о выступлении русских войск. «Тогда вступил Игорь-князь в золотое стремя и поехал по чистому полю» и повел он свои «храбрые полки на землю половецкую за землю Русскую». Сведения о том, откуда вышла дружина и по какому маршруту она двигалась, в произведении отсутствуют. В пути дружинники наблюдают различные природные явления, которые как бы предсказывают их судьбу.

Перипетии в произведении – это сражения русских войск с половцами. В первом сражении с половцами русские полки одержали победу.

Спозаранок в пятницу

потоптали они поганые полки половецкие

и, разлетевшись стрелами по полю,

помчали красных девушек половецких,

а с ними золото,

и паволоки,

и дорогие оксамиты.

Покрывалами,

и плащами,

и кожухами

стали мосты мостить по болотам

и по топким местам,

и всякими узорочьями половецкими.

Перед вторым сражением природа предвещает несчастье («в час ранний кровавые зори свет возвещают; черные тучи с моря идут»). Это сражение описано очень ярко, с достоверными деталями; создается ощущение, что автор сам в нем участвовал:

С раннего утра до вечера,

с вечера до света

летят стрелы каленые,

гремят сабли о шлемы,

трещат копья булатные

в поле незнаемом,

среди земли Половецкой.

Поражение войска князя Игоря является кульминацией сюжета «Слова». Оно приводит к тяжелым последствиям для Руси.

Очень важное место в «Слове» занимают композиционные вставки. Это сон Святослава, из которого князь узнает о поражении Игоря. Это «золотое слово» Святослава, в котором он призывает князей постоять за «землю Русскую», отомстить «за раны Игоревы», прекратить междоусобицы. «Золотое слово» Святослава занимает центральное место в произведении. Этим автор подчеркивает свою приверженность объединительной идее. Также важное место в композиции занимают «плач Ярославны» и «славы».

Побег Игоря из плена половецкого – развязка произведения. Князь возвращается на родную землю.

Русская литература уже с древнейших времен была пронизана высоким патриотизмом, интересом к общественно-важным темам, связью с народным творчеством. И композиция «Слова» полностью соответствует основной авторской идее – идее объединения Руси. Произведение лирично и эпично одновременно. Автор постоянно вмешивается в ход событий, прерывает самого себя восклицаниями, сравнивает прошлое с настоящим, призывает князей к активным действиям. И.П. Еремин писал: «Автор «Слова» заполняет собою все произведение от начала до конца. Голос его отчетливо слышен везде…»[1] Такие черты особенно характерны для литературы XII–XIII веков – для «Слова о погибели Русской земли», «Повести о разорении Рязани Батыем». Автор «Слова» обращается к князьям-современникам и в целом, и по отдельности. Через ораторские обращения и восклицания передается авторское отношение к событиям. Это – характерная черта древнерусской литературы, которая еще подвергалась сильному влиянию стихии устной речи. В «Слове» органически слиты фольклорные и книжные элементы. Больше всего книжные элементы сказываются в начале произведения. Как будто автор еще недостаточно оторвался от письменной традиции. Однако последние части «Слова», особенно «плач Ярославны», почти лишены характерных книжных элементов. Эта двойственность выразилась и в бинарности «Слова»: по мнению Лихачева, там не один, а, по крайней мере, два рассказчика; в произведении можно выделить два смысловых центра – вопрос / ответ, факт / обобщение.

«Слово» было с самого начала написано автором, хотя автор и «слышал» то, что писал, проверял на слух его ритм, звучание, обращался к своим читателям, как оратор к слушателям, а иногда и как собеседник[2]. Связь «Слова» с устной народной поэзией была отмечена еще Пушкиным, который в плане своей статьи по истории русской литературы поместил между летописями и «Словом» сказки, песни, пословицы. Как доказательство того, что автор «Слова» опирается и на известную русскую письменность XI–XII столетия, могут служить следы внимательного изучения автором древнерусской летописи, подлинной энциклопедии жизни древнерусского государства[3]. Письменное происхождение повлияло на построение произведения. В нем смешались различные приемы устного народного творчества, используются обращение от современности к прошлому, критические выражения и черты, характерные для стиля монументального историзма.

2. Время и пространство в «Слове»

Понятия о времени и пространстве в «Слове» связаны, прежде всего, с понятием стиля монументального историзма, которому принадлежат XI–XIII века в истории культуры Древней Руси. Стиль монументального историзма характеризуется взглядом на предметы с больших дистанций: пространственных и временных. Это стиль, в пределах которого все значимое предстает величественным. Стремясь к подобному эффекту, летописцы, авторы житий смотрят на мир как бы с большой высоты или с большого удаления.[4]

В этот период развито так называемое «панорамное зрение», акцент на огромность расстояний, сопряжение удаленных друг от друга географических пунктов.

В действие «Слова» втянуты широкие географические пространства. Половецкая степь, Дон, Черное и Азовское моря, Волга, Днепр, Дунай, Западная Двина, города Корсунь, Киев, Полоцк, Тмуторокань, Курск, Чернигов, Переяславль, Новгород, Белгород, Галич и др. Нет сомнения в том, что в поле зрения автора вся Русь. Примечательно, что автор не отделяет Русскую землю из окружающих ее народов, заставляет прислушаться к событиям немцев, греков, венецианцев, моравов. Непосредственно вовлечены в ход истории литовцы, половцы, ятвяги.

Автор видит Русь с идеальной высоты. Раздольность Русской земли подчеркивается одновременностью действия в разных ее концах: «девицы поют на Дунае, вьются голоса через море до Киева», «кони ржут за Сулою, звенит слава в Киеве». Такими же, как у него самого, обостренным слухом и зрением, способным прозревать пространство, наделяет автор своих героев. Широкое пространство действия объединено гиперболической быстротой передвижения в нем действующих лиц. Быстрота передвижения – это символ власти над пространством. Быстрота похода – символ овладения пространством. Той же грандиозностью отличается пейзаж в «Слове», всегда, тем не менее, конкретный, взятый в движении. Наблюдая Русскую землю с такой высоты, автор видит и слышит ее во всех деталях.

На другой день спозаранок

кровавые зори свет возвещают;

черные тучи с моря идут,

хотят прикрыть четыре солнца,

а в них трепещут синие молнии.

Еще одна особенность пространства в «Слове» – связь города с окружающим миром, «вынос» города за пределы самого города. Например, кольцо монастырей по горизонту за пределами Новгорода: Нередицкий, Михайло-Сковородский, Андрея на Ситке, Кириллов, Ковалевский, Волотовский и т. д.

Особое значение придавалось пространству и в быту. Победа над врагом – это обретение пространства. Напротив, поражение или пленение – это потеря пространства. Пленение – это, кроме того, разлука: разлучаются односельчане, братья, пленные разводятся в разные стороны[5]. Пространство находится в общем владении. Именно поэтому поражение – потеря пространства, связанное с разлукой, а победа – обретение, связанное с единением. Отсюда ясно, что призыв автора к единению князей особенно выразительно сочетается для своего времени с призывом к походу на половцев.

Еще одна черта, характерная для «Слова» как воплощения стиля монументального историзма, – это историческая дистанция во времени. Там, где в искусстве динамизм, там обычно вступает в силу и историческая тема, появляется обостренный интерес к истории. Движение в пространстве тесно связано с законами передвижения во времени[6]. Довольно четко устанавливается та «временная дистанция», которая нужна автору, чтобы опоэтизировать современность. Это – примерно век или чуть меньше. Автор привлекает русскую историю XI века. События XII века не годятся и не упоминаются. Олег Святославович и Всеслав Полоцкий, поединок Мстислава Тмутороканского и Редеди, певец Боян – все это XI век. История XII века, предшествующая походу Игоря, будто отсутствует в «Слове» – она не нужна эстетически. Представления об истории были представлениями своего времени, историческое время было скорее эпическим, а не летописным.

Были века Трояна,

минули годы Ярославовы;

были походы Олеговы,

Олега Святославовича.

Тот ведь Олег мечом крамолу ковал

и стрелы по земле сеял.

Историчность монументального стиля соединяется со стремлением утвердить вечность. Вечность не противоречит движению, это не неподвижность. Ведь библейские события историчны и вечны одновременно.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: одной из самых ярких особенностей композиции «Слова о полку Игореве» являются время и пространство в произведении. Главная временная характеристика – нарушение хронологии. Автор свободно перемещается во времени от времен Бояновых до времен междоусобиц и походов на половцев. Главная пространственная характеристика – масштабность, «панорамное зрение» (как бы с высоты птичьего полета, как отмечал Лихачев). Это дало автору возможность включить в действие произведения огромные географические пространства, при этом не упустив ни одной детали. Эти аспекты оказали влияние на остальные композиционные элементы.

3. Композиционные вставки в «Слове»

Композиционные вставки в «Слове» составляют наибольший объем и имеют огромное значение. Они не только добавляют в произведение лирику, но и являются выражением авторской позиции. Это – авторско-исполнительское начало, дающее возможность лирически интерпретировать события, сопровождающее рассказ горестными размышлениями, лирическими восклицаниями и отступлениями, призывами объединиться и стать на защиту Русской земли. Также эти вставки обращают внимание на связь «Слова» с традициями устного народного творчества, на близость к народу (плачи и «славы»), на связь с мифологией (сон князя Святослава). Все это, несомненно, обогащает «Слово» и позволяет глубже проникнуть в его смысл, проследить взаимосвязь произведения с литературными процессами Древней Руси.

Главный процесс, отразившийся, в том числе и на композиции «Слова», – образование новых жанров в русской литературе XI–XII веках. По большей части эти жанры рождались на стыке фольклора и литературы. Возможно даже, что зарождение новых жанров происходит в устной форме, а потом уже закрепляется в литературе[7]. «Слово о полку Игореве» вышло из среды княжеских певцов, принадлежит к числу книжных отражений раннефеодального эпоса. Автор причисляет свое произведение к «трудным повестям», то есть к повествованиям о военных деяниях. Но наряду с рассказом о военных действиях мы находим в «Слове» сильное лирическое и публицистическое начало, без которых произведение потеряло бы свой истинный смысл.

3.1 Сцена солнечного затмения

Древнерусские авторы не стремятся описывать картины природы, изображать ее статические состояния, спокойные пейзажи. Природе уделяется внимание только тогда, когда она теснейшим образом связана с судьбой действующих лиц, когда она оказывает на них влияние, когда она проявляется в действии. Сцена солнечного затмения в «Слове» – один из тех немногих случаев в древнерусских произведениях, когда природа играет прямую роль, она включена в самый ход повествования.

Как известно, солнечные затмения воспринимались в старину как божьи знамения, сулящие добро или зло. Вполне естественно, что при виде такого знамения у средневекового человека невольно возникал вопрос: а что оно значит? Именно так отреагировал в первый момент и князь Игорь. За сообщением о солнечном затмении следует обращение Игоря к дружине. Принято считать, что это обращение является реакцией князя на затмение. Но пред нами девиз, типичный для воинского этикета средневековья, который обычно произносился перед походом или перед битвой:

О дружина моя и братья!

Лучше ведь убитым быть,

Чем плененным быть…

После этого автор «Слова» говорит: «Спала князю умъ похоти и жалость…», что обычно понимается как пояснение к речи князя Игоря. Сильное замешательство Игоря, вызванное затмением, само собой подразумевает вопрос от лица князя о смысле затмения. Но, во-первых, здесь произвольно нарушен порядок слов оригинала. Во-вторых, «жалость» не имело значения «жажда, страстное желание». В-третьих, при такой трактовке Игорь предстает противопоставляющим себя судьбе, пренебрегающим ради своего желания божьим знамением. Это противоречит не только реальным событиям, лежащим в основе «Слова», но и всему духу эпохи средневековья, которой принадлежит автор. Если Игорь, увидев затмение, не повернул назад, то это не значит, что он решил действовать наперекор судьбе. И здесь важно учитывать принципы христианской морали, которыми Игорь руководствуется[8] .

По существу не отступая в сцене солнечного затмения от действительности, автор «Слова» превратил конкретно-исторические факты в яркую драматическую картину. Она предопределяет общий тон повествования. И это закономерно, так как сцена солнечного затмения является составной частью вступления к «Слову».

После соединения со Всеволодом повествование продолжается: «Тогда въступи Игорь-князь въ златъ стремень и поЂха по чистому полю. Солнце ему тъмою путь заступаше, – нощь, стонущи ему грозою, птичь убуди». Здесь не дается повторного изображения затмения, оно лишь мельком упоминается как нечто уже известное (читатель знает о нем из вступления). Причем солнечное затмение упоминается сопоставительно с ночным.

Такова композиция начала «Слова». Будучи художественно совершенной, она не требует никаких поправок.

3.2 «Плачи» и «славы»

В «Слове» соединены два фольклорных жанра – «плачи» и «славы»: прославление князей с оплакиванием печальных событий. В самом произведении и «славы» и «плачи» упоминаются неоднократно. В других произведениях Древней Руси также можно заметить соединение этих жанров. Например, «Слово о погибели Русской земли» – это соединение «плача» о гибнущей Русской земле со «славой» ее могучему прошлому.

«Плачи» и «славы» автор «Слова» буквально приводит в произведении и им же больше всего следует в своем изложении. Они эмоционально противоположны. Это дает обширный диапазон чувств и настроений, который характерен для «Слова» и который отличает его от произведений устной народной словесности, где каждое произведение подчинено в основном одному жанру и настроению[9] .

«Плачи» автор упоминает не менее пяти раз: плач Ярославны, плач жен русских воинов, падших в походе Игоря, плач матери Ростислава, плачи имеются в виду, когда говорится о стонах Киева и Чернигова и всей Русской земли после похода Игоря. Дважды приведены и сами «плачи» – плач Ярославны и плач русских жен.

Близость «Слова» к плачам особенно видна в плаче Ярославны. С него начинается третья часть «Слова». Это важное звено в дальнейшем развитии сюжета, плач предваряет развязку – бегство Игоря из плена. Автор будто цитирует плач Ярославны – приводит его в большом отрывке или сочиняет его за Ярославну, но в форме, которая реально могла ей принадлежать. Плач Ярославны состоит из четырех обращений: К Каяле, к ветру, к Днепру и к солнцу. Каждое обращение Ярославны начинается со сходных слов.

Ярославна рано плачет

в Путивле на забрале, приговаривая:

«О ветер, ветрило!

Зачем, господин, веешь ты навстречу?.»

Во втором и третьем обращении последняя фраза заключает в себе конкретное предложение. В первом и последнем – некую конкретизацию ситуации[10]. Плач Ярославны – это голос живой, всепобеждающей любви. Он обращен не к людям, которые бессильны помочь ей, а к стихийным силам. Думая об участи мужа, Ярославна думает и о всех русских воинах, ушедших с ним. Любовь к Игорю неразрывно связана с любовью к Русской земле и ее защитникам. По глубине чувства, по художественной выразительности плач Ярославны не имеет себе равных во всей мировой литературе. И словно откликаясь на страстный призыв, природа приходит на помощь. Ветер отвечает Ярославне тем, что посылает смерчи, указывающие путь Игорю. Солнце посылает тьму. Днепр пробивает каменные горы и несет на себе Святославовы насады, предоставляя Игорю путь по Донцу. Неоднозначность пронизывает все уровни плача – вплоть до жанрового, где соединились традиции причитаний и языческих заклинаний.

Не менее активно участвуют в «Слове» песенные славы. С упоминания о славах, которые пел Боян, «Слово» начинается. Ее поют Святославу немцы, венидици, греки, морава. Слава звенит в Киеве, ее поют девицы на Дунае. Отдельные отрывки из слав как бы звучат в «Слове»: там, где автор говорит о Бояне, где слагает примерную песнь в честь похода Игоря. Славой Игорю, Всеволоду, Владимиру и дружине «Слово» заключается. Это заключение – обязательная часть любой речи торжественного типа, непременная в церковном красноречии. Это – речь не только агитационная, посвященная острой политической проблеме своего времени – обороне границ Русской земли, но одновременно и речь «похвальная», написанная во славу князей и дружины, борющихся «за христьяны на поганыя плъки».

Сказали Боян и Ходына,

Святославовы песнотворцы

старого времени Ярославова,

Олега-князя любимцы:

«Тяжко голове без плеч,

беда телу без головы» –

так и Русской земле без Игоря.

В рамках похвального «слова» автор дал замечательный анализ сложившейся в стране обстановки, показал, почему опасность со стороны «Поля» становится все серьезнее, придал своему рассказу о поражении Игоря на Каяле характер обобщающего примера, внушающего тревогу за будущее всей земли Русской, обрушился с критикой в адрес князей-современников, которые забыли о своем долге беречь Русь.

3.3 Сон князя Святослава

Вещие сны не редкость в средневековых памятниках литературы. В «Слове» сон – это раскрытие образа Святослава. Сон предвещает несчастье с людьми, зависевшими от князя. Это войско Игоря, потерпевшее поражение на Каяле. Поражение уже состоялось, но известие еще не дошло до Святослава: он узнает о нем затем от бояр. Святослав видит себя одариваемым подарками. К этим подаркам имеют отношение те, кто стал причиной несчастья. Святослава кто-то одевает черной паполомою и угощает синим вином. На него сыпят жемчуг, символ слез, из колчанов «поганых толковин» – союзных Игорю ковуев, которые первые бежали в битве и из-за которых Игорь попал в плен.

Тягостный сон Святослава считается одним из важных и поэтических в общей художественной структуре мест «Слова о полку Игореве». Сон делится на две неравные части. Первая из них относится к самому Святославу.

«Этой ночью с вечера одевают меня, – говорит, –

черным покрывалом

на кровати тисовой;

черпают мне синее вино,

с горем смешанное;

сыплют мне из пустых колчанов поганых иноземцев

крупный жемчуг на грудь

и нежат меня.

Уже доски без князька

в моем тереме златоверхом…»

Вторая имеет в виду зловещее явление природы, усиливающее мрачное впечатление от сна в целом.

«…Всю ночь с вечера

серые вороны каркают у Плесеньска,

в предградье стоял лес Кияни,

понесли меня вороны к синему морю».

Из двух частей первая не возбуждает сомнений, поэтому все усилия исследователей направлялись преимущественно на истолкование второй части, начиная с вороньего грая у Плесеньска[11]. Однако и в первой части сна есть немало подробностей, которые были обделены вниманием, потому что казались понятными или вполне разъясненными.

Святослав, рассказывая, что ему виделось, перечисляет зловещие приметы. И главную трудность для исследователей составила следующая строка текста: «Уже доски без князька в моем тереме златоверхом…». «Князек» в древнерусском варианте – «кнес». По-видимому, эта подробность должна была стать решающей в некой связной системе зловещих предвещаний. Но почему в эту строку вложен решающий смысл?

Вопрос о том, «верхнюю перекладину» («князя») или какую-либо другую часть Святославова терема нужно понимать под «кнесом», изредка поднимался в исследованиях, пояснения по этому поводу были краткими и однообразными. Истолкование сна Святослава продвигалось медленно, тем более, что в нем были и другие загадки, привлекавшие куда больше внимания.

В попытках объяснения «кнеса» можно встретиться, прежде всего, с книжными, лексическими параллелями к нему, подбираемыми из разных языков. Но данные поиски не увенчались успехом. Между тем, указание на «доски без кнеса» не случайная деталь, она должна быть связана с другими подробностями сна. Во множестве «вещих снов» в древней письменности не встретилось одновременно несколько из тех примет, о которых идет речь в «Слове о полку Игореве». Были сделаны многократные попытки привлечь параллели из народной поэзии – великорусской, белорусской, украинской, сербской, болгарской и т.д.

В новейшей литературе о «Слове о полку Игореве» вопрос о «кнесе» считается решенным – большинство объяснений и переводов отождествляет его с «князьком», реже с «коньком». Эти объяснения основываются, прежде всего, на наблюдениях над живыми народными говорами. И здесь можно выявить значение «князька». Выражение «перерубить конек» означает, что живущее в том доме семейство подверглось изгнанию, и видеть во сне, что конек перерублен или сломался сам, значит, что смерть или другое великое несчастье должны постигнуть главу того дома[12] .

То, что Святослав видит во сне исчезновение «кнеса» со своего терема, вполне естественно и окончательно разъясняет ему смысл всех предшествующих примет, которые оставляли, может быть, тень надежды. Но «кнеса» нет, и сомнений не остается: Святославу грозит гибель. Поэтому и дальнейшие видения сна Святослава не относятся более к нему самому, а дают широкие картины общего несчастия и возможной гибели. Все тонко рассчитано автором, но сон написан, как и все «Слово о полку Игореве», лаконично. Это и создает препятствия для его полного истолкования, но одновременно служит свидетельством выдающихся художественных совершенств.

3.4 «Золотое слово» Святослава

Образ Святослава раскрывается также и в его «золотом слове». Это одно из девяти мест в «Слове», где реализуется прямая речь.

«Злато слово» князя Святослава в начальной своей части находит себе относительно близкую параллель в летописном рассказе. Но литературный характер слова не подлежит сомнению уже потому, что летописная речь Святослава производит впечатление литературной переработки действительно сказанных Святославом слов. Отчетливо заметен след попытки летописца показать Святослава в характерном для «Слова» образе не только старца, оплакивающего приключившуюся с его «сыновьями» беду, но и политического патриарха Русской земли вопреки исторической правде[13] .

«Золотое слово» Святослава может послужить примером «вольного» перехода прямой речи в речь «автора», что было типично для памятников художественной ораторской прозы. Здесь «автор» систематически перебивает речь своего героя, то отбирая у него «злато слово», то возвращая назад. Вот почему попытка ряда исследователей «Слова о полку игореве» точно указать, где заканчивается «золотое слово», представляется бесплодной.

Заслуживает внимания тот факт, что только в «золотом слове» князя Святослава мы встречаем упрек в адрес Игоря и Всеволода – упрек, за которым, однако, чувствуется теплая симпатия к этим князьям и глубокое уважение к их мужеству. Святослав упрекает их только в неудаче. Причину неудачи Святослав видит в том, что Игорь и Всеволод слишком рано выступили в поход:

О дети мои, Игорь и Всеволод!

Рано начали вы Половецкой земле

мечами обиду творит,

а себе славы искать.

Этот упрек вполне соответствует исторической действительности. Дальнейший упрек в похвальбе уже вызывает сомнения:

Но сказали вы: «Помужествуем сами:

Прошлую славу себе похитим,

А будущую сами поделим!»

Фраза может относиться и к Игорю и к Всеволоду, а может относиться и к тем князьям, которые от участия в борьбе уклоняются и храбры только на словах. Последнее обвинение Святослава относится к остальным князьям: «Но вот зло – князья мне не помогают».

«Золотое слово» князя Святослава – это выражение объединительной идеи всего произведения. Оно занимает центральное место в композиции. «Злато слово» является примером замечательной художественности ораторского искусства, а также удивительным по своей патриотической силе лирическим излиянием не только действующего лица – князя Святослава, но и автора «Слова о полку Игореве».

Заключение

Безусловно, моя работа – лишь попытка прикоснуться к великому наследию древнерусской литературы. К сожалению, курс школьной программы предусматривает только поверхностное знакомство со «Словом о полку Игореве» и другими произведениями Древней Руси. Я рада, что в университете нам была предоставлена возможность ближе познакомиться с литературным наследием.

Я окунулась в мир исследований по «Слову о полку Игореве» и сделала это в меру своих возможностей. В процессе работы над рефератом я поняла, что древнерусская литература представляет собой прекрасную основу для изучений. И привлекает она не только своей древностью, но и уникальностью в художественном плане. Идейная глубина и художественное совершенство «Слова о полку Игореве» становятся особенно ясными при сопоставлении с современными ему памятниками древнерусского искусства. Все это свидетельствует о том, какой высоты достигло культурное развитие русского народа и его национальное самосознание в первые два столетия исторической жизни древнерусского государства. «Слово» по своим идейным и художественным качествам не только не уступает лучшим произведениям литературы всех времен и народов, но большинство из них даже превосходит.

Почему существует более десятка переводов «Слова» и они продолжают появляться? Почему во многих российских семьях существует «культ» «Слова»? почему 1985 год был объявлен ЮНЕСКО годом «Слова о полку Игореве»? Потому что «Слово» – уникальное произведение, и для меня это уже не пустые слова, которым в школе не придавалось особенного значения.

Список литературы

1. Водовозов Н.В. История древней русской литературы – Москва: Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР. – 1962.

2. Еремин И.П. Лекции и статьи по истории Древней русской литературы – Ленинград: Издательство Ленинградского Университета. – 1987.

3. Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени – Ленинград: Художественная литература. – 1978.

4. Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве». Историко-литературный очерк – Москва: просвещение. – 1976.

5. Лихачев Д.С. Великое наследие: классические произведения литературы Древней Руси – Москва – 1975.

6. «Слово о полку игореве». Сборник статей – Москва, Ленинград: Издательство АН СССР. -1950.

7. Исследования «Слова о полку Игореве» – Ленинград: Наука. – 1986.

[1] Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени – Ленинград: Художественная литература. – 1978, с.9.

[2] Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве»//Великое наследие: классические произведения литературы Древней Руси – Москва – 1975, с.149.

[3] «Слово о полку Игореве»// Водовозов Н.В. История древней русской литературы – М: Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСРФСР – 1962, с.92.

[4] Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени – Ленинград: Художественная литература. – 1978, с.41.

[5] Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени – Ленинград: Художественная литература. – 1978, с.51.

[6] Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени – Ленинград: Художественная литература. – 1978, с.53.

[7] Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени – Ленинград: Художественная литература. – 1978, с.17.

[8] Медведев В.В. Сцена солнечного затмения в «Слове о полку Игореве»//Исследования «Слова о полку Игореве» — Ленинград: Наука. – 1986, с. 75.

[9] Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени – Ленинград: Художественная литература. – 1978, с.22.

[10] Лихачев Д.С.Предположение о диалогическом строении «Слова о полку Игореве»// Исследования «Слова о полку Игореве» — Ленинград: Наука. – 1986, с. 21.

[11] Алексеев М.П. К «Сну Святослава» в «Слове о полку игореве»// «Слово о полку игореве». Сборник статей – Москва, Ленинград: Издательство АН СССР. -1950, с. 226.

[12] Алексеев М.П. К «Сну Святослава» в «Слове о полку игореве»// «Слово о полку игореве». Сборник статей – Москва, Ленинград: Издательство АН СССР. -1950, с. 246.

[13] Еремин И.П. «Слово о полку Игореве» как памятник политического красноречия//«Слово о полку игореве». Сборник статей – Москва, Ленинград: Издательство АН СССР. -1950, с. 246.

www.ronl.ru

Реферат - Слово о полку игореве - Человечность

Максим Горький говорил о русском искусстве: «Русское искусство прежде всего сердечное искусство. В нем неугасимо горела романтическая любовь к человеку, этим огнем любви блещет творчество наших художников великих и малых». Зачатки этой сердечности мы можем заметить и в древнейших произведениях русской литературы. Она отчетливо проявилась уже в «Слове о полку Игореве». Восемь веков назад было создано «Слово о полку Игореве» — выдающийся художественный феномен Киевской Руси. В этом гениальном произведении отразилось мировоззрение наших далеких предков, их эстетические взгляды и этические нормы. «Слово о полку Игореве» — одно из самых гуманных произведений мировой литературы. Оно отмечено печатью особой человечности, особенно внимательного отношения к личности. Оно полно сильных и волнующих чувств. Рассказывая о походе русского войска, автор «Слова» преисполнен такой сильной скорби, что как бы не может удержать себя от вмешательства в действия Игоря. Чувства автора «Слова о полку Игореве» так велики, его понимание чужого горя и чужих радостей так остро, что ему кажется, что этими же чувствами, этими же переживаниями наделено все окружающее. Высокая эмоциональность художественного слова достигается приемами олицетворения (персонификации) природы. Животные, деревья, травы, цветы, вся природа щедро наделяются автором человеческими чувствами, способностью различать добро и зло, сочувствовать первому и ненавидеть второе, они предупреждают русских о несчастьях, переживают с ними горе и радости. Это слияние автора и природы усиливает значительность и драматизм происходящего. Чувства автора находящие отклик в природе, как бы оказываются удесятеренными в силе. Читатель получает возможность видеть, слышать, чувствовать происходящее. В отличие от Бояна, певца давних лет, который осмысливал человеческое существование во всем его многообразии, автор «Слова» говорит только об одном событии и оценивает его устами современников. Он с исключительным вниманием проникает в душевные переживания своих героев. Во всей сложности представлены противоречивые чувства Святослава Всеволодовича, князя киевского, при известии о поражении Игоря и Всеволода. Он отечески любит их и отечески упрекает за безрассудный поход на половцев без сговора с остальными русскими князьями: «Что же сотворили вы моей серебряной седине?» Автор «Слова» понимает желание предпочесть смерть плену, высказанное Игорем в начале похода. Он с удивительной человечностью говорит об одинокой (именно одинокой!) смерти Изяслава Васильковича на поле битвы на кровавой траве: не было с ним его братьев, в одиночестве изронил он свою жемчужную душу. Читатель физически ощущает вызванное поражением Игоря состояние тревоги и боли, которое пережил родной край. Тут в поэтической форме отражены скорбь и безысходность перед великим горем, утратой родных и близких. Человечность «Слова» проявляется разнообразно и сильно. Она сказывается и в характеристиках действующих лиц — выразительных, кратких и удивительно точных; раскрывается в описании взаимоотношений между героями произведения. Между Игорем и Всеволодом они братские, проникнутые чувством глубокого уважения; между ними и Святославом — отечески теплые. Особое внимание уделяет автор отношениям между мужем и женой, которые основаны на взаимной любви и уважении. В образе Ярославны в «Слове о полку Игореве» нашли отражение характерные черты внутрисемейных отношений и, в первую очередь, уважительное отношение к женщине. Образ Ярославны воспринимается как символ женской верности, жены воина. В монологе Ярославны раскрывается богатство и сила ее внутреннего мира, подчеркиваются ее бесстрашие и мужество: с могучими силами природы — ветром, Днепром, солнцем — она держится на равных; она готова мужественно разделить с мужем все тяготы и невзгоды военного похода. Безгранично и ее милосердие: своим присутствием Ярославна хочет облегчить страдания раненого и плененного Игоря. Нежностью и любовью наполнено каждое слово ее монолога. О силе поэтического образа Ярославны, созданного поэтом в стародавние времена, но вечно живого, воплощающего в себе образ русской женщины, пишет в своем стихотворении «Певцу „Слова“ Валерий Брюсов: Стародавней Ярославне тихий ропот струн. Лик твой древний, лик твой светлый, как и прежде, юн. Илъ певец безвестный, мудрый, тот, кто Слово спел, Все мечты веков грядущих тайно подсмотрел? Или русских женщин лики все в тебе слиты? Ты — Наташа, ты — и Лиза, и Татьяна — ты! На стене ты плачешь утром… Как светла тоска! И, крутясь, уносит слезы песнь певца — в века! Своей человечностью, красотой внутреннего мира многих героев „Слово“ уже много десятилетий покоряет сердца читателей. Памятник древнерусской литературы, прошедший через столетия, остался таким же неизменно прекрасным, как и при своем создании, во многом благодаря именно своему гуманистическому пафосу и поэтическому гению автора.

www.ronl.ru

Реферат - Слово о полку игореве - Политические идеи автора

Слово о полку игореве — Политические идеи автора

О древнерусском произведении «Слово о полку Игореве» стало известно лишь в начале 90-х годов XVIII столетия, когда знаток русской древности А. И. Мусин-Пушкин приобрел в Спасском монастыре Ярославля старинный рукописный сборник. В этом сборнике среди других текстов он обнаружил чудесный памятник древнерусской литературы, вызвавший необыкновенный интерес среди историков, лингвистов и литературоведов.

В «Слове о полку Игореве», написанном неизвестным автором, по словам известного литературоведа Д. С. Лихачева, чувствуется «героический дух всей последующей русской литературы, высокое сознание своей ответственности, своего писательского призвания, своего общественного долга». Автор «Слова» призывает русских князей к единению перед нашествием татаро-монгольских полков. Он уверен, что только сильная и дружная Русь во главе с мудрым правителем, киевским князем сможет дать могучий отпор врагу.

Неизвестный автор поэмы — человек редкостного поэтического таланта, широко видел исторические процессы своего времени, глубоко знал дружинную и книжную поэзию. Он создал шедевр, который не перестает очаровывать своей художественной формой и идейной цели направленностью. Автор не ставил себе четко отобразить факты истории, и этим его произведение отличается от летописей. Через литературные образы он передал переживания и мироощущение людей своего времени, с целью воздействия на читателя (слушателя). Сам автор, назвал свое творение «словом». Так называли свои произведения его современники — представители ораторского искусства, но жанр «Слова» не может быть определен однозначно, и в этом заключается еще одна его художественная особенность — оно отображает сразу несколько образцов жанров художественного искусства.

Автор «Слова о полку Игореве» отходит от объективно-исторической последовательности событий. Он, словно художник, разворачивает яркую панораму поэтических картин и образов. Он не столько рассказывает об отдельных фактах похода Игоря, сколько размышляет над долей родной земли, витая над прошлым и будущим — «от старого Владимира до нынешнего Игоря».

Автор «Слова», наверное, был очень смелым человеком, потому что не побоялся высказать во всеуслышание свои мысли. В XI веке среди немногочисленных писателей уже были первые жертвы княжеского произвола против литературы: первый русский проповедник киево-печерский игумен Феодосии, автор «Слова о законе» митрополит Илларион (его сместили), летописец Никон (его вынудили бежать в Тмутаракань). В последующие века автора «Моления» Даниила заточили в темницу, Аввакума и его друга Епифания сожгли за «великие на царский дом хулы». Служение литературе с самого начала имело черты мученичества и жертвенности.

В страстном и требовательном призыве русских князей к объединению есть «что-то предвещающее властные и гневные об-Ращения к царям Радищева, Пушкина, Лермонтова, Рылеева, Льва Толстого и многих других русских писателей. Русские писатели всегда осознавали себя независимыми, ответственными только перед народом, более высокими по своему призванию, чем князья и цари», — говорил Д. С. Лихачев. Наверное, поэтому автор «Слова», хотя и знал о будущих гонениях, не смог смолчать.

«Слово о полку Игореве» наполнено сильными и взволнованными чувствами. Рассказывая о походе князя Игоря и русской дружины, автор настолько печалится и скорбит, что не может удержаться от того, чтобы не прокомментировать действия Игоря, и горестно восклицает: «О, далеко залетел сокол, птиц избивая, к морю! А Игорева храброго полку уже не воскресить!», «О, стонать Русской земле, поминая прежнее время и прежних князей!»

Читая «Слово», мы видим, что и природа тоже откликается на то, что происходит. Чувства автора настолько велики, он так близко принимает чужое горе и чужие радости, что природа не может не отреагировать на это. Автор наделяет человеческими чувствами животных, деревья, цветы, даже городские стены. Ему кажется, что все эти предметы тоже могут сочувствовать добру и ненавидеть зло, предупреждать русских воинов о грозящих им несчастьях, переживать вместе с ними радость и горе. Автор в своей позиции соединяется с природой, и его чувства благодаря чувствам природы усиливаются.

Все сказанное говорит о том, что автор «Слова» прекрасно знал об упоминаемых им событиях, о жизни, быте, о вооружении, о географии Руси, о язычестве, фольклоре, мог точно охарактеризовать каждого из князей, более того, его сведения часто более подробные и глубокие, чем летописные. Но главная заслуга этого человека в том, что ему удалось подняться выше эгоистичных интересов князей, их корыстолюбивой и честолюбивой политики и выразить интересы всего русского народа, его стремление к единству и миру, желание сохранить свою целостность и культуру.

www.ronl.ru

Композиция "Слова о полку Игореве"

Главная » Рефераты » Текст работы «Композиция "Слова о полку Игореве" - Литература»

2

Смоленский Государственный Университет

Реферат на тему

Композиция «Слова о полку Игореве»

Смоленск 2007

- В в е д е н и е -

Многим вся древнерусская литература известна только по одному произведению - «Слову о полку Игореве». Традиционны мнения о низком уровне культуры Древней Руси. Как заблуждаются скептики!

Величайшая патриотическая поэма Древней Руси посвящена страшному поражению, в котором вᴨȇрвые за всю русскую историю князь оказался плененным, а войско почти уничтоженным. Автор «Слова» смотрит в глаза действительности, обращается ко всем русским князьям, призывает их защитить Русскую землю, в связи с этим в «Слове» нет уныния. «Слово» лаконично, как обращения Игоря к дружине. Это зов ᴨȇред боем. Поэма обращена к будущему, пронизана заботой об этом будущем. Победа - это конец битвы, поражение же для автора «Слова» - это только начало битвы. Поражение должно объединить русских.

Я выбрала тему «Композиция «Слова о полку Игореве» потому, что это один из самых ярких асᴨȇктов в анализе произведения. Особенность «Слова» состоит в том, что оно отличается сложным построением вопреки мнениям о несостоятельности древнерусской литературы. Целью моей работы является изучение структуры одного из величайших памятников литературы, выявление композиционных особенностей. Для этого я обращу внимание на общую характеристику композиции и рассмотрю главные элементы композиции: время и пространство и композиционные вставки.

При работе над рефератом я использовала работы Дмитрия Сергеевича Лихачева. Его исследования в области происхождения «Слова» и его месте в литературе Древней Руси дали мне не только материал для работы, но и новую интересную информацию о древнерусской литературе вообще. Также мне повезло познакомиться со статьями различных исследователей «Слова», объединенными в сᴨȇциальные сборники. Это было интересно, так как каждая статья была посвящена одному асᴨȇкту в рассмотрении произведения. При этом исследователи замечательно раскрывали тему, рассматривали проблему порой с неожиданных сторон.

Основная часть

1. Композиции «Слова о полку Игореве»: общая характеристика

В основе сюжета произведения - неудачный поход Игоря Святославича против половцев 1185 года, который он совершил в союзе с другими князьями. «Слово о полку Игореве» было написано почти сразу после возвращения князя Игоря из плена, в связи с этим автор не считает необходимым вдаваться в подробности, хорошо известные современникам. Начало «Слова» непосредственно не связано с описываемыми событиями, здесь помещены размышления автора: какую манеру повествования выбрать. Он отвергает манеру Бояна и решает придерживаться действительных событий.

Пусть начнется же ᴨȇснь эта

по былинам нашего времени,

а не по замышлению Бояна.

Это - лирическое вступление, которое создает вᴨȇчатление непосредственности, убеждает, что ᴨȇред нами импровизация, свободная от скованности литературными традициями. Вступление к «Слову», в котором автор обращается к Бояну, кажется наибольшей странностью в произведении. Но подобные вступления к «словам», житиям или проповедям типичны для древнерусской литературы.

В экспозиции дается короткая характеристика Игоря и причины его похода в половецкие степи. Весь рассказ о походе Игоря выдержан в чертах характеристики Святославом: безрассудный Игорь идет в поход, несмотря на то, что поход с самого начала обречен на неудачу. Главной движущей силой является стремление к личной славе.

Завязку сюжета составляет рассказ о выступлении русских войск. «Тогда вступил Игорь-князь в золотое стремя и поехал по чистому полю» и повел он свои «храбрые полки на землю половецкую за землю Русскую». Сведения о том, откуда вышла дружина и по какому маршруту она двигалась, в произведении отсутствуют. В пути дружинники наблюдают различные природные явления, которые как бы предсказывают их судьбу.

Периᴨȇтии в произведении - это сражения русских войск с половцами. В ᴨȇрвом сражении с половцами русские полки одержали победу.

Спозаранок в пятницу

потоптали они поганые полки половецкие

и, разлетевшись стрелами по полю,

помчали красных девушек половецких,

а с ними золото,

и паволоки,

и дорогие оксамиты.

Покрывалами,

и плащами,

и кожухами

стали мосты мостить по болотам

и по топким местам,

и всякими узорочьями половецкими.

Перед вторым сражением природа предвещает несчастье («в час ранний кровавые зори свет возвещают; черные тучи с моря идут»). Это сражение описано очень ярко, с достоверными деталями; создается ощущение, что автор сам в нем участвовал:

С раннего утра до вечера,

с вечера до света

летят стрелы каленые,

гремят сабли о шлемы,

трещат копья булатные

в поле незнаемом,

среди земли Половецкой.

Поражение войска князя Игоря является кульминацией сюжета «Слова». Оно приводит к тяжелым последствиям для Руси.

Очень важное место в «Слове» занимают композиционные вставки. Это сон Святослава, из которого князь узнает о поражении Игоря. Это «золотое слово» Святослава, в котором он призывает князей постоять за «землю Русскую», отомстить «за раны Игоревы», прекратить междоусобицы. «Золотое слово» Святослава занимает центральное место в произведении. Этим автор подчеркивает свою приверженность объединительной идее. Также важное место в композиции занимают «плач Ярославны» и «славы».

Побег Игоря из плена половецкого - развязка произведения. Князь возвращается на родную землю.

Русская литература уже с древнейших времен была пронизана высоким патриотизмом, интересом к общественно-важным темам, связью с народным творчеством. И композиция «Слова» полностью соответствует основной авторской идее - идее объединения Руси. Произведение лирично и эпично одновременно. Автор постоянно вмешивается в ход событий, прерывает самого себя восклицаниями, сравнивает прошлое с настоящим, призывает князей к активным действиям. И.П. Еремин писал: «Автор «Слова» заполняет собою все произведение от начала до конца. Голос его отчетливо слышен везде…» Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени - Ленинград: Художественная литература. - 1978, с.9. Такие черты особенно характерны для литературы XII-XIII веков - для «Слова о погибели Русской земли», «Повести о разорении Рязани Батыем». Автор «Слова» обращается к князьям-современникам и в целом, и по отдельности. Через ораторские обращения и восклицания ᴨȇредается авторское отношение к событиям. Это - характерная черта древнерусской литературы, которая еще подвергалась сильному влиянию стихии устной речи. В «Слове» органически слиты фольклорные и книжные элементы. Больше всего книжные элементы сказываются в начале произведения. Как будто автор еще недостаточно оторвался от письменной традиции. Однако последние части «Слова», особенно «плач Ярославны», почти лишены характерных книжных элементов. Эта двойственность выразилась и в бинарности «Слова»: по мнению Лихачева, там не один, а, по крайней мере, два рассказчика; в произведении можно выделить два смысловых центра - вопрос / ответ, факт / обобщение.

«Слово» было с самого начала написано автором, хотя автор и «слышал» то, что писал, проверял на слух его ритм, звучание, обращался к своим читателям, как оратор к слушателям, а иногда и как собеседник Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве»//Великое наследие: классические произведения литературы Древней Руси - Москва - 1975, с.149. . Связь «Слова» с устной народной поэзией была отмечена еще Пушкиным, который в плане своей статьи по истории русской литературы поместил между летописями и «Словом» сказки, ᴨȇсни, пословицы. Как доказательство того, что автор «Слова» опирается и на известную русскую письменность XI-XII столетия, могут служить следы внимательного изучения автором древнерусской летописи, подлинной энциклоᴨȇдии жизни древнерусского государства «Слово о полку Игореве»// Водовозов Н.В. История древней русской литературы - М: Государственное учебно-ᴨȇдагогическое издательство Миʜᴎϲтерства просвещения РСРФСР - 1962, с.92. . Письменное происхождение повлияло на построение произведения. В нем смешались различные приемы устного народного творчества, используются обращение от современности к прошлому, критические выражения и черты, характерные для стиля монументального историзма.

2. Время и пространство в «Слове»

Понятия о времени и пространстве в «Слове» связаны, прежде всего, с понятием стиля монументального историзма, которому принадлежат XI-XIII века в истории культуры Древней Руси. Стиль монументального историзма характеризуется взглядом на предметы с больших дистанций: пространственных и временных. Это стиль, в пределах которого все значимое предстает величественным. Стремясь к подобному эффекту, летописцы, авторы житий смотрят на мир как бы с большой высоты или с большого удаления. Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени - Ленинград: Художественная литература. - 1978, с.41.

В этот ᴨȇриод развито так называемое «панорамное зрение», акцент на огромность расстояний, сопряжение удаленных друг от друга географических пунктов.

В действие «Слова» втянуты широкие географические пространства. Половецкая степь, Дон, Черное и Азовское моря, Волга, Днепр, Дунай, Западная Двина, города Корсунь, Киев, Полоцк, Тмуторокань, Курск, Чернигов, Переяславль, Новгород, Белгород, Галич и др. Нет сомнения в том, что в поле зрения автора вся Русь. Примечательно, что автор не отделяет Русскую землю из окружающих ее народов, заставляет прислушаться к событиям немцев, греков, венецианцев, моравов. Непосредственно вовлечены в ход истории литовцы, половцы, ятвяги.

Автор видит Русь с идеальной высоты. Раздольность Русской земли подчеркивается одновременностью действия в разных ее концах: «девицы поют на Дунае, вьются голоса через море до Киева», «кони ржут за Сулою, звенит слава в Киеве». Такими же, как у него самого, обостренным слухом и зрением, способным прозревать пространство, наделяет автор своих героев. Широкое пространство действия объединено гиᴨȇрболической быстротой ᴨȇредвижения в нем действующих лиц. Быстрота ᴨȇредвижения - это символ власти над пространством. Быстрота похода - символ овладения пространством. Той же грандиозностью отличается ᴨȇйзаж в «Слове», всегда, тем не менее, конкретный, взятый в движении. Наблюдая Русскую землю с такой высоты, автор видит и слышит ее во всех деталях.

На другой день спозаранок

кровавые зори свет возвещают;

черные тучи с моря идут,

хотят прикрыть четыре солнца,

а в них треᴨȇщут синие молнии.

Еще одна особенность пространства в «Слове» - связь города с окружающим миром, «вынос» города за пределы самого города. Например, кольцо монастырей по горизонту за пределами Новгорода: Нередицкий, Михайло-Сковородский, Андрея на Ситке, Кириллов, Ковалевский, Волотовский и т. д.

Особое значение придавалось пространству и в быту. Победа над врагом - это обретение пространства. Напротив, поражение или пленение - это потеря пространства. Пленение - это, кроме того, разлука: разлучаются односельчане, братья, пленные разводятся в разные стороны Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени - Ленинград: Художественная литература. - 1978, с.51.. Пространство находится в общем владении. Именно в связи с этим поражение - потеря пространства, связанное с разлукой, а победа - обретение, связанное с единением. Отсюда ясно, что призыв автора к единению князей особенно выразительно сочетается для своего времени с призывом к походу на половцев.

Еще одна черта, характерная для «Слова» как воплощения стиля монументального историзма, - это историческая дистанция во времени. Там, где в искусстве динамизм, там обычно вступает в силу и историческая тема, появляется обостренный интерес к истории. Движение в пространстве тесно связано с законами ᴨȇредвижения во времени Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени - Ленинград: Художественная литература. - 1978, с.53.. Довольно четко устанавливается та «временная дистанция», которая нужна автору, чтобы опоэтизировать современность. Это - примерно век или чуть меньше. Автор привлекает русскую историю XI века. События XII века не годятся и не упоминаются. Олег Святославович и Всеслав Полоцкий, поединок Мстислава Тмутороканского и Редеди, ᴨȇвец Боян - все это XI век. История XII века, предшествующая походу Игоря, будто отсутствует в «Слове» - она не нужна эстетически. Перед Вами учебный материал, опубликованный на сайте реф.рфПредставления об истории были представлениями своего времени, историческое время было скорее эпическим, а не летописным.

Были века Трояна,

минули годы Ярославовы;

были походы Олеговы,

Олега Святославовича.

Тот ведь Олег мечом крамолу ковал

и стрелы по земле сеял.

Историчность монументального стиля соединяется со стремлением утвердить вечность. Вечность не противоречит движению, это не неподвижность. Ведь библейские события историчны и вечны одновременно.

Итак, можно сделать следующий вывод: одной из самых ярких особенностей композиции «Слова о полку Игореве» являются время и пространство в произведении. Главная временная характеристика - нарушение хронологии. Автор свободно ᴨȇремещается во времени от времен Бояновых до времен междоусобиц и походов на половцев. Главная пространственная характеристика - масштабность, «панорамное зрение» (как бы с высоты птичьего полета, как отмечал Лихачев). Это дало автору возможность включить в действие произведения огромные географические пространства, при этом не упустив ни одной детали. Эти асᴨȇкты оказали влияние на остальные композиционные элементы.

3. Композиционные вставки в «Слове»

Композиционные вставки в «Слове» составляют самый значительный объем и имеют огромное значение. Они не только добавляют в произведение лирику, но и являются выражением авторской позиции. Это - авторско-исполнительское начало, дающее возможность лирически интерпретировать события, сопровождающее рассказ горестными размышлениями, лирическими восклицаниями и отступлениями, призывами объединиться и стать на защиту Русской земли. Также эти вставки обращают внимание на связь «Слова» с традициями устного народного творчества, на близость к народу (плачи и «славы»), на связь с мифологией (сон князя Святослава). Все это, несомненно, обогащает «Слово» и позволяет глубже проникнуть в его смысл, проследить взаимосвязь произведения с литературными процессами Древней Руси.

Главный процесс, отразившийся, в том числе и на композиции «Слова», - образование новых жанров в русской литературе XI-XII веках. По большей части эти жанры рождались на стыке фольклора и литературы. Возможно даже, что зарождение новых жанров происходит в устной форме, а потом уже закрепляется в литературе Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени - Ленинград: Художественная литература. - 1978, с.17.. «Слово о полку Игореве» вышло из среды княжеских ᴨȇвцов, принадлежит к числу книжных отражений раннефеодального эпоса. Автор причисляет свое произведение к «трудным повестям», то есть к повествованиям о военных деяниях. Но наряду с рассказом о военных действиях мы находим в «Слове» сильное лирическое и публицистическое начало, без котоҏыҳ произведение потеряло бы свой истинный смысл.

3.1 Сцена солнечного затмения

Древнерусские авторы не стремятся описывать картины природы, изображать ее статические состояния, спокойные ᴨȇйзажи. Природе уделяется внимание только тогда, когда она теснейшим образом связана с судьбой действующих лиц, когда она оказывает на них влияние, когда она проявляется в действии. Сцена солнечного затмения в «Слове» - один из тех немногих случаев в древнерусских произведениях, когда природа играет прямую роль, она включена в самый ход повествования.

Как известно, солнечные затмения воспринимались в старину как божьи знамения, сулящие добро или зло. Вполне естественно, что при виде такого знамения у средневекового человека невольно возникал вопрос: а что оно значит? Именно так отреаᴦᴎҏовал в ᴨȇрвый момент и князь Игорь. За сообщением о солнечном затмении следует обращение Игоря к дружине. Принято считать, что это обращение является реакцией князя на затмение. Но пред нами девиз, типичный для воинского этикета средневековья, который обычно произносился ᴨȇред походом или ᴨȇред битвой:

О дружина моя и братья!

Лучше ведь убитым быть,

Чем плененным быть…

После этого автор «Слова» говорит: «Спала князю умъ похоти и жалость…», что обычно понимается как пояснение к речи князя Игоря. Сильное замешательство Игоря, вызванное затмением, само собой подразумевает вопрос от лица князя о смысле затмения. Но, во-ᴨȇрвых, здесь произвольно нарушен порядок слов оригинала. Во-вторых, «жалость» не имело значения «жажда, страстное желание». В-третьих, при такой трактовке Игорь предстает противопоставляющим себя судьбе, пренебрегающим ради своего желания божьим знамением. Это противоречит не только реальным событиям, лежащим в основе «Слова», но и всему духу эпохи средневековья, которой принадлежит автор. Если Игорь, увидев затмение, не повернул назад, то это не значит, что он решил действовать наᴨȇрекор судьбе. И здесь важно учитывать принципы христианской морали, которыми Игорь руководствуется Медведев В.В. Сцена солнечного затмения в «Слове о полку Игореве»//Исследования «Слова о полку Игореве» - Ленинград: Наука. - 1986, с. 75. .

По существу не отступая в сцене солнечного затмения от действительности, автор «Слова» превратил конкретно-исторические факты в яркую драматическую картину. Она предопределяет общий тон повествования. И это закономерно, так как сцена солнечного затмения является составной частью вступления к «Слову».

После соединения со Всеволодом повествование продолжается: «Тогда въступи Игорь-князь въ златъ стремень и поЂха по чистому полю. Солнце ему тъмою путь заступаше, - нощь, стонущи ему грозою, птичь убуди». Здесь не дается повторного изображения затмения, оно лишь мельком упоминается как нечто уже известное (читатель знает о нем из вступления). Причем солнечное затмение упоминается сопоставительно с ночным.

Такова композиция начала «Слова». Будучи художественно совершенной, она не требует никаких поправок.

3.2 «Плачи» и «славы»

В «Слове» соединены два фольклорных жанра - «плачи» и «славы»: прославление князей с оплакиванием ᴨȇчальных событий. В самом произведении и «славы» и «плачи» упоминаются неоднократно. В других произведениях Древней Руси также можно заметить соединение этих жанров. Например, «Слово о погибели Русской земли» - это соединение «плача» о гибнущей Русской земле со «славой» ее могучему прошлому.

«Плачи» и «славы» автор «Слова» буквально приводит в произведении и им же больше всего следует в своем изложении. Они эмоционально противоположны. Это дает обширный диапазон чувств и настроений, который характерен для «Слова» и который отличает его от произведений устной народной словесности, где каждое произведение подчинено в основном одному жанру и настроению Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени - Ленинград: Художественная литература. - 1978, с.22..

«Плачи» автор упоминает не менее пяти раз: плач Ярославны, плач жен русских воинов, падших в походе Игоря, плач матери Ростислава, плачи имеются в виду, когда говорится о стонах Киева и Чернигова и всей Русской земли после похода Игоря. Дважды приведены и сами «плачи» - плач Ярославны и плач русских жен.

Близость «Слова» к плачам особенно видна в плаче Ярославны. С него начинается третья часть «Слова». Это важное звено в дальнейшем развитии сюжета, плач предваряет развязку - бегство Игоря из плена. Автор будто цитирует плач Ярославны - приводит его в большом отрывке или сочиняет его за Ярославну, но в форме, которая реально могла ей принадлежать. Плач Ярославны состоит из четырех обращений: К Каяле, к ветру, к Днепру и к солнцу. Каждое обращение Ярославны начинается со сходных слов.

Ярославна рано плачет

в Путивле на забрале, приговаривая:

«О ветер, ветрило!

Зачем, господин, веешь ты навстречу?.»

Во втором и третьем обращении последняя фраза заключает в себе конкретное предложение. В ᴨȇрвом и последнем - некую конкретизацию ситуации Лихачев Д.С.Предположение о диалогическом строении «Слова о полку Игореве»// Исследования «Слова о полку Игореве» - Ленинград: Наука. - 1986, с. 21.. Плач Ярославны - это голос живой, всепобеждающей любви. Он обращен не к людям, которые бессильны помочь ей, а к стихийным силам. Думая об участи мужа, Ярославна думает и о всех русских воинах, ушедших с ним. Любовь к Игорю неразрывно связана с любовью к Русской земле и ее защитникам. По глубине чувства, по художественной выразительности плач Ярославны не имеет себе равных во всей мировой литературе. И словно откликаясь на страстный призыв, природа приходит на помощь. Ветер отвечает Ярославне тем, что посылает смерчи, указывающие путь Игорю. Солнце посылает тьму. Днепр пробивает каменные горы и несет на себе Святославовы насады, предоставляя Игорю путь по Донцу. Неоднозначность пронизывает все уровни плача - вплоть до жанрового, где соединились традиции причитаний и языческих заклинаний.

Не менее активно участвуют в «Слове» ᴨȇсенные славы. С упоминания о славах, которые ᴨȇл Боян, «Слово» начинается. Ее поют Святославу немцы, венидици, греки, морава. Слава звенит в Киеве, ее поют девицы на Дунае. Отдельные отрывки из слав как бы звучат в «Слове»: там, где автор говорит о Бояне, где слагает примерную ᴨȇснь в честь похода Игоря. Славой Игорю, Всеволоду, Владимиру и дружине «Слово» заключается. Это заключение - обязательная часть любой речи торжественного типа, непременная в церковном красноречии. Это - речь не только агитационная, посвященная острой политической проблеме своего времени - обороне границ Русской земли, но одновременно и речь «похвальная», написанная во славу князей и дружины, борющихся «за христьяны на поганыя плъки».

Сказали Боян и Ходына,

Святославовы ᴨȇснотворцы

старого времени Ярославова,

Олега-князя любимцы:

«Тяжко голове без плеч,

беда телу без головы» -

так и Русской земле без Игоря.

В рамках похвального «слова» автор дал замечательный анализ сложившейся в стране обстановки, показал, почему опасность со стороны «Поля» становится все серьезнее, придал своему рассказу о поражении Игоря на Каяле характер обобщающего примера, внушающего тревогу за будущее всей земли Русской, обрушился с критикой в адрес князей-современников, которые забыли о своем долге беречь Русь.

3.3 Сон князя Святослава

Вещие сны не редкость в средневековых памятниках литературы. В «Слове» сон - это раскрытие образа Святослава. Сон предвещает несчастье с людьми, зависевшими от князя. Это войско Игоря, потерᴨȇвшее поражение на Каяле. Поражение уже состоялось, но известие еще не дошло до Святослава: он узнает о нем затем от бояр. Святослав видит себя одариваемым подарками. К этим подаркам имеют отношение те, кто стал причиной несчастья. Святослава кто-то одевает черной паполомою и угощает синим вином. На него сыпят жемчуг, символ слез, из колчанов «поганых толковин» - союзных Игорю ковуев, которые ᴨȇрвые бежали в битве и из-за котоҏыҳ Игорь попал в плен.

Тягостный сон Святослава считается одним из важных и поэтических в общей художественной структуре мест «Слова о полку Игореве». Сон делится на две неравные части. Первая из них относится к самому Святославу.

«Этой ночью с вечера одевают меня, - говорит, -

черным покрывалом

на кровати тисовой;

черпают мне синее вино,

с горем смешанное;

сыплют мне из пустых колчанов поганых иноземцев

крупный жемчуг на грудь

и нежат меня.

Уже доски без князька

в моем тереме златоверхом…»

Вторая имеет в виду зловещее явление природы, усиливающее мрачное вᴨȇчатление от сна в целом.

«…Всю ночь с вечера

серые вороны каркают у Плесеньска,

в предградье стоял лес Кияни,

понесли меня вороны к синему морю».

Из двух частей ᴨȇрвая не возбуждает сомнений, в связи с этим все усилия исследователей направлялись преимущественно на истолкование второй части, начиная с вороньего грая у Плесеньска Алексеев М.П. К «Сну Святослава» в «Слове о полку игореве»// «Слово о полку игореве». Сборник статей - Москва, Ленинград: Издательство АН СССР. -1950, с. 226.. Однако и в ᴨȇрвой части сна есть немало подробностей, которые были обделены вниманием, потому что казались понятными или вполне разъясненными.

Святослав, рассказывая, что ему виделось, ᴨȇречисляет зловещие приметы. И главную трудность для исследователей составила следующая строка текста: «Уже доски без князька в моем тереме златоверхом…». «Князек» в древнерусском варианте - «кнес». По-видимому, эта подробность должна была стать решающей в некой связной системе зловещих предвещаний. Но почему в эту строку вложен решающий смысл?

Вопрос о том, «верхнюю ᴨȇрекладину» («князя») или какую-либо другую часть Святославова терема нужно понимать под «кнесом», изредка поднимался в исследованиях, пояснения по этому поводу были краткими и однообразными. Истолкование сна Святослава продвигалось медленно, тем более, что в нем были и другие загадки, привлекавшие куда больше внимания.

В попытках объяснения «кнеса» можно встретиться, прежде всего, с книжными, лексическими параллелями к нему, подбираемыми из разных языков. Но данные поиски не увенчались усᴨȇхом. Между тем, указание на «доски без кнеса» не случайная деталь, она должна быть связана с другими подробностями сна. Во множестве «вещих снов» в древней письменности не встретилось одновременно несколько из тех примет, о котоҏыҳ идет речь в «Слове о полку Игореве». Были сделаны многократные попытки привлечь параллели из народной поэзии - великорусской, белорусской, украинской, сербской, болгарской и т.д.

В новейшей литературе о «Слове о полку Игореве» вопрос о «кнесе» считается решенным - большинство объяснений и ᴨȇреводов отождествляет его с «князьком», реже с «коньком». Эти объяснения основываются, прежде всего, на наблюдениях над живыми народными говорами. И здесь можно выявить значение «князька». Выражение «ᴨȇрерубить конек» означает, что живущее в том доме семейство подверглось изгнанию, и видеть во сне, что конек ᴨȇрерублен или сломался сам, значит, что смерть или другое великое несчастье должны постигнуть главу того дома Алексеев М.П. К «Сну Святослава» в «Слове о полку игореве»// «Слово о полку игореве». Сборник статей - Москва, Ленинград: Издательство АН СССР. -1950, с. 246. .

То, что Святослав видит во сне исчезновение «кнеса» со своего терема, вполне естественно и окончательно разъясняет ему смысл всех предшествующих примет, которые оставляли, может быть, тень надежды. Но «кнеса» нет, и сомнений не остается: Святославу грозит гибель. В связи с этим и дальнейшие видения сна Святослава не относятся более к нему самому, а дают широкие картины общего несчастия и возможной гибели. Все тонко рассчитано автором, но сон написан, как и все «Слово о полку Игореве», лаконично. Это и создает препятствия для его полного истолкования, но одновременно служит свидетельством выдающихся художественных совершенств.

3.4 «Золотое слово» Святослава

Образ Святослава раскрывается также и в его «золотом слове». Это одно из девяти мест в «Слове», где реализуется прямая речь.

«Злато слово» князя Святослава в начальной своей части находит себе относительно близкую параллель в летописном рассказе. Но литературный характер слова не подлежит сомнению уже потому, что летописная речь Святослава производит вᴨȇчатление литературной ᴨȇреработки действительно сказанных Святославом слов. Отчетливо заметен след попытки летописца показать Святослава в характерном для «Слова» образе не только старца, оплакивающего приключившуюся с его «сыновьями» беду, но и политического патриарха Русской земли вопреки исторической правде Еремин И.П. «Слово о полку Игореве» как памятник политического красноречия//«Слово о полку игореве». Сборник статей - Москва, Ленинград: Издательство АН СССР. -1950, с. 246. .

«Золотое слово» Святослава может послужить примером «вольного» ᴨȇрехода прямой речи в речь «автора», что было типично для памятников художественной ораторской прозы. Здесь «автор» систематически ᴨȇребивает речь своего героя, то отбирая у него «злато слово», то возвращая назад. Вот почему попытка ряда исследователей «Слова о полку игореве» точно указать, где заканчивается «золотое слово», представляется бесплодной.

Заслуживает внимания тот факт, что только в «золотом слове» князя Святослава мы встречаем упрек в адрес Игоря и Всеволода - упрек, за которым, однако, чувствуется теплая симпатия к этим князьям и глубокое уважение к их мужеству. Святослав упрекает их только в неудаче. Причину неудачи Святослав видит в том, что Игорь и Всеволод слишком рано выступили в поход:

О дети мои, Игорь и Всеволод!

Рано начали вы Половецкой земле

мечами обиду творит,

а себе славы искать.

Этот упрек вполне соответствует исторической действительности. Дальнейший упрек в похвальбе уже вызывает сомнения:

Но сказали вы: «Помужествуем сами:

Прошлую славу себе похитим,

А будущую сами поделим!»

Фраза может относиться и к Игорю и к Всеволоду, а может относиться и к тем князьям, которые от участия в борьбе уклоняются и храбры только на словах. Последнее обвинение Святослава относится к остальным князьям: «Но вот зло - князья мне не помогают».

«Золотое слово» князя Святослава - это выражение объединительной идеи всего произведения. Оно занимает центральное место в композиции. «Злато слово» является примером замечательной художественности ораторского искусства, а также удивительным по своей патриотической силе лирическим излиянием не только действующего лица - князя Святослава, но и автора «Слова о полку Игореве».

- З а к л ю ч е н и е -

Безусловно, моя работа - лишь попытка прикоснуться к великому наследию древнерусской литературы. К сожалению, курс школьной программы предусматривает только поверхностное знакомство со «Словом о полку Игореве» и другими произведениями Древней Руси. Я рада, что в университете нам была предоставлена возможность ближе познакомиться с литературным наследием.

Я окунулась в мир исследований по «Слову о полку Игореве» и сделала это в меру своих возможностей. В процессе работы над рефератом я поняла, что древнерусская литература представляет собой прекрасную основу для изучений. И привлекает она не только своей древностью, но и уникальностью в художественном плане. Идейная глубина и художественное совершенство «Слова о полку Игореве» становятся особенно ясными при сопоставлении с современными ему памятниками древнерусского искусства. Все это свидетельствует о том, какой высоты достигло культурное развитие русского народа и его национальное самосознание в ᴨȇрвые два столетия исторической жизни древнерусского государства. «Слово» по своим идейным и художественным качествам не только не уступает лучшим произведениям литературы всех времен и народов, но большинство из них даже превосходит.

Почему существует более десятка ᴨȇреводов «Слова» и они продолжают появляться? Почему во многих российских семьях существует «культ» «Слова»? почему 1985 год был объявлен ЮНЕСКО годом «Слова о полку Игореве»? Потому что «Слово» - уникальное произведение, и для меня это уже не пустые слова, которым в школе не придавалось особенного значения.

Библиография

1. Водовозов Н.В. История древней русской литературы - Москва: Государственное учебно-ᴨȇдагогическое издательство Миʜᴎϲтерства просвещения РСФСР. - 1962.

2. Еремин И.П. Лекции и статьи по истории Древней русской литературы - Ленинград: Издательство Ленинградского Университета. - 1987.

3. Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве» и культура его времени - Ленинград: Художественная литература. - 1978.

4. Лихачев Д.С. «Слово о полку Игореве». Историко-литературный очерк - Москва: просвещение. - 1976.

5. Лихачев Д.С. Великое наследие: классические произведения литературы Древней Руси - Москва - 1975.

6. «Слово о полку игореве». Сборник статей - Москва, Ленинград: Издательство АН СССР. -1950.

7. Исследования «Слова о полку Игореве» - Ленинград: Наука. - 1986.

Перейти в список рефератов, курсовых, контрольных и дипломов по          дисциплине Литература

referatwork.ru


Смотрите также

 

..:::Новинки:::..

Windows Commander 5.11 Свежая версия.

Новая версия
IrfanView 3.75 (рус)

Обновление текстового редактора TextEd, уже 1.75a

System mechanic 3.7f
Новая версия

Обновление плагинов для WC, смотрим :-)

Весь Winamp
Посетите новый сайт.

WinRaR 3.00
Релиз уже здесь

PowerDesk 4.0 free
Просто - напросто сильный upgrade проводника.

..:::Счетчики:::..

 

     

 

 

Карта Сайта