Начальная

Windows Commander

Far
WinNavigator
Frigate
Norton Commander
WinNC
Dos Navigator
Servant Salamander
Turbo Browser

Winamp, Skins, Plugins
Необходимые Утилиты
Текстовые редакторы
Юмор

File managers and best utilites

§ 6. Борьба русского народа и народов прибалтики против агрессии немецких, шведских и датских феодалов. Реферат борьба народов прибалтики и руси против крестоносцев


§ 6. Борьба русского народа и народов прибалтики против агрессии немецких, шведских и датских феодалов

В конце XII — первой половине XIII в. Северо-Западной Руси пришлось столкнуться с опасностью с запада — с наступле­нием немецких рыцарей-крестоносцев, а также шведских и дат­ских феодалов. Ареной борьбы была Прибалтика.

Здесь издавна жили балтские и финно-угорские племена. Балтские племена делились на литовские —собственно литовцы, или аукштайты; жемайты, или жмудь; ятвяги — и латышские — латгалы; ливы; курши, или корсь; земгалы, или зимигола. К. фин­но-угорским принадлежали эсты, которых на Руси называли чудь. Все они поддерживали давние культурные, экономические и политические связи с русскими землями. В конце I тысячеле­тия н. э. здесь начинается постепенный переход к раннеклассо­вому обществу, хотя значительно более замедленный, чем в со­седней Руси. Возникают своеобразные очаги феодализации. В конце X — начале XII в. известны уже племенные княжения, суверенитет местных старейшин над определенной территорией, возникают княжеские дружины, появляются зачатки крупного землевладения. Наиболее продвинулись вперед в этом отноше­нии литовцы, у которых начинает возникать государство. Про­цесс феодализации шел в тесном взаимодействии с Русью, в При­балтике появились славянские княжения, а на территории Эсто­нии Ярославом Мудрым был основан город Юрьев (Тарту), на­званный по христианскому имени князя.

Однако этот процесс был искусственно прерван вторжением захватчиков-крестоносцев. Немецкие феодалы сумели к этому времени после ожесточенной борьбы подчинить себе славянские племена Западной Прибалтики — так называемых поморских славян. На очереди была агрессия против населявших Восточную Прибалтику балтов и эстов. По наиболее известному немцам племени ливов всю эту территорию они назвали Ливонией. В 1184 г. здесь появился католический миссионер монах Мей-нард, встретившийся, однако, с сопротивлением местного населе­ния. При его преемнике Бертольде в 1198 г. состоялся первый крестовый поход против ливов. Посланный туда папой римским бременский каноник Альберт в 1200 г. захватил устье Двины и основал крепость Ригу (1201), став первым рижским еписко-

83

пом По его инициативе в 1202 г. был создан духовно-рыцарский Орден меченосцев, подчиненный рижскому епископу Перед Ор­деном стояла задача христианизации народов Прибалтики, т е захвата Прибалтики немецкими феодалами

На территории Прибалтики вслед за Ригой стали возникать другие немецкие города, населенные пришлым немецким бюр­герством Народы Прибалтики ожесточенно сопротивлялись за­хватчикам, совершали нападения на города Литовские и русские князья устраивали походы против крестоносцев Однако борьба была очень трудной Во-первых, мешала разобщенность князей Так, например, литовские и полоцкие князья не раз заключали соглашения с крестоносцами Польские князья пытались исполь­зовать крестоносцев для борьбы с литовцами Грудным было по­ложение и русских князей борьба Новгорода с суздальскими князьями затрудняла единство действий Поэтому наступление шло дальше В 1215—1216 гг была захвачена территория Эсто­нии Однако здесь немецкие крестоносцы столкнулись с датча­нами Дания претендовала на Эстонию с начала XII в , и титул герцога Эстонии входил в состав датского королевского титула В 1219 г Дании удалось временно захватить Северную Эстонию, но в 1224 i она была покорена крестоносцами

Единственной силой, которая могла противостоять напору немецких и датских феодалов, была Русь, ибо здесь были уже давние традиции государственности, существовали крупные бое­вые дружины Новгородский князь Мстислав Удалой не раз одер­живал победы над крестоносцами Однако ситуация изменилась к худшему после битвы на Калке, в которой потерпел пораже­ние Мстислав Удалой и погибли многие князья и дружинники Ослабление Руси провоцировало усиление агрессии

Русским князьям удалось собраться с силами, и в 1234 г нов-городско-суздальский князь Ярослав Всеволодич Hai олову раз­бил меченосцев, а через два года, в 1236 г , они потерпели по­ражение от литовцев и земгалов Это потребовало обьединения сил крестоносцев В 1237 г. Орден меченосцев, переименованный теперь в Ливонский орден, стал отделением более крупного ду-ховно-рыиарского ордена. Тевтонского, созданного в 1198 г для крестовых походов в Палестину Однако вскоре он перенес свою деятельность в Европу и с 1226 г вел наступление на земли ли­товского племени пруссов

Объединение двух крупных орденов и союз их с датскими крестоносцами усилили опасность не только для народов При­балтики, но и для Руси На финские племена осуществляли на­ступление шведские феодалы Русь же была ослаблена Батыевым нашествием

В конце 30-х гг стало известно чго к походу на Русь гото­вятся шведские рыцари во главе с зятем короля Эрика Эриксона ярлом (дворянский титул) Биргером В Новгороде тогда княжил молодой, девятнадцатилетний князь Александр, сын Ярослава 84

Всеволодича. В 1239 г. он начал подготовку к отражению швед­ской агрессии, укрепил границу, приказав «срубить» город на реке Шелони, установил союз с угро-финским населением Ижор-ской земли и ее старейшиной Пелгусием. Пелгусий в 1240 г. дал знать о начале шведского вторжения. Войско Биргера вошло на кораблях в устье Невы и дошло до впадения Ижоры. Там вскоре появились новгородские воины во главе с Александром. 15 июля 1240 г. произошла знаменитая битва на берегах Невы. Русская конница ударила на ту часть шведских войск, которая уже сошла на берег. В бою Александр встретился с самим Биргером и нанес ему тяжелую рану: «Возложи печать на лице острым своим ко-пием». Русские воины по мосткам врывались на шведские кораб­ли и уничтожали их. Победа была полной. «Множества многа их паде»,— говорит современник о шведских захватчиках. Остат­ки их бежали в Швецию. Победа на Неве, после которой Алек­сандр Ярославич получил почетное прозвание Невского, остано­вила наступление шведов.

Но на очереди был еще более опасный враг — рыцари-кресто­носцы. В том же 1240 г. им удалось захватить сначала псковскую крепость Изборск, а затем, благодаря предательству части псковской боярской верхушки, и Псков, где немецкие «тиуны» были посажены «судить». Положение осложнялось тем, что в результате столкновения с вечем властному Александру Нев­скому пришлось покинуть Новгород. А тем временем ливонские рыцари явно стремились от захвата Пскова перейти к захвату Новгорода. Они построили в одном из новгородских погостов укрепленный город, совершали набеги на Лугу и Сабельский погост, расположенные всего в 40 верстах от города. Новгород­ское вече пригласило Александра Невского вернуться на княже­ский престол.

В 1241 г. Александр Невский взял опорный пункт крестонос­цев Копорье и разрушил тамошнюю крепость. Зимой 1242 г. Александр выступил в поход к Пскову и внезапным ударом вы­бил из города крестоносцев, после чего отправился с войсками к Чудскому озеру. Ему помогала и владимиро-суздальская дру­жина.

5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера, уже подтаявшем, состоялась знаменитая битва, вошедшая в историю под назва­нием Ледового побоища. Немецкие полки построились тради­ционным клином, «свиньей», где на флангах располагались кон­ники, а в центре пехота. Александр расположил свои основные силы на флангах, в центре поставил хуже вооруженную и обучен­ную пехоту. Рыцари смяли центр русских войск, но в результате оказались окруженными. Автор повести об Александре Невском говорит, что «бысть сеча зла, и треск от копий, и ломление, и звук от мечнаго сечения». По его словам, лед не был виден: озеро «покрылося бяше кровию». Многие рыцари потонули в Чудском озере, многие оказались в плену «Начаша слышати

85

имя великого князя Александра Ярославича по всем странам и до моря Египетского и до гор Аравитских»,— с некоторым пре­увеличением, но с законной гордостью пишет автор повести.

Победа на Чудском озере привела к тому, что наступление крестоносцев было приостановлено. Курши и жемайты восстали против Ордена, успешно начал с ними войну великий князь ли­товский Миндовг. Ливонские рыцари были вынуждены отправить посольство в Новгород, отказавшись полностью от всех своих захватов, и заключили в 1243 г. мирный договор.

Победы Александра Невского над шведскими и немецкими феодалами спасли Северо-Западную Русь от порабощения.

studfiles.net

Реферат - Нападения крестноносцев на Русь

На первых порах эсты оказывали агрессорам стойкое сопротивление, особенно успешное благодаря постоянной помощи русских. Быстро подоспевавшая по Двине помощь воинов княжества полоцкого не раз создавала на пути захватчиков неодолимые препятствия, отбрасывала их, заставляла искать мира. Ярко описывает Генрих Латвийский кровопролитную борьбу, которую приходилось вести эстам в союзе с русскими против кре­стоносцев.

Стремясь нейтрализовать русских в начинавшейся новой войне крестоносцев с эстами епископ Альберт заключил в 1210 г. “вечный мир” с Полоцком, обязавшись даже уплатой дани за ливов в пользу полоцкого князя (“короля”), на усло­виях свободной торговли между немцами и русскими. С дру­гой стороны, папская агентура стремилась привлечь на свою сторону неустойчивые элементы среди населения русских горо­дов. Известного успеха она добилась в Пскове. Ей удалось склонить на свою сторону князя Владимира Мстиславовича. В 1210 г. он вступил в союз с крестоносцами и повел совместно с ними предательскую войну против эстов, вразрез с исконно дружественными отношениями, существовавшими у псковичей, новгородцев и других русских с их нерусскими соседями на западе и севере. Политика псковского князя вызвала все­общее возмущение, и в феврале 1212 г. он был изгнан.

Псковичи же совместно с новгородцами во главе с князем Мстиславом двинулись на помощь эстам, чтобы остановить продвижение крестоносцев. Нанеся им, поражение и получив с них большой выкуп, русские вернулись в свои земли. Кровью скреплялось боевое содружество русских с прибалтами в борьбе против общего врага.

В этой связи интересно описание летописцем осады и взятия русской ратью с помощью эстов захваченной крестоносцами крепости Отепяа. 17 дней длилась осада. Из Риги на помощь запертым в крепости “тевтонам”, как называет немецких захватчиков Генрих Латвийский, было послано подкрепление, но его встре­тили русские войска и разбили. Погибли многие знатные военачальники. Когда остальные вошли в осаждённый замок, то вскоре “от множества людей и коней сделался голод в замке, недостаток съестного и сена, то стали объедать хвосты друг у друга”. Через три дня после первого столкновения осажденные сдались и вынуждены были оставить захваченную ими крепость. Епископу Альберту пришлось отправить послов в Новгород к русским и в Саккалу к эстам “для утверждения мира”. В 1212 г. “тевтоны” вынуждены были заключить “вечный мир” с Владимиром, князем полоцким, на том условии, что русским купцам предоставляется свободный путь по Двине, за что князь отказался от получения дани, которую исстари ливонцы выплачивали Полоцку.

Получая все новые пополнения, направляемые по призыву папы из всех концов Европы, а особенно из Германии и скан­динавских стран, феодально-католические агрессоры проникали все дальше вглубь прибалтийских земель. Отчаянное сопро­тивление оказывало в неравной борьбе с хорошо вооруженными рыцарями местное население. Злодеяния крестоносцев с трудом поддаются описанию. “Толпы освященных убийц устремились в Лифляндию. Они купались в крови и возвращались затем с отпущением грехов и даже святыми домой или поселялись в разбойничьем вертепе попов”.

Даже участники этих истребительных грабительских войн, в которых проявилась и беспощадная жестокость средневеко­вого феодального рыцарства, и безграничное лицемерие и ханжество церковных деятелей, не могут скрыть истинный характер этих предприятий. Автор “Ливонской хроники” свя­щенник Генрих, принимавший непосредственное участие в гра­бительских походах, в таких словах описывает “подвиги” крестоносцев в Прибалтике: “... мы разделили свое войско по всем дорогам, деревням и областям и стали все сжигать и опустошать. Мужского пола всех убили, женщин и детей брали в плен, угоняли много скота и коней… И возвратилось войско с большой добычей, ведя с собой бесчисленное множество быков и овец”.

Немецкий философ и писатель, буржуазный просветитель XVIII в., Иоганн Гердер в своем капитальном сочинении по всеобщей истории культуры писал: “Судьба народов на побережье Балтийского моря составляет печальную страницу в истории человечества… Человечество ужаснется той крови, которая пролилась здесь в диких войнах”.

Год за годом проходил в напряженной борьбе. Рижский епископ Альберт получал систематически помощь и поддержку:

из Германии прибывали все новые феодальные ополчения, вооруженные отряды монахов; значительные денежные поступления шли от купцов из Дании, король которой, Вальдемар, организовал со своей стороны “крестовый поход” в Эстонию; с неослабным вниманием следили за ходом завоевательной авантюры в Прибалтике и из Рима, боявшегося потерять свою руководящую рель в ее организации.

Эти опасения имели основания. Помимо дальности расстоя­ния до театра военных действий, на котором подвизалось “христово воинство”, политическая обстановка в Прибалтике становилась для папства все более сложной. Между участни­ками разбойных войн против народов Прибалтики разгорелась ожесточенная борьба за добычу. Особенно обострились отно­шения между рижским епископом и орденом меченосцев, а также между епископом и датским королем.

Еще больше беспокоило папу явное стремление рижского (ливонского) епископа Альберта создать в Прибалтике само­стоятельное церковное княжество, подобное рейнским архиепископствам. Недовольство этой политикой Альберта было в Риме тем большим, что рижский епископ искал поддержки у герман­ского императора. В 1207 г. он передал императору захваченные в Прибалтике земли, получив их обратно в качестве импера­торского лена. Тем самым ливонский епископ стал имперским князем, а его зависимость от папства ослабела. Вероятно, этим объясняется отказ Рима возвести Альберта в сан архиепи­скопа.

Столкновения между отдельными группировками в лагере крестоносцев отражали борьбу главных сил в мире западно­европейского феодализма — борьбу Империи с папством. Иннокентий III в 1211 г. отлучил императора Оттона IV от церкви и принялся за мобилизацию сил, которые могли бы на­нести императору окончательный удар. Определенное место в планах папы уделялось и ордену меченосцев, который получил с его стороны материальную поддержку". В ответ на это 7 июля 1212 г. Оттон IV утвердил специальным актом соглашение, заключенное между епископом и орденом о разделе захваченных ими земель, и тем самым еще больше укрепил свои отношения с рижской епархией. Тогда Иннокентий III перешел к решительным мерам с целью усилить папские пози­ции в Прибалтике.

Как упоминалось, рижские епископы (ранее икскюльскне) назначались из Бремена архиепископом, который считал риж­ского епископа подчиненным себе (суффраганом). Сам Альберт признавал себя суффраганом бременского архиепископа. Несмотря на это, папа Иннокентий III в специальном послании от 21 февраля 1213 г. неожиданно объявил, что рижское епископство подчинено ему непосредственно и не находится ни в какой зависимости от какого-либо архиепископа. Что же касается бременского архиепископа, который, как упомянуто, осуществлял ранее церковное руководство, то ему вменялось в обязанность помогать и поддерживать дело восточной “миссии”, но без каких-либо прав на руководство.

Вскоре папа еще более выразительно заявил о своем намерении сохранить новозавоеванные земли в своем исключительном владении. 10—11 октября 1213 г. Иннокентий III подписывает 5 документов, направленных на укрепление папских позиций в Прибалтике. При этом курия решительно вмеши­вается во взаимоотношения епископа и ордена. Папа стремится противопоставить рижскому епископу других местных князей церкви, поддерживает орден в его домогательствах и требует строгого выполнения своих распоряжений.

Через три недели папа издает 6 булл, посвященных тем же вопросам и свидетельствующих о том, что в миродержавной политике Иннокентия III Прибалтике отводилось первое место.Все эти папские распоряжения относятся к Эстонии и заканчи­ваются буллой, освобождающей эстонского епископа, так же как это было установлено в феврале того же года относительно епископа Риги от зависимости со стороны какого-либо архиепископа.

Исключительное внимание папской курии к этим самым отдаленным, самым восточным епархиям римской церкви, неослабный интерес к событиям в Прибалтике вряд ли можно объяснить только значением этого края самого по себе. Разу­меется, для западноевропейских феодалов и купечества северной Германии земли и гавани ливов, куров и эстов представляли лакомую приманку. Соблазнительной была перспектива осесть на этих землях. Немалую выгоду обещало овладение морской торговлей на Балтике. Наконец, значительный доход можно было надеяться извлечь из сбора церковной десятины — обязательного и первого последствия так называемого “обращения”. И все же возможности ограбления Прибалтики для алчных и жадных завоевателей не были безграничны. Чем дальше, тем все больше встречали они сопротивление среди местного насе­ления. Экономический уровень развития народов Прибалтики в конце XII—начале XIII вв. был относительно высок. Здесь существовало земледелие с сошной обработкой почвы, развитое скотоводство при стойловом содержании животных, известны были и важнейшие отрасли ремесла задолго до появления немцев.Эти данные решительно опровергают измышления некоторых историков о “полудиком” состоянии Прибалтики, об особой отсталости ее народов и о “культуртрегерской” роли крестоносцев. Ответ на эту лживую пропаганду дал в свое время еще Маркс, когда, опираясь на исторические источники, он писал, что рыцари несли в Прибалтику “христианско-германскую скотскую культуру”, которая “была бы вышвырнута вон”, если бы прибалтийские племена “были единодушны”. Между тем единства внутри этих племен не было и не могло быть. У народов Прибалтики, как и у их соседей, в интересующую нас эпоху происходило быстрое развитие феодальных отноше­ний. Формировались основные классы феодального общества — Крупные землевладельцы и зависимое от них крестьянство. Возникали даже примитивные государственные образования, хотя ни одно из них не способно было еще охватить всю тер­риторию данной народности. Тем не менее “темпы феодаль­ного развития в Восточной Прибалтике были несколько мед­леннее даже по сравнению с окраинными русскими землями”, не говоря уж о территориях, лежавших по Днепру—Волхову, далеко ушедших вперед в своем социально-экономическом развитии.

Организаторы и вдохновители крестоносной агрессии рас­сматривали Прибалтику не только как самоцель, но и как трамплин для дальнейшего продвижения на восток, против Руси, которая приобрела особое значение в связи с теми политическими изменениями, которые сложились после захвата Константинополя в 1204 г. и образования Латинской империи на Востоке.

Эти изменения вызвали и изменения экономического харак­тера. Венецианцы, извлекшие главную выгоду из нового поло­жения, сделавшись хозяевами на средиземноморских торговых путях, парализовали торговые связи, существовавшие издавна между Западом и Востоком через южную Русь. Главная роль в торговых отношениях Руси с Западом выпала теперь на долю северорусских городов: Новгорода, Пскова, Смоленска, Полоцка и других, особое значение приобрели пути по Волхову, Неве, Даугаве и по Балтийскому морю. Этим и следует объяснить то большое внимание, которое уделяется в начале XIII в. на Западе прибалтийским землям. Помимо того, что они рассматривались западноевропейскими феодалами как объект грабежа и феодальной эксплуатации, они вызывали к себе особый интерес у воинствующих ратоборцев феодально-католической экспансии своим стратегическим зна­чением. Создать здесь базу сосредоточения крупных сил для вторжения в пределы Руси, блокировать русские границы, взять под свой контроль торговлю на Балтике, отрезав от нее Русь и обрекая ее тем самым на экономическое удушение, представлялось многим западноевропейским политикам, и прежде всего папству, весьма заманчивой возможностью. По их расчетам, владея Прибалтикой, можно было начать наступление и на богатые русские земли с их многочисленным населением. Это сулило новые источники обогащения для феодальных захватчи­ков и в первую очередь для папской курии.

Пыл феодально-католических агрессоров подогревался еще и тем, что общая международная обстановка в начале XIII в. для Руси значительно ухудшилась: половцы и другие степняки отрезали ее от Черного моря и сделали почти непроходимыми древние торговые пути по Днепру и Дону; Византия захватила Северный Кавказ, Тмутаракань и часть Крыма; в начале 20-х годов появились на русской земле и турки-сельджуки, пытавшиеся было утвердиться в Крыму. На востоке против власти русских (владимиро-суздальских) князей стали пониматься мордва, мари, буртасы. Усилился вражеский натиск на русские границы и с запада: венгры вторглись в Галицкую Русь; Литва, делавшая быстрые успехи в своем феодальном развитии, теснила полоцких князей, захватив их владения на запад от Двины. От внимания западных политиков не могло ускользнуть и то, что Русь раздиралась нескончаемыми фео­дальными распрями князей, что серьезно ослабляло ее способ­ность к обороне от внешнего врага.

Католические агрессоры с самого начала своих захватниче­ских действий в Прибалтике отдавали себе ясный отчет в том, что своим острием эти действия направлены против Руси. Обрекая народы Прибалтики на поток и разграбление, крестоносцы не щадили и русских. Православные церкви также подвергались разрушению, а с православным населением расправлялись, как и с нехристианами. Так же орудовали феодально-католические агрессоры и на собственно русских землях: они грабили русские города и села, разрушали церкви, захватывали в качестве добычи и церковные колокола, и иконы, и прочее церковное убранство. Тысячи русских людей были истреблены или уведены в плен. Немецкий хронист рассказывает, как “братья-рыцари” пошли в “Руссию” и как занимались там убийством и грабежом. В 1219 г. крестоносцами было совершено нападение на Псков: “Стали грабить деревни, убивать мужчин, брать в плен женщин и обратили в пустыню всю местность вокруг Пскова, а когда они вернулись, пошли другие и нанесли такой же вред и всякий раз уносили много добычи”. Делались попытки обо­сноваться на исконных русских землях и хозяйничать здесь: “… они поселились в русской земле, устраивали засады на полях, в лесах и деревнях, захватывали и убивали людей, не давая покоя, уводили коней и скот и женщин их”.

Спустя два года (в 1221 г.) “братья-рыцари” из Риги, по­гнав с собой орды местных лэттов, вступили, как рассказывает летописец, “в королевство Новгородское и разорили всю окрестную местность, сожгли дома и деревни, много народу увели в плен, а иных убили”.

Эти факты, во множестве приводимые в источниках (осо­бенно у Генриха Латвийского, который со своими грубо-наив­ными представлениями типичного “крестоносца” — феодального разбойника—не считал даже нужным эти факты смягчить) показывают, что религиозные соображения не играли никакой роли в разбойных действиях крестоносцев и что главной их целью были грабеж и порабощение населения.

При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта www.studentu.ru

www.ronl.ru

Доклад - Нападения крестноносцев на Русь

На первых порах эсты оказывали агрессорам стойкое сопротивление, особенно успешное благодаря постоянной помощи русских. Быстро подоспевавшая по Двине помощь воинов княжества полоцкого не раз создавала на пути захватчиков неодолимые препятствия, отбрасывала их, заставляла искать мира. Ярко описывает Генрих Латвийский кровопролитную борьбу, которую приходилось вести эстам в союзе с русскими против кре­стоносцев.

Стремясь нейтрализовать русских в начинавшейся новой войне крестоносцев с эстами епископ Альберт заключил в 1210 г. “вечный мир” с Полоцком, обязавшись даже уплатой дани за ливов в пользу полоцкого князя (“короля”), на усло­виях свободной торговли между немцами и русскими. С дру­гой стороны, папская агентура стремилась привлечь на свою сторону неустойчивые элементы среди населения русских горо­дов. Известного успеха она добилась в Пскове. Ей удалось склонить на свою сторону князя Владимира Мстиславовича. В 1210 г. он вступил в союз с крестоносцами и повел совместно с ними предательскую войну против эстов, вразрез с исконно дружественными отношениями, существовавшими у псковичей, новгородцев и других русских с их нерусскими соседями на западе и севере. Политика псковского князя вызвала все­общее возмущение, и в феврале 1212 г. он был изгнан.

Псковичи же совместно с новгородцами во главе с князем Мстиславом двинулись на помощь эстам, чтобы остановить продвижение крестоносцев. Нанеся им, поражение и получив с них большой выкуп, русские вернулись в свои земли. Кровью скреплялось боевое содружество русских с прибалтами в борьбе против общего врага.

В этой связи интересно описание летописцем осады и взятия русской ратью с помощью эстов захваченной крестоносцами крепости Отепяа. 17 дней длилась осада. Из Риги на помощь запертым в крепости “тевтонам”, как называет немецких захватчиков Генрих Латвийский, было послано подкрепление, но его встре­тили русские войска и разбили. Погибли многие знатные военачальники. Когда остальные вошли в осаждённый замок, то вскоре “от множества людей и коней сделался голод в замке, недостаток съестного и сена, то стали объедать хвосты друг у друга”. Через три дня после первого столкновения осажденные сдались и вынуждены были оставить захваченную ими крепость. Епископу Альберту пришлось отправить послов в Новгород к русским и в Саккалу к эстам “для утверждения мира”. В 1212 г. “тевтоны” вынуждены были заключить “вечный мир” с Владимиром, князем полоцким, на том условии, что русским купцам предоставляется свободный путь по Двине, за что князь отказался от получения дани, которую исстари ливонцы выплачивали Полоцку.

Получая все новые пополнения, направляемые по призыву папы из всех концов Европы, а особенно из Германии и скан­динавских стран, феодально-католические агрессоры проникали все дальше вглубь прибалтийских земель. Отчаянное сопро­тивление оказывало в неравной борьбе с хорошо вооруженными рыцарями местное население. Злодеяния крестоносцев с трудом поддаются описанию. “Толпы освященных убийц устремились в Лифляндию. Они купались в крови и возвращались затем с отпущением грехов и даже святыми домой или поселялись в разбойничьем вертепе попов”.

Даже участники этих истребительных грабительских войн, в которых проявилась и беспощадная жестокость средневеко­вого феодального рыцарства, и безграничное лицемерие и ханжество церковных деятелей, не могут скрыть истинный характер этих предприятий. Автор “Ливонской хроники” свя­щенник Генрих, принимавший непосредственное участие в гра­бительских походах, в таких словах описывает “подвиги” крестоносцев в Прибалтике: “... мы разделили свое войско по всем дорогам, деревням и областям и стали все сжигать и опустошать. Мужского пола всех убили, женщин и детей брали в плен, угоняли много скота и коней… И возвратилось войско с большой добычей, ведя с собой бесчисленное множество быков и овец”.

Немецкий философ и писатель, буржуазный просветитель XVIII в., Иоганн Гердер в своем капитальном сочинении по всеобщей истории культуры писал: “Судьба народов на побережье Балтийского моря составляет печальную страницу в истории человечества… Человечество ужаснется той крови, которая пролилась здесь в диких войнах”.

Год за годом проходил в напряженной борьбе. Рижский епископ Альберт получал систематически помощь и поддержку:

из Германии прибывали все новые феодальные ополчения, вооруженные отряды монахов; значительные денежные поступления шли от купцов из Дании, король которой, Вальдемар, организовал со своей стороны “крестовый поход” в Эстонию; с неослабным вниманием следили за ходом завоевательной авантюры в Прибалтике и из Рима, боявшегося потерять свою руководящую рель в ее организации.

Эти опасения имели основания. Помимо дальности расстоя­ния до театра военных действий, на котором подвизалось “христово воинство”, политическая обстановка в Прибалтике становилась для папства все более сложной. Между участни­ками разбойных войн против народов Прибалтики разгорелась ожесточенная борьба за добычу. Особенно обострились отно­шения между рижским епископом и орденом меченосцев, а также между епископом и датским королем.

Еще больше беспокоило папу явное стремление рижского (ливонского) епископа Альберта создать в Прибалтике само­стоятельное церковное княжество, подобное рейнским архиепископствам. Недовольство этой политикой Альберта было в Риме тем большим, что рижский епископ искал поддержки у герман­ского императора. В 1207 г. он передал императору захваченные в Прибалтике земли, получив их обратно в качестве импера­торского лена. Тем самым ливонский епископ стал имперским князем, а его зависимость от папства ослабела. Вероятно, этим объясняется отказ Рима возвести Альберта в сан архиепи­скопа.

Столкновения между отдельными группировками в лагере крестоносцев отражали борьбу главных сил в мире западно­европейского феодализма — борьбу Империи с папством. Иннокентий III в 1211 г. отлучил императора Оттона IV от церкви и принялся за мобилизацию сил, которые могли бы на­нести императору окончательный удар. Определенное место в планах папы уделялось и ордену меченосцев, который получил с его стороны материальную поддержку". В ответ на это 7 июля 1212 г. Оттон IV утвердил специальным актом соглашение, заключенное между епископом и орденом о разделе захваченных ими земель, и тем самым еще больше укрепил свои отношения с рижской епархией. Тогда Иннокентий III перешел к решительным мерам с целью усилить папские пози­ции в Прибалтике.

Как упоминалось, рижские епископы (ранее икскюльскне) назначались из Бремена архиепископом, который считал риж­ского епископа подчиненным себе (суффраганом). Сам Альберт признавал себя суффраганом бременского архиепископа. Несмотря на это, папа Иннокентий III в специальном послании от 21 февраля 1213 г. неожиданно объявил, что рижское епископство подчинено ему непосредственно и не находится ни в какой зависимости от какого-либо архиепископа. Что же касается бременского архиепископа, который, как упомянуто, осуществлял ранее церковное руководство, то ему вменялось в обязанность помогать и поддерживать дело восточной “миссии”, но без каких-либо прав на руководство.

Вскоре папа еще более выразительно заявил о своем намерении сохранить новозавоеванные земли в своем исключительном владении. 10—11 октября 1213 г. Иннокентий III подписывает 5 документов, направленных на укрепление папских позиций в Прибалтике. При этом курия решительно вмеши­вается во взаимоотношения епископа и ордена. Папа стремится противопоставить рижскому епископу других местных князей церкви, поддерживает орден в его домогательствах и требует строгого выполнения своих распоряжений.

Через три недели папа издает 6 булл, посвященных тем же вопросам и свидетельствующих о том, что в миродержавной политике Иннокентия III Прибалтике отводилось первое место.Все эти папские распоряжения относятся к Эстонии и заканчи­ваются буллой, освобождающей эстонского епископа, так же как это было установлено в феврале того же года относительно епископа Риги от зависимости со стороны какого-либо архиепископа.

Исключительное внимание папской курии к этим самым отдаленным, самым восточным епархиям римской церкви, неослабный интерес к событиям в Прибалтике вряд ли можно объяснить только значением этого края самого по себе. Разу­меется, для западноевропейских феодалов и купечества северной Германии земли и гавани ливов, куров и эстов представляли лакомую приманку. Соблазнительной была перспектива осесть на этих землях. Немалую выгоду обещало овладение морской торговлей на Балтике. Наконец, значительный доход можно было надеяться извлечь из сбора церковной десятины — обязательного и первого последствия так называемого “обращения”. И все же возможности ограбления Прибалтики для алчных и жадных завоевателей не были безграничны. Чем дальше, тем все больше встречали они сопротивление среди местного насе­ления. Экономический уровень развития народов Прибалтики в конце XII—начале XIII вв. был относительно высок. Здесь существовало земледелие с сошной обработкой почвы, развитое скотоводство при стойловом содержании животных, известны были и важнейшие отрасли ремесла задолго до появления немцев.Эти данные решительно опровергают измышления некоторых историков о “полудиком” состоянии Прибалтики, об особой отсталости ее народов и о “культуртрегерской” роли крестоносцев. Ответ на эту лживую пропаганду дал в свое время еще Маркс, когда, опираясь на исторические источники, он писал, что рыцари несли в Прибалтику “христианско-германскую скотскую культуру”, которая “была бы вышвырнута вон”, если бы прибалтийские племена “были единодушны”. Между тем единства внутри этих племен не было и не могло быть. У народов Прибалтики, как и у их соседей, в интересующую нас эпоху происходило быстрое развитие феодальных отноше­ний. Формировались основные классы феодального общества — Крупные землевладельцы и зависимое от них крестьянство. Возникали даже примитивные государственные образования, хотя ни одно из них не способно было еще охватить всю тер­риторию данной народности. Тем не менее “темпы феодаль­ного развития в Восточной Прибалтике были несколько мед­леннее даже по сравнению с окраинными русскими землями”, не говоря уж о территориях, лежавших по Днепру—Волхову, далеко ушедших вперед в своем социально-экономическом развитии.

Организаторы и вдохновители крестоносной агрессии рас­сматривали Прибалтику не только как самоцель, но и как трамплин для дальнейшего продвижения на восток, против Руси, которая приобрела особое значение в связи с теми политическими изменениями, которые сложились после захвата Константинополя в 1204 г. и образования Латинской империи на Востоке.

Эти изменения вызвали и изменения экономического харак­тера. Венецианцы, извлекшие главную выгоду из нового поло­жения, сделавшись хозяевами на средиземноморских торговых путях, парализовали торговые связи, существовавшие издавна между Западом и Востоком через южную Русь. Главная роль в торговых отношениях Руси с Западом выпала теперь на долю северорусских городов: Новгорода, Пскова, Смоленска, Полоцка и других, особое значение приобрели пути по Волхову, Неве, Даугаве и по Балтийскому морю. Этим и следует объяснить то большое внимание, которое уделяется в начале XIII в. на Западе прибалтийским землям. Помимо того, что они рассматривались западноевропейскими феодалами как объект грабежа и феодальной эксплуатации, они вызывали к себе особый интерес у воинствующих ратоборцев феодально-католической экспансии своим стратегическим зна­чением. Создать здесь базу сосредоточения крупных сил для вторжения в пределы Руси, блокировать русские границы, взять под свой контроль торговлю на Балтике, отрезав от нее Русь и обрекая ее тем самым на экономическое удушение, представлялось многим западноевропейским политикам, и прежде всего папству, весьма заманчивой возможностью. По их расчетам, владея Прибалтикой, можно было начать наступление и на богатые русские земли с их многочисленным населением. Это сулило новые источники обогащения для феодальных захватчи­ков и в первую очередь для папской курии.

Пыл феодально-католических агрессоров подогревался еще и тем, что общая международная обстановка в начале XIII в. для Руси значительно ухудшилась: половцы и другие степняки отрезали ее от Черного моря и сделали почти непроходимыми древние торговые пути по Днепру и Дону; Византия захватила Северный Кавказ, Тмутаракань и часть Крыма; в начале 20-х годов появились на русской земле и турки-сельджуки, пытавшиеся было утвердиться в Крыму. На востоке против власти русских (владимиро-суздальских) князей стали пониматься мордва, мари, буртасы. Усилился вражеский натиск на русские границы и с запада: венгры вторглись в Галицкую Русь; Литва, делавшая быстрые успехи в своем феодальном развитии, теснила полоцких князей, захватив их владения на запад от Двины. От внимания западных политиков не могло ускользнуть и то, что Русь раздиралась нескончаемыми фео­дальными распрями князей, что серьезно ослабляло ее способ­ность к обороне от внешнего врага.

Католические агрессоры с самого начала своих захватниче­ских действий в Прибалтике отдавали себе ясный отчет в том, что своим острием эти действия направлены против Руси. Обрекая народы Прибалтики на поток и разграбление, крестоносцы не щадили и русских. Православные церкви также подвергались разрушению, а с православным населением расправлялись, как и с нехристианами. Так же орудовали феодально-католические агрессоры и на собственно русских землях: они грабили русские города и села, разрушали церкви, захватывали в качестве добычи и церковные колокола, и иконы, и прочее церковное убранство. Тысячи русских людей были истреблены или уведены в плен. Немецкий хронист рассказывает, как “братья-рыцари” пошли в “Руссию” и как занимались там убийством и грабежом. В 1219 г. крестоносцами было совершено нападение на Псков: “Стали грабить деревни, убивать мужчин, брать в плен женщин и обратили в пустыню всю местность вокруг Пскова, а когда они вернулись, пошли другие и нанесли такой же вред и всякий раз уносили много добычи”. Делались попытки обо­сноваться на исконных русских землях и хозяйничать здесь: “… они поселились в русской земле, устраивали засады на полях, в лесах и деревнях, захватывали и убивали людей, не давая покоя, уводили коней и скот и женщин их”.

Спустя два года (в 1221 г.) “братья-рыцари” из Риги, по­гнав с собой орды местных лэттов, вступили, как рассказывает летописец, “в королевство Новгородское и разорили всю окрестную местность, сожгли дома и деревни, много народу увели в плен, а иных убили”.

Эти факты, во множестве приводимые в источниках (осо­бенно у Генриха Латвийского, который со своими грубо-наив­ными представлениями типичного “крестоносца” — феодального разбойника—не считал даже нужным эти факты смягчить) показывают, что религиозные соображения не играли никакой роли в разбойных действиях крестоносцев и что главной их целью были грабеж и порабощение населения.

При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта www.studentu.ru

www.ronl.ru

Реферат - Борьба русского народа против немецких, шведских и датских феодалов

Содержание

Введение 2

Глава 1. Борьба русского народа против немецких, шведских и датских феодалов

1.1. Нападение на Русь европейских государств 5

1.2. Борьба русских земель с иноземными захватчиками в XIII веке. Александр Невский и Даниил Галицкий 9

1.3.Тевтонская угроза 12

Глава 2. Борьба Руси за независимость в XIII в.

2.1. Наступление немецких рыцарей на Восток 13

2.2. Русь и шведы в XII-XIII вв. 15

2.3. Невская Битва 16

2.4. Ледовое побоище 19

Заключение 25

Список использованной литературы 27

Приложение 1 28

Приложение 2 29

Введение

На северо-западных рубежах Руси появился новый опасный противник — в 1240 г. шведы, а затем в 1240—1242 гг. немецкие крестоносцы. Получилось так, что Новгородской земле пришлось отстаивать свою независимость и свой тип развития в условиях натиска как с Востока, так и с Запада. Борьбу за независимость Новгородской земли возглавил молодой князь Александр Ярославич. В основе его тактики лежала борьба против католического Запада и уступка Востоку (Золотой Орде). В результате высадившиеся в июле 1240 г. в устье Невы шведские войска были разбиты дружиной новгородского князя, получившего за эту победу почетное прозвище «Невский».

Развитие общественных отношений в Киевской Руси проходит, возможно, по тому же сценарию. Наступление периода феодальной раздробленности вписывается в рамки общеевропейского процесса. Каковы же причины этого явления? Что способствовало тому, что единое государство Рюриковичей достаточно быстро распалось на множество больших и мелких княжеств? Таких причин множество.

Выделим наиболее важные из них.

Главной причиной является изменение характера отношений между великим князем и его дружинниками в результате оседания дружинников на землю. В первые полтора века существования Киевской Руси дружина полностью находилась на содержании у князя. Князь, а также его государственный аппарат, собирали дань и другие поборы. По мере того, как дружинники получали землю и получали от князя право собирать налоги и пошлины самим, они пришли к выводу, что доход от военно-разбойничьей добычи менее надежен, нежели сборы с крестьян и горожан. В XI в. усилился процесс «оседания» дружины на землю. А с первой половины XII в. в Киевской Руси преобладающей формой собственности становится вотчина, владелец которой мог распоряжаться ею по своему усмотрению. И хотя владение вотчиной накладывало на феодала обязанность нести воинскую службу, его экономическая зависимость от великого князя значительно ослабла. Доходы бывших дружинников-феодалов больше не зависели от милости князя. Они сами обеспечивали себе существование. С ослаблением экономической зависимости от великого князя ослабевает и политическая зависимость.

Значительную роль в процессе феодальной раздробленности на Руси сыграл развивающийся институт феодального иммунитета, предусматривающий определенный уровень суверенитета феодала в границах своей вотчины. На этой территории феодал обладал правами руководителя государства. Великий князь и его органы власти не имели права действовать на данной территории. Феодал сам собирал налоги, пошлины, вершил суд. В результате в самостоятельных княжествах-вотчинах образуется государственный аппарат, дружина, суды, тюрьмы и т. д., удельные князья начинают распоряжаться общинными землями, передают их от своего имени во власть боярам и монастырям.

Все эти экономические и политические процессы в политическом плане означали дробление власти, распад прежней централизованной государственности Киевской Руси. Этот распад, как это было в Западной Европе, сопровождался междоусобными войнами. На территории Киевской Руси сформировались три наиболее влиятельных государства: Владимиро-Суздальское княжество, Галицко-Волынское княжество и Новгородская земля. Как внутри этих княжеств, так и между ними, в течение длительного времени проходили ожесточенные столкновения, разрушительные войны, которые ослабляли силу Руси, приводили к разрушению городов и сел.

Этим обстоятельством не преминули воспользоваться иностранные завоеватели. Несогласованные действия русских князей, желание добиться победы над врагом за счет других, сохранив при этом свое войско, отсутствие единого командования привело к первому поражению русского войска в сражении с татаро-монголами на реке Калке 31 мая 1223 г. Серьезные разногласия между князьями, не позволившие им выступить единым фронтом перед лицом татаро-монгольской агрессии, привели к взятию и разрушению Рязани (1237 г.). В феврале 1238 г. было разгромлено русское ополчение на реке Сить, захвачены Владимир и Суздаль. В октябре 1239 г. был осажден и взят Чернигов, осенью 1240 г. был захвачен Киев. Таким образом, с начала 40-х гг. XIII в. начинается период русской истории, который принято называть татаро-монгольским игом, продолжавшийся до второй половины XV в.[1]

В курсовой били использованы учебные материалы таких авторов, как Н. И. Павленко, В.Ю. Халтурина, Орлов А. С., А. А. Радугин, а так же интернет сайты по истории.

Актуальность темы состоит в том, что в конце XII — первой половине XIII в. Северо-Западной Руси пришлось столкнуться с опасностью с запада — с наступлением немецких рыцарей-крестоносцев, а также шведских и датских феодалов. Ареной борьбы была Прибалтика.

Курсовая состоит из 2-х глав.

В 1-ой главе описывается борьба русского народа против немецких, шведских и датских феодалов.

Во 2-ой главе описывается борьба Руси за независимость в XIII в., а также главные битвы века: Невская Битва и Ледовое побоище. В приложениях приведены карты сражений.

Цель курсовой работы состоит в описании борьбы русских земель с наступлением европейских государств на Русь.

Задачи курсовой :

1) охарактеризовать причины феодальной раздробленности;

2) описать какие испытания ждали русский народ в 13 веке;

3) охарактеризовать значение победы в Невской битвы для Руси.

Глава 1. Борьба русского народа против немецких, шведских и датских феодалов

1.1. Нападение на Русь европейских государств

Здесь издавна жили балтийские и финно-угорские племена. Балтийские племена делились на литовские — собственно литовцы, или аукштайты; жемайты, или жмудь; ятвяги — и латышские — латгалы; ливы; курши, или корсь; земгалы, или зимигола. К финно-угорским принадлежали эсты, которых на Руси называли чудь. Все они поддерживали давние культурные, экономические и политические связи с русскими землями. В конце I тысячелетия н. э. здесь начинается постепенный переход к раннеклассовому обществу, хотя значительно более замедленный, чем в соседней Руси. Возникают своеобразные очаги феодализации. В конце X — начале XII в. известны уже племенные княжения, суверенитет местных старейшин над определенной территорией, возникают княжеские дружины, появляются зачатки крупного землевладения. Наиболее продвинулись вперед в этом отношении литовцы, у которых начинает возникать государство. Процесс феодализации шел в тесном взаимодействии с Русью; в Прибалтике появились славянские княжения, а на территории Эстонии Ярославом Мудрым был основан город Юрьев (Тарту), названный по христианскому имени князя.

Однако этот процесс был искусственно прерван вторжением захватчиков-крестоносцев. Немецкие феодалы сумели к этому времени после ожесточенной борьбы подчинить себе славянские племена Западной Прибалтики — так называемых поморских славян. На очереди была агрессия против населявших Восточную Прибалтику балтов и эстов.

В 1184 г. здесь появился католический миссионер монах Мейнард, встретившийся, однако, с сопротивлением местного населения. При его преемнике Бертольде в 1198 г. состоялся первый крестовый поход против ливов. Посланный туда Папой Римским бременский каноник Альберт в 1200 г. захватил устье Двины и основал крепость Ригу (1201), став первым рижским епископом. По его инициативе в 1202 г. был создан духовно-рыцарский орден меченосцев; подчиненный рижскому епископу. Перед орденом стояла задача христианизации народов Прибалтики, т. е. захвата Прибалтики немецкими феодалами.

На территории Прибалтики вслед за Ригой стали возникать другие немецкие города, населенные пришлым немецким бюргерством. Народы Прибалтики ожесточенно сопротивлялись захватчикам, совершали нападения на города. Литовские и русские князья устраивали походы против крестоносцев. Однако борьба была очень трудной. Во-первых, мешала разобщенность князей. Так, например, литовские и полоцкие князья не раз заключали соглашения с крестоносцами. Польские князья пытались использовать крестоносцев для борьбы с литовцами. Трудным было положение и русских князей: борьба Новгорода с суздальскими князьями затрудняла единство действий. Поэтому наступление шло дальше. В 1215 — 1216 гг. была захвачена территория Эстонии. Однако здесь немецкие крестоносцы столкнулись с датчанами. Дания претендовала на Эстонию с начала XII в., и титул герцога Эстонии входил в состав датского королевского титула. В 1219 г. Дании удалось временно захватить Северную Эстонию, но в 1224 г. она была отвоевана крестоносцами.

Пытаясь укрепиться в Прибалтике, крестоносцы сталкивались не только с датчанами и местными племенами, но и с новгородцами. Новгородский князь Мстислав Удалой не раз совершат успешные военные походы против ордена. В 1234 г. новгородско-суздальский князь Ярослав Всеволодович нанес чувствительное поражение рыцарям. Однако в целом борьба шла с переменным успехом: орден настойчиво пытался расширить границы своих владений в Прибалтике; позиции русских князей, Новгорода и Пскова были ослаблены соперничеством и внутренними конфликтами. Упорное сопротивление оказывали меченосцам земгальские и литовские отряды. Литовские князья мужали в борьбе с захватчиками. В 30-е годы XIII в. они нанесли ряд поражений ордену и особенно крупное под Шавлями (Шяуляем) в 1236 г. В сражении с князем Миндовгом погиб сам магистр ордена.

Потрясенные цепью поражений и отброшенные на запад, меченосцы принуждены были искать помощи. В 1237 г. Орден меченосцев, переименованный в Ливонский орден, стал отделением более крупного духовно-рыцарского ордена, Тевтонского, созданного в 1198 г. для походов в Палестину. Однако очень скоро он перенес свою деятельность в Европу и с 1226 г. с благословения Папы Римского повел наступление на земли литовского племени пруссов. Объединение двух орденов и их тесные связи с датскими феодалами, вмешательство в события шведов осложнило обстановку. Население Северо-Западной Руси и особенно Прибалтики столкнулось с угрозой новой агрессии.

Летом 1240 г. в устье Невы вошли шведские суда под началом Биргера. Узнав о его появлении, новгородский князь Александр Ярославич «в мале дружине» устремился на противника и разбил его. Историческая традиция, восходящая к «Житию Александра Невского», склонна несколько преувеличивать значение этого столкновения. По всей видимости, шведский поход носил разведывательный характер, что и определило численность отряда. Шведы понесли значительно большие потери, чем дружина Александра (погибло двадцать новгородцев). Кроме того, шведам пришлось сражаться еще и с отрядами местного населения. Неудачи побудили их к быстрому отступлению. Эта победа надолго остановила продвижение шведов. Способствовала она и укреплению авторитета самого молодого двадцатилетнего князя, придав ему силы и уверенности. Очень скоро эти качества ему сильно пригодились. В 1240 г. рыцари-крестоносцы заняли псковскую крепость Изборск, а затем укрепились в самом Пскове, где с согласия части псковских бояр были посажены «судить» немецкие «тиуны». На следующий год орден вторгся в новгородские пределы, совершая набеги и создавая опорные пункты. В ответ в 1241 г. Александр Невский захватил крепость Копорье, а зимой 1242 г. стремительным броском освободил от крестоносцев Псков. Затем княжеская владимиро-суздальская дружина и новгородское ополчение двинулись к Чудскому озеру, на льду которого 5 апреля 1242 г. произошло решающее сражение.[2]

1.2. Борьба русских земель с иноземными захватчиками в XIII веке. Александр Невский и Даниил Галицкий

В начале XIII в. русские земли переживали период феодальной раздробленности. Особенностью их развития в это время было изменение общественного обустройства, миграция славянского населения с юга на северо-восток, усиление новых городов, возникновение новых политических центров, расцвет культуры.

Но во второй трети XIII в. цветущую, но раздробленную Русь постигло страшное бедствие – нашествие монголо-татар. Рязань, Коломна, Суздаль, Владимир, Москва и другие города Северо-Восточной Руси зимой 1237 – 1238 годов подверглись жестокому разгрому. В 1240 – 1242 годах та же участь постигла южные и юго-западные русские земли. Был взят и разгромлен Киев – столица Древнерусского государства, «мать городов русских».

В отличие от завоеванных монголами стран Средней Азии, Прикаспия и Северного Причерноморья, имевших благоприятные природные условия для экстенсивного кочевого скотоводства, ставших территорией Монгольской империи, Русь сохранила свою государственность. Но политическая, во многом – экономическая независимость русских земель была утрачена. Необходимость выплачивать тяжелую дань, ездить в Орду за ярлыком на княжение создавали специфические условия существования русских земель в XIII – XV вв.

Западные соседи, пользуясь бедствием, постигшим Русь, активизировали свою политику и попытались захватить часть русских земель. Летом 1240 г. на Псков и Новгород двинулись «крестовым походом» шведы, а за ними немецкие рыцари. Папа Римский подогревал своими посланиями захватнические планы северных и западных соседей Руси. И совсем не случайно в то время, когда Киев самоотверженно оборонялся от войск Батыя, рыцари Тевтонского ордена захватили Изборск, Псков, грабили и убивали новгородских купцов.

Для русских князей (великим князем был Ярослав Всеволодович; его сын Александр, прозванный Невским, княжил в Новгороде; в Галиче – Даниил Романович; в Чернигове – Михаил Всеволодович) в этой острейшей ситуации, когда Русь оказалась «между двух огней», встала проблема выбора: с кем бороться в первую очередь? в чьем лице искать союзников – в лице Орды или католического Запада? Эти две возможные линии в политике нашли свое воплощение в деятельности двух виднейших политиков XIII в. – Александра Невского и Даниила Галицкого.

Историки считают, что князь Александр одним из первых оценил всю сложность и противоречивость обстановки, так как лучше других знал, какая опасность надвигается с Запада. Видя, что крестоносцы явились на Русь не меньшими разрушителями, чем монголо-татары, Александр Невский сделал выбор в пользу союза с Ордой и успешно реализовывал свою политическую линию вплоть до смерти (1263 г.).

Позиция князя Александра Ярославича, выступавшего за мир с ордынцами, далеко не у всех вызывала симпатии. Низшие сословия единодушно выступали против Орды, князья и бояре разошлись во мнениях. Церковь поддерживала Невского (монголы проводили политику веротерпимости и освободили церковников от выплаты дани), но и в церковной среде не могло не быть сторонников восстания против Орды.

Выражением народных настроений стали многочисленные волнения, бунты против численников, баскаков, непомерной ордынской дани (1257 г. – в Новгороде, 1262 г. – во Владимире, Суздале, Ростове, Ярославле, Устюге и т.д.). В политике эта линия нашла выражение в деятельности ряда князей, в первую очередь –Даниила Романовича Галицкого. Символично, что ближайшим союзником, соратником князя Даниила стал родной брат Александра Невского князь Андрей Ярославич. Источники не дают возможности установить, кто был инициатором антиордынского союза, охватившего русские земли с северо-востока на юго-запад, князь Даниил или князь Андрей? Известно, что соглашение было подкреплено женитьбой Андрея Ярославича на дочери Даниила Галицкого в 1251 г. Этот союз, опиравшийся на моральную поддержку католической церкви, был крайне нежелателен и опасен для Орды. И как только хан Батый упрочил свое положение, добившись избрания великим ханом своего ставленника, он направил на Русь очередную рать, которая известна в истории, как неврюева (1252 г.). Сведения о ней скупы. Известно, что неврюева рать явилась под Переяславлем, князь Андрей вышел навстречу ей с полками, и на Клязьме произошла «сеча велика». На стороне владимиро-суздальского князя, видимо, сражались тверичи. Силы были неравными, русские дружины были разбиты, князь Андрей бежал в Новгород, а затем в Швецию.

Даниил Галицкий оказался без союзника, но все еще надеялся на помощь Папы Римского Иннокентия IV, который звал католиков в крестовый поход на Русь. Призывы главы католической церкви оказались безрезультатными, и князь Даниил решил вступить в борьбу с Ордой самостоятельно. В 1257 г. он выгнал из галицких и волынских городов ордынских баскаков и ордынские гарнизоны. Но Орда прислала значительное войско под командованием Бурундая, и князь Даниил по его требованию вынужден был разобрать в своих городах крепостные стены, составлявшие главную военную опору в борьбе с ордынцами. Сил для сопротивления бурундаевой рати у Галицко- Волынского княжества не было.

Так в жизни победила политическая линия, избранная Александром Невским. В 1252 г. он становится великим князем и окончательно утверждает политику мирного исчезновения из русской политической жизни XIII – XV вв. прозападных деятелей, которые считали меньшим злом союз с католической Европой. Особенно живучи (по объективным причинам) эти настроения оказались в Новгороде и юго-западных княжествах.[3]

1.3.Тевтонская угроза

В 1240—1250-е годы Галицко-Волынская Русь превратилась во все более зрелую и могущественную политическую силу, с которой приходилось считаться ее соседям. Сложность международной ситуации на юго-западе Руси была обусловлена в то время двумя обстоятельствами: монгольским нашествием с востока и немецкой экспансией с запада.

В отличие от земель Северо-Западной Руси, которым не раз приходилось оказывать отпор вторжениям шведских и немецких (Ливонский орден) рыцарей, Юго-Западная (Галицко-Волынская) Русь не сталкивалась напрямую с крестоносцами. Ближайшим ее соседом был Тевтонский орден в Пруссии, появление которого в 1230-х годах существенно повлияло на международную обстановку. Он быстро обрел огромный престиж, что обеспечило поддержку его действиям практически во всем католическом мире.

Тевтонский орден в Пруссии был главной силой крестоносцев, представлявшей потенциальную угрозу династии Романовичей. Его присутствие нередко влияло на ход развития русско-польских отношений и немало способствовало папству в намерениях проникнуть на Русь. В середине XIII века в Юго-Западной Руси объявились католические миссионеры — цистерцианцы и доминиканцы. Римская церковь всеми силами стремилась склонить Даниила Галицкого принять католичество. В осуществлении этих планов роль активного посредника отводилась Тевтонскому ордену.

Владения Тевтонского ордена в Пруссии, начавшего ее завоевание на рубеже 1240-х годов, непосредственно не граничили с Галицко-Волынской Русью. Их разделяли Литва и Польша. Редкие столкновения или контакты между Орденом и Русью случались обычно на пограничье Пруссии и Ливонии (Орден стремился к объединению своих владений в Прибалтике) или Польши и Литвы.[4]

Глава 2. Борьба Руси за независимость в XIII в.

2.1. Наступление немецких рыцарей на Восток

XIII в. стал временем тяжких испытаний для русского народа и его нарождающейся государственности. Географически расположенная на стыке Европы и Азии, Русь оказалась одновременно меж двух огней. С севера продолжались попытки захвата русских городов и земель потомками варягов — шведами. Положение еще более усугубилось с появлением на западных границах немецких рыцарей, развернувших активную военно-колонизационную деятельность в Прибалтике. А с восточных степей тем временем накатывалась новая волна кочевников — монголо-татар, врагов более страшных, сильных и жестоких, нежели их предшественники — печенеги и половцы.

XI-XIII вв. для Западной Европы являлись периодом крестовых походов. Основным их направлением был Ближний Восток (Палестина), где основывались военно-рыцарские ордена (Тамплиеров, Госпитальеров и др.). Одним из последних в 1198 г. образовался орден германских рыцарей — Тевтонский. Однако, не достигнув могущества, в 1226 г. он перенес свою деятельность в Европу и повел наступление на пруссов.

С конца XII в. начинается продвижение немцев в прибалтийские земли, на которых издавна жили балтские — литовские (аукштайты, жемайты), латышские (латгалы, ливы, курши, земгалы) — и финно-угорские (эсты и чудь) племена. Русь стремилась подчинить их и брала с них дань, для чего еще при Ярославе Мудром строится опорный пункт — Юрьев (Тарту).

Подчинив поморских славян, немцы вторглись на территорию ливов (отсюда — Ливония). В 1201 г. они основали Ригу. В 1202 г. для захвата Прибалтики и христианизации ее населения был образован Орден Меченосцев. Это происходило в соперничестве с датчанами, основавшими в 1219 г. Ревель (Таллинн). К 1224 г. вся Эстония была покорена крестоносцами. Немецкие феодалы уничтожали местное население, а их земли заселялись колонистами-немцами. Для борьбы с немцами объединяются народы Прибалтики и Руси. Над рыцарями не раз одерживали победу новгородцы. Так было в 1234 г., когда князь Ярослав Всеволодович разгромил их в битве на реке Эмайыге. Через два года его успех повторили литовцы и земгалы. Дальнейшее продвижение немцев потребовало объединения сил, и в 1237 г. Орден Меченосцев или Ливонский стал отделением более крупного Тевтонского Ордена. Это слияние еще более усилило опасность для Руси, как раз в это время подвергающейся монголо-татарскому нашествию.[5]

2.2. Русь и шведы в XII-XIII вв.

Однако первыми тяжелым положением Руси воспользовались шведы. Надо сказать, что соперничество скандинавов и Руси за земли Приневья и Приладожья, начавшееся с варягов, не прекращалось ни в XI, ни в XII в. Так, в 1164 г. большой флот шведов появился у стен Ладоги. Неудачно проведя приступ, они вынуждены были отступить, потом были разбиты на р.Вороньей подошедшими на помощь новгородцами (Ладога была пригородом Новгорода). В 1228 г. «воевать в Ладожское озеро в лодках» пришла емь — финно-угорские племена, бывшие в то время союзниками шведов. Наконец, в июле 1240 г. Шведский флот (во главе с родственником короля ярлом Биргером) — по Неве дошел до впадения в нее Ижоры, намереваясь в дальнейшем идти через Ладогу на Новгород. Предупрежденный старейшиной дружественного ижорского племени Пелгусием, новгородский князь Александр (ему было 19 лет), выступил со своей дружиной. 15 июля 1240 г. произошла битва на Неве. Внезапность и стремительность решили ее исход в пользу новгородцев. Победа была полной. Позднее князь Александр получил почетное прозвание Невский.[6]

2.3. Невская Битва

Источники о Невской битве, как известно, немногочисленны и неравноценны. Главнейшими являются Новгородская I летопись старшего извода и Житие Александра Невского в его наиболее достоверной первой редакции. В летописном сообщении о самом сражении сказано только, что «ту бысть велика сеча Свеем», зато подготовка к столкновению и его последствия сопровождены ценными пояснениями, записанными явно по свежим следам события. Независимо от летописного известия сложилось Житие Александра Невского. Оно создано в 1280-е годы. Важно, что подробности Жития основаны на рассказах очевидцев и свидетелей, знавших и наблюдавших Александра Невского как полководца. В Житии сохранены документальные сведения о Невской битве и действиях отдельных ее героев. Правда, эти данные отрывочны, автор Жития не стремился осветить военную сторону события. Недостаток этих сведений объясняется еще и тем, что описание битв в древнерусских письменных источниках часто почти не пояснялось. Многие их детали были шаблонными и для читателя того времени сами собой разумеющимися.[7]

Наступление рыцарей особенно усилилось в связи с ослаблением Руси, истекавшей кровью в борьбе с монгольскими завоевателями.

В июле 1240 г. тяжелым положением Руси попытались воспользоваться шведские феодалы. Шведский флот с войском на борту вошел в устье Невы. Поднявшись по Неве до впадения в нее реки Ижора, рыцарская конница высадилась на берег. Шведы хотели захватить город Старую Ладогу, а затем и Новгород.

Князь Александр Ярославич, которому было в то время 20 лет, со своей дружиной стремительно бросился к месту высадки. «Нас немного, — обратился он к своим воинам, — но не в силе Бог, а в правде».

Скрыто подойдя к лагерю шведов, Александр со своими дружинниками ударил по ним, а небольшое ополчение во главе с новгородцем Мишей отрезало шведам путь, по которому они могли спастись бегством на свои корабли.

Александра Ярославича за победу на Неве русский народ прозвал Невским. Значение этой победы в том, что она надолго остановила шведскую агрессию на восток, сохранила за Русью выход к Балтийскому побережью. (Петр I, подчеркивая право России на Балтийское побережье, в новой столице на месте битвы основал Александро-Невский монастырь.) Ледовое побоище. Летом того же 1240 г. Ливонский орден, а также датские и германские рыцари напали на Русь и захватили город Изборск. Вскоре из-за предательства посадника Твердилы и части бояр был взят Псков (1241). Усобицы и распри привели к тому, что Новгород не помог своим соседям. А борьба между боярством и князем в самом Новгороде завершилась изгнанием Александра Невского из города. В этих условиях отдельные отряды крестоносцев оказались в 30 км от стен Новгорода. По требованию веча Александр Невский возвратился в город.

Вместе со своей дружиной Александр внезапным ударом освободил Псков, Изборск и другие захваченные города. Получив известие, что на него идут основные силы Ордена, Александр Невский перекрыл путь рыцарям, разместив свои войска на льду Чудского озера. Русский князь показал себя как выдающийся полководец. Летописец писал о нем: «Побеждая везде, а не победим николи же». Александр разместил войска под прикрытием крутого берега на льду озера, исключив возможность вражеской разведки своих сил и лишив противника свободы маневра. Учитывая построение рыцарей «свиньей» (в виде трапеции с острым клином впереди, который составляла тяжеловооруженная конница), Александр Невский расположил свои полки в виде треугольника, острием, упиравшимся в берег. Перед сражением часть русских воинов была снабжена специальными крючьями, чтобы стаскивать рыцарей с коней.

5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера состоялась битва, получившая название Ледового побоища. Рыцарский клин пробил центр русской позиции и уткнулся в берег. Фланговые удары русских полков решили исход сражевия: как клеши, они сдавили рыцарскую «свинью».

Рыцари, не выдержав удара, в панике бежали. Семь верст гнали их новгородцы по льду, который к весне во многих местах стал слабым и проваливался под тяжеловооруженными воинами. Русские преследовали противника, «секли, несяся за ним, как по воздуху», — записал летописец. По данным Новгородской летописи, в битве погибло «немец 400, и 50 взято в плен» (немецкие хроники оценивают число погибших в 25 рыцарей). Плененные рыцари с позором были проведены по улицам Господина Великого Новгорода.

Значение этой победы состоит в том, что была ослаблена военная мощь Ливонского ордена. Откликом на Ледовое побоище был рост освободительной борьбы в Прибалтике. Однако, опираясь на помощь римско-католической церкви, рыцари в конце ХШ в. захватили значительную часть Прибалтийских земель.[8]

2.4. Ледовое побоище

В первой трети XIII века над Русью нависла грозная опасность с Запада, со стороны католических духовно-рыцарских орденов. После основания в устье Двины крепости Рига (1198) начались частые столкновения между немцами с одной стороны, псковичами и новгородцами — с другой. В 1237 году рыцари-монахи двух орденов. Тевтонского и Меченосцев, создали единый Ливонский орден и начали осуществлять широкую насильственную колонизацию и христианизацию прибалтийских племен. Русские помогали прибалтам-язычникам, которые были данниками Великого Новгорода и не желали принимать крещения от немцев-католиков. После ряда мелких стычек дело дошло до войны. Папа Григорий IX благословил в 1237 году немецких рыцарей на завоевание коренных русских земель.

Летом 1240 года в Новгородскую землю вторглись немецкие крестоносцы, собранные из всех крепостей Ливонии. Войско захватчиков состояло из немцев, медвежан, юрьевцев и датских рыцарей из Ревеля. С ними был предатель — князь Ярослав Владимирович. Они появились под стенами Изборска и взяли город штурмом. На выручку землякам бросились псковичи, но их ополчение потерпело поражение. Одних убитых было свыше 800 человек, в том числе воевода Гаврила Гориславич.

По следам беглецов немцы подошли к Пскову, перешли р. Великая, разбили свой стан под самыми стенами кремля, зажгли посад и стали уничтожать церкви и окрестные села. Целую неделю они держали кремль в осаде, готовясь к штурму. Но до этого дело не дошло: псковитянин Твердило Иванович сдал город. Рыцари взяли заложников и оставили в Пскове свой гарнизон.

Аппетит немцев возрастал. Они уже говорили: «Укорим словенский язык… себе», то есть подчиним себе русский народ. Зимой 1240—1241 года рыцари вновь явились непрошеными гостями в Новгородскую землю. На этот раз они захватили территорию племени водь, к востоку от р. Нарова, «повоеваша все и дань на них возложиша». Захватив «Водьскую пятину», рыцари овладели Тесовым (на р. Оредеж), и их разъезды появлялись в 35 км от Новгорода. Таким образом, в руках немцев оказалась обширная территория в районе Изборск — Псков — Сабель — Тесов — Копорье.

Немцы уже заранее считали пограничные русские земли своим достоянием; папа «передал» побережье Невы и Карелию под юрисдикцию эзельскому епископу, который заключил с рыцарями договор: себе выговорил десятую часть всего, что дает земля, а все прочее — рыбные ловли, покосы, пашни — предоставил рыцарям.

Тогда новгородцы вспомнили про князя Александра. Сам владыка новгородский поехал просить великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича, чтобы тот отпустил сына, и Ярослав, сознавая всю опасность исходившей с Запада угрозы, согласился: дело касалось не одного Новгорода, а всей Руси.

Александр организовал войско из новгородцев, ладожан, карел и ижорцев. Прежде всего необходимо было решить вопрос о способе действий. В руках врага находились Псков и Копорье. Александр понимал, что одновременное выступление в двух направлениях распылит силы. Поэтому, определив копорское направление как приоритетное, — враг подходил к Новгороду, — князь решил нанести первый удар на Копорье, а затем уже освободить от захватчиков Псков.

В 1241 году войско под командованием Александра выступило в поход, достигло Копорья, овладело крепостью «и изверже град из основание, а самих немец изби, а иных с собою приводе в Новгород, а иных пожалова отпусти, бе бо милостив паче меры, а вожан и чюдцев переветников (то есть изменников) извеша (повесил)». Водьская пятина была очищена от немцев. Правый фланг и тыл новгородского войска были теперь в безопасности.

В марте 1242 года новгородцы вновь выступили в поход и вскоре уже были под Псковом. Александр, считая, что для атаки сильной крепости у него сил недостаточно, ожидал своего брата Андрея Ярославича с суздальскими («низовскими») дружинами, которые вскоре и подошли. Орден не успел прислать подкрепление своим рыцарям. Псков был окружен, и рыцарский гарнизон взят в плен. Орденских наместников Александр отправил в оковах в Новгород. В бою было убито 70 знатных орденских братьев и много рядовых рыцарей.

После этого поражения Орден стал сосредоточивать свои силы в пределах Дерптского епископства, подготавливая наступление против русских. Орден собрал большую силу: здесь были почти все его рыцари с «мейстером» (магистром) во главе, «с всеми бискупы (епископами) своими, и с всем множеством языка их, и власти их, что ни есть на сей стране, и с помочью королевою», то есть здесь были немецкие рыцари, местное население и войско шведского короля.

Александр решил перенести войну на территорию самого Ордена. «И поиде, — сообщает летописец, — на землю немецкую, хотя мсти-ти кровь христианскую». Русская рать выступила на Изборск. Александр выслал вперед несколько разведывательных отрядов. Один из них, под командой брата посадника Домаша Твердиславича и Кербета (один из «низовских» воевод), натолкнулся на немецких рыцарей и чудь (эстов), был разбит и отступил; при этом Домаш погиб. Тем временем разведка выяснила, что противник послал на Изборск незначительные силы, а главные его силы двигаются к Чудскому озеру.

Новгородское войско повернуло на озеро, «немцы же и чудь поидоша по них». Новгородцы постарались отразить обходный маневр немец ких рыцарей. Выйдя на Чудское озеро, новгородское войско оказалось в центре возможных путей движения противника на Новгород. Теперь Александр решил дать бой и остановился на Чудском озере севернее урочища Узмень, у острова Вороний Камень. «Воя великого князя Александра исполнишася духа ратна, бяху бо сердце их аки львом», они готовы были «положити главы своя». Силы новгородцев были немногим больше рыцарского войска. «По имеющимся различным данным летописи можно полагать, что войско немецких рыцарей составляло 10—12 тысяч, а новгородское войско —15—17 тысяч человек». По мнению Л.Н. Гумилева, количество рыцарей было небольшим — всего несколько десятков; их поддерживали пешие наемники, вооруженные копьями, и союзники Ордена — ливы.

На рассвете 5 апреля 1242 года рыцари построились «клином», или «свиньей». В кольчугах и шлемах, с длинными мечами, они казались неуязвимы. Александр выстроил новгородское войско, о боевом порядке которого нет данных. Можно полагать, что это был «полчный ряд» со сторожевым полком впереди. Судя по летописным миниатюрам, боевой порядок был обращен тылом к обрывистому крутому восточному берегу озера, а лучшая дружина Александра укрылась в засаде за одним из флангов. Избранная позиция была выгодна тем, что немцы, наступавшие по открытому льду, были лишены возможности определить расположение, численность и состав русской рати.

Выставив длинные копья, немцы атаковали центр («чело») боевого порядка русских. «Вот знамена братьев проникли в ряды стрелков (сторожевого полка. — Авт.), было слышно, как звенят мечи, и было видно, как рубились шлемы, с обеих сторон падали мертвые». О прорыве врагом новгородских полков пишет русский летописец: «Немцы же и чюдь пробишася свиньею сквозе полкы». Однако, наткнувшись на обрывистый берег озера, малоподвижные, закованные в латы рыцари не могли развить свой успех. Наоборот, рыцарская конница скучилась, так как задние шеренги рыцарей подталкивали передние шеренги, которым негде было развернуться для боя.

Фланги русского боевого порядка («крылья») не позволили немцам развить успех операции. Немецкий „клин“ оказался зажатым в клещи. В это время дружина Александра нанесла удар с тыла и завершила окружение противника. «Войско братьев было окружено».

Воины, которые имели специальные копья с крючками, стаскивали рыцарей с коней; воины, вооруженные ножами «засапожниками», выводили из строя лошадей, после чего рыцари становились легкой добычей. «И бысть ту сеча зла и велика немцем и чюди, и бе труск от копии ломлениа, и звук от мечнаго сечениа, якоже озеру померзшу двигнутись, и не бевидети леду, покры бо ся кровию». Лед под тяжестью сбитых в кучу тяжеловооруженных рыцарей стал трещать. Некоторым рыцарям удалось прорвать кольцо окружения, и они пытались спастись бегством, но многие из них утонули.

Новгородцы преследовали остатки бежавшего в беспорядке рыцарского войска по льду Чудского озера вплоть до противоположного берега, семь верст. Преследование остатков разбитого врага вне поля боя было новым явлением в развитии русского военного искусства. Новгородцы не праздновали победу «на костех», как было принято раньше.

Немецкие рыцари потерпели полное поражение. В бою было убито более 500 рыцарей и «бесчисленное множество» прочего войска, взято в плен 50 «нарочитых воевод», то есть знатных рыцарей. Все они пешком следовали за конями победителей до Пскова.

Летом 1242 года «орденские братья» прислали в Новгород послов с поклоном: «есмя зашли мечем Псков, Водь, Лугу, Латыголу, и мы ся того всего отступаем, а что есмя изоимали в полон людей ваших (пленных), а теми ся розменим, мы ваших пустим, а вы наших пустите, и псковски полон пустим». Новгородцы согласились с этими условиями, и мир был заключен.

«Ледовое побоище» стало первым случаем в истории военного искусства, когда тяжелая рыцарская конница была разбита в полевом бою войском, состоявшим в большей части из пехоты. Русский боевой порядок («полчный ряд» при наличии резерва) оказался гибким, в результате чего удалось осуществить окружение противника, боевой порядок которого представлял собой малоподвижную массу; пехота успешно взаимодействовала со своей конницей.

Победа над войском немецких феодалов имела большое политическое и военно-стратегическое значение, отсрочив их наступление на Восток — Drang nach Osten, — которое было лейтмотивом немецкой политики с 1201 по 1241 год. Северо-западная граница Новгородской земли была надежно обеспечена как раз к тому времени, когда монголы возвращались из похода в Центральную Европу. В дальнейшем же, когда Батый вернулся в Восточную Европу, Александр проявил необходимую гибкость и договорился с ним об установлении мирных отношений, устранив всякий повод для новых вторжений.[9]

Заключение

В заключении хочу сделать следующие выводы:

Период 12-13стал периодом, когда Руси пришлось столкнуться с опасностью с запада — с наступлением немецких, а также шведских и датских феодалов. Объектом борьбы была Прибалтика.

Наступление периода феодальной раздробленности вписывается в рамки общеевропейского процесса. Политической раздробленность на Руси проявилась очень рано. В 10 в. после смерти князя Владимира возникает борьба за власть между его детьми. Но древнерусское государство просуществовало до смерти князя Мстислава (1132 г.). Именно с этого времени история ведет отсчет феодальной раздробленности на Руси.

В начале 13 в. Русь переживала период феодальной раздробленности. Особенностью развития в это время было изменение общественного обустройства, возникновение новых политических центров, усиление новых городов, миграция славянского населения с юга на северо-восток, расцвет культуры.

В 1240—1250-е годы Галицко-Волынская Русь превратилась в более зрелую и могущественную политическую силу, с которой приходилось считаться ее соседям. Сложность международной ситуации на юго-западе Руси была обусловлена в то время двумя обстоятельствами: монгольским нашествием с востока и немецкой экспансией с запада.

Тевтонский орден в Пруссии был главной силой крестоносцев, которая представляла сильную угрозу династии Романовичей. Его присутствие сильно влияло на ход развития русско-польских отношений и сильно способствовало папству в намерениях проникнуть на Русь. В середине 13 века в Юго-Западной Руси объявились цистерцианцы и доминиканцы. Римская церковь всеми силами стремилась склонить Даниила Галицкого принять католичество. В осуществлении этих планов роль активного посредника отводилась Тевтонскому ордену.

13 в. стал периодом тяжелых испытаний для русского народа и его государственности. Географически расположенная на стыке Европы и Азии, Русь оказалась одновременно меж двух огней. С севера продолжались попытки захвата русских земель шведами. Положение усугубилось с появлением границах немецких рыцарей, которые развернули военно-колонизационную деятельность в Прибалтике. А с восточных степей в это время накатывались монголо-татары – это были враги более страшные, сильные и жестокие, по сравнению с печенегами и половцами.

Значение победы в Невской битве состояло в том, что была сильно ослаблена мощь Ливонского ордена. Откликом на Ледовое побоище был рост освободительной борьбы в Прибалтике. но, опираясь на помощь римско-католической церкви, рыцари в конце ХШ в. захватили большую часть Прибалтийских земель.

Таким образом, можно считать, что поставленные мною задачи в курсовой выполнены.

Список использованной литературы

История России с древнейших времен до 1861 года: Учеб. для вузов. Под ред. Н. И. Павленко. — 2-е изд., испр. — М.: «Высшая школа», 2001. — 560 с.

История России с древнейших времен. Под ред. В.Ю. Халтурина. Учеб. пособие. Иван. гос. энерг. ун-т. – Иваново, 2003. – 340 с.

Орлов А. С., Георгиев В.А., Георгиева Н. Г., Сивохина Т.А., История России. Учебник.— М.:«ПРОСПЕКТ», 1997.—544 с.

История России (Россия в мировой цивилизации): Курс лекций. Сост. и отв. редактор А. А. Радугин. — М.: Центр, 2001.—352с.

«Родина». № 11. 2003.

www.netda.ru/belka/newtext/1froyan_hist.htm#6

a-nevskiy.narod.ru/library/14.html

www.hrono.info/sobyt/ledov.html

Приложение 1

Б. Чориков. «Победа Александра Невского над шведами» [10]

Приложение 2

Ледовое побоище [11]

[1] История России (Россия в мировой цивилизации): Курс лекций. Сост. и отв. редактор А. А. Радугин. — М.: Центр, 2001.С. 53-55

[2] История России с древнейших времен до 1861 года: Учеб. для вузов. Под ред. Н. И. Павленко. — 2-е изд., испр. — М.: «Высшая школа», 2001. — С.71

[3] История России с древнейших времен. Под ред. В.Ю. Халтурина. Учеб. пособие. Иван. гос. энерг. ун-т. – Иваново, 2003. С.47-49

[4] «Родина». № 11. 2003.

[5] www.netda.ru/belka/newtext/1froyan_hist.htm#6

[6] www.netda.ru/belka/newtext/1froyan_hist.htm#6

[7] a-nevskiy.narod.ru/library/14.html

[8] Орлов А. С., Георгиев В.А., Георгиева Н. Г., Сивохина Т.А., История России. Учебник.— М.:«ПРОСПЕКТ», 1997. С. 60-61

[9] www.hrono.info/sobyt/ledov.html

[10] ru.wikipedia.org/wiki/Невская_битва

[11] www.hrono.info/sobyt/ledov.html

www.ronl.ru

Доклад - Борьба Руси с агрессией Запада в начале XIII века

Министерство сельского хозяйства Российской Федерации

Красноярский государственный аграрный университет

Кафедра истории, социологии и политологии

Контрольная работа № 1

Тема: «Борьба Руси с агрессией Запада в начале XIII века»

Выполнил: Студентка 1 курса

ускор. Обучения гр.13-ЭК

экономического факультета

Скоробогатова Анна Сергеевна

Проверил:

Преподаватель кафедры истории,

социологии и политологии

Редько М.В.

Красноярск, 2008г.

Оглавление

Введение

1. Борьба русского народа против немецких, шведских и датских феодалов

2. Александр Невский и его роль в отражении натиска с северо-запада

3. Значение одержанных побед

Заключение

Литература

Введение

Каждая эпоха нуждается в своем осмыслении истории Отечества в тесной связи с мировой историей. И происходит это вовсе не потому, как это кажется некоторым, что на смену одной идеологической конъюнктуре приходит другая, хотя и это нельзя не учитывать, а просто потому, что меняется сам мир, вместе с миром меняемся мы – поколение за поколением, и смена идеологических стереотипов является в конечном итоге лишь отражением исторического развития, как всей мировой цивилизации, так и нашего Отечества.

В XII в. народам России пришлось вынести тяжелую борьбу с иноземными захватчиками. С востока на Русь обрушились полчища татаро-монгольских завоевателей. С запада русские земли подвергались агрессии немецких, шведских и датских рыцарей – крестоносцев. Исход героической борьбы с захватчиками надолго определил исторические судьбы народов нашей страны, оказал огромное влияние на их дальнейшее экономическое и государственно-политическое развитие, привел к значительным изменениям в этнической и политической карте Восточной Европы и Средней Азии.

В данной работе рассматривается:

1. борьба Руси с агрессией Запада в начале XIII века, а именно борьба русского народа против немецких, шведских и датских феодалов;

2. роль Александра Невского в отражении натиска с северо-запада;

3. значение одержанных побед.

В ходе работы была использована литература таких авторов как Н.А. Шефов и А.Н. Сахаров.

1. Борьба русского народа против немецких, шведских и датских

феодалов

Смерч Батыева нашествия отбросил далеко назад Русь в ее развитии, хозяйственном и культурном. Грады и веси лежали в развалинах, десятки тысяч жителей пали под ордынскими саблями; других на арканах увели в плен, и они попали на невольничьи рынки, в услужение новым хозяевам, в ремесленные мастерские или в ордынские тумены, чтобы обогащать ханов, мурз и простых ордынцев, служить их честолюбивым целям, украшать их жилища и города. Русь своей трагической борьбой и подвигом спасла Западную Европу от погрома, подобного тому, что потерпела сама. Когда русские земли лежали в развалинах, там, далеко, продолжали накапливать богатства, создавать шедевры.

Когда, к примеру, в Киеве рушилась Десятинная церковь, в Париже заканчивали возведение изумительной, воздушной Святой Капеллы на острове Сите, что и сейчас поражает своей красотой всех, кто увидит ее во дворе Дворца правосудия.

Трагедийное величие совершенного Русью подвига, несомненно, для цивилизации Европы. Она же отплатила ей тем, что послала своих завоевателей к ее рубежам.

Появление немцев в восточной части Прибалтики относится ко второй половине XII в. Сначала это были купцы и христианские миссионеры. Вслед за ними появились и рыцари-крестоносцы, стремящиеся уже не крестом, а мечом покорить новые земли. Начало активной германской экспансии в Восточной Прибалтике связано с именем епископа Альберта. Он основал в устье Двины город Ригу и привез туда немало немецких колонистов. В 1202г. Альберт основал в Прибалтике военно-религиозную организацию — орден рыцарей Меча (Меченосцев) по образцу военных орденов, созданных крестоносцами в Палестине.

Русские князья Полоцкого княжества, в сферу влияния которых входила Восточная Прибалтика, не обратили серьезного внимания на первый этап германской колонизации. Они обеспокоились лишь тогда, когда пришельцы поставили там каменные замки и крепости. В 1203-1206гг. полоцкий князь Владимир пытался выбить немцев из их крепостей, но безуспешно. Кульминацией этого противоборства стала неудачная осада русскими крепостей Гольма и Риги. Поражение Владимира позволило германским рыцарям встать твердой ногой в Прибалтике.

Благодаря вооружению и военной тактике, сравнительно небольшие отряды немецких рыцарей смогли добиваться значительных успехов в битвах с прибалтийскими племенами. В тот же период шведы утвердились в Финляндии. Теперь агрессоры стремились отрезать славян от моря и добиться полного контроля над торговыми путями, идущими через Балтику.

Здесь уместно добавить, что разгром крестоносцами Константинополя в 1204г. резко обострил конфликт между католицизмом и православием. Тем самым, материально стесненное западное рыцарство получило новое оправдание своих захватов на востоке Европы, которые рассматривались как борьба за обращение в христианство язычников. Теперь в роли «обращаемых» могли выступать и еретики, т. е. православные. Древняя Русь становится объектом военно-духовной экспансии, координируемой из центра тогдашнего западного мира — католического Рима. Для римской церкви просторы Русской равнины представляли не только желанное поле миссионерской деятельности, но и огромный потенциальный источник финансовых поступлений (в виде церковных сборов, пожертвований, индульгенций и т. д.). Основным объектом западного натиска стали северо-западные земли Руси, где находились владения Новгородской республики.

Русско-шведско-германские войны XIII в. на северо-западных рубежах Руси можно разделить на три этапа. Первый этап связан с немецким натиском на славянский город Юрьев 1224г. Второй ознаменовался двусторонним шведско-германским натиском в 1240-1242гг. Третий этап занял вторую половину XIII в.

Первым объектом германской экспансии в восточнославянские земли стал основанный еще Ярославом Мудрым город Юрьев (ныне Тарту). Юрьев с окрестностями оставался последним непокоренным немцами районом Чудской земли. Здесь находили защиту все прибалтийские жители, не желавшие подчиняться власти крестоносцев.

В августе 1224г. Юрьев был осажден войском немецких рыцарей. Город защищали 200 русских воинов во главе с князем Вячко, а также местные жители. Надо отметить, что время для нападения было выбрано удачно, поскольку буквально за год до этого вооруженные силы древнерусских княжеств были разгромлены монголами на реке Калке в 1223г. и даже при желании не смогли бы организовать сильный отпор новому агрессору.

Осадив Юрьев, крестоносцы построили рядом деревянную башню, из которой обстреливали крепость камнями, стрелами и каленым железом, пытаясь зажечь крепостные стены. Но защитники города не сдавались и стойко отражали натиск. На предложение свободно покинуть Юрьев Вячко, ожидавший помощи от новгородцев ответил отказом. Тогда немцы пошли на приступ, но были отбиты. Ободренные успехом защитники Юрьева сделали вылазку, стремясь уничтожить деревянную башню, приносившую им столько неприятностей. Они выкатили из крепости раскаленные колеса и попытались зажечь башню. Вокруг нее разгорелась жестокая схватка. Тем временем, пользуясь отвлечением сил осажденных, часть рыцарей вновь бросилась на приступ крепости. Преодолев вал, взобрались на стены и ворвались внутрь. За ними устремилось остальное войско. В начавшейся резне защитники Юрьева (в том числе и Вячко) были уничтожены. Из всех мужчин, находившихся в городе, немцы сохранили жизнь лишь одному, дали ему лошадь и отправили в Новгород объявить об их победе. Так пал последний оплот русских в Прибалтике, получивший с тех пор новое название — Дерпт.

Дальнейшая история отражения натиска рыцарей на северо-западных рубежах связана с весомой помощью, оказанной новгородцам Владимиро-Суздальской Русью. Ее князья приняли активное участие в защите своих северных соседей. Зимой 1234г. на помощь Новгороду пришел князь Ярослав Всеволодович со своим сыном Александром. Объединенные русские дружины атаковали крестоносцев близ реки Эмайыге (в окрестностях Юрьева). Многие рыцари, пытавшиеся перейти реку, провалились под лед и утонули. После этого крестоносцы были вынуждены пойти на мир с Новгородом. Спустя 2года германские рыцари были разгромлены литовцами в битве при Шауляе. Казалось, наступало удобное время нанести еще один удар по крестоносцам и навсегда покончить с их господством в Прибалтике. Однако русские не воспользовались предоставленным шансом и не объединили усилия с литовцами, с которыми тогда враждовали. Вскоре началось нашествие Батыя, которое надолго лишило русских возможности расправиться с грозным и опасным западным противником.

2. Александр Невский и его роль в отражении натиска с северо-

запада

В отличие от русских, немцы своего шанса упускать не собирались. В 1237г. остатки ордена Меченосцев объединились с Тевтонским орденом в единый Ливонский орден. В том же году римский папа Григорий благословил немецких рыцарей на новый поход против русских земель. В 1238г. получили благословение на поход против Руси и шведы, которые к тому времени захватили Финляндию. Время для наступления было выбрано удачно — Северо-Восточная Русь была ослаблена нашествием Батыя.

Новый натиск был уже скоординирован. В 1239г. немцы и шведы начали переговоры о совместных действиях против северной Руси, которую они стремились завоевать одновременным двусторонним натиском с запада и севера. Переговоры отчетливо обозначили сферы германо-шведского влияния в завоеванных землях. Немцам отходил Изборск и Псков, шведам — бассейн Невы. Условная граница между зонами действий германских и шведских крестоносцев проходила в районе Новгорода — главной цели похода захватчиков.

Первыми начали поход против Новгорода шведы. В июле 1240г. их войско под командованием зятя шведского короля Ярла Биргера (5 тыс. чел.) на 100 судах вошло в Неву со стороны Финского залива и расположилось лагерем у речки Ижора. О значении похода для римской церкви свидетельствует тот факт, что в войске Биргера находились католические епископы. Шведы намеревались захватить устье Невы, а в случае успеха идти на Новгород.

Встав лагерем у Ижоры, Биргер отправил новгородскому князю Александру Ярославичу надменное послание со словами: «Если можешь мне сопротивляться, то я уже здесь, воюю твою землю». Получив известие о появлении шведов, Александр Ярославич решил действовать быстро, чтобы не дать захватчикам овладеть инициативой. Он не стал дожидаться подкреплений от своего отца — великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича, или ждать, пока новгородское вече объявит мобилизацию, Александр выступил в поход лишь со своей дружиной, усиленной новгородскими добровольцами. Перед выступлением князь обратился к воинам и сказал, что хоть их и немного, но они должны победить, поскольку «не в силе Бог, а в правде».

На рассвете 15 июля 1240г. русские, воспользовавшись туманном, атаковали шведский лагерь «в ярости мужества своего». Согласно легенде, воин Пелгусий видел, как по реке плыли в ладье святые мученики Борис и Глеб на помощь «сроднику своему» Александру. Во время битвы Александр сразился с Биргером и ранил его копьем в голову. В жестокой схватке шведы были разбиты и изгнаны из российских пределов. Гибель многих шведов, согласно той же легенде, русские приписали помощи ангельского воинства, поскольку значительное число трупов иноземцев было найдено там, где сражения не было. Во время битвы было потоплено три шведских корабля. Благодаря внезапности нападения и ратному умению, русские потеряли всего 20 человек. Урон шведов был гораздо более значительным. В битве на Неве пало более 200 знатных воинов, а прочих «без числа».

Победа на берегах Невы принесла Александру Ярославичу громкую славу и почетное прозвище Невский. Она сыграла огромную роль в подъеме морального духа русских. Ведь это был их первый крупный успех после нашествия Батыя. Битвой на Неве началась многовековая борьба России за сохранение выхода к Балтийскому морю, столь важного для будущего страны. О высоком значении этого сражения в сознании русского народа свидетельствует и тот факт, что многие высшие фамилии российской знати выводили своих предков именно от героев Невской битвы.

Ледовое побоище. Почти одновременно со шведами, летом 1240г. перешли в наступление и ливонские немцы. Они взяли штурмом Изборск, разгромив посланное на подмогу изборцам псковское войско. Преследуя беглецов, немецкие рыцари подошли к стенам Пскова, где местные бояре открыли ворота захватчикам. На этом первый поход немцев закончился. Тем временем в конце 1240г. из-за распрей с новгородским боярством покинул Новгород Александр Невский, который вернулся во Владимиро-Суздальское княжество, в родной город Переяславль-Залесский. Видимо, узнав об отъезде знаменитого полководца, немцы возобновили натиск. Зимой 1241г. они взяли Тесово, Лугу, Копорье. Передовые отряды рыцарей стали появляться в 35км от Новгорода. Папа уже передал побережье Невы и Карелию Эзельскому епископу, который теперь с нетерпением ждал, когда рыцари овладеют дарованной ему территорией.

Тогда новгородцы опять обратились за помощью к Невскому. Роль посредника взяла на себя православная церковь. Сам владыка новгородский поехал просить Ярослава Всеволодовича отпустить сына. Ярослав, осознавая масштабы опасности, отбросил в сторону личные обиды и благословил сына на ратные подвиги. В 1241г. Александр вернулся в Новгород со своей дружиной и возглавил новгородское войско. Первым своим ударом он отбил у немцев Копорье и восточный берег Финского залива. Ранней весной 1242г. Александр Невский, получив в подкрепление дружину своего брата Андрея Ярославича, овладел Псковом. Затем русские двинулись на север в сторону Дерпта (Юрьева), где к тому времени сосредоточились основные силы ливонских рыцарей. Александр со своими полками (15 тыс. чел.) достиг восточного берега Чудского озера и встал против войск Ливонского ордена (12—14 тыс. чел.), преградив им прямую дорогу на Новгород.

На рассвете 5 апреля 1242г. между русской дружиной и армией Ливонского ордена произошло знаменитое сражение, которое вошло в историю под названием «Ледовое побоище». Ударной силой в войске Ордена были немецкие рыцари-крестоносцы. Они использовали традиционное для них построение «клином» — глубокой колонной, позволявшей закованной в латы рыцарской кавалерии таранить и сокрушать противника. Однако «великая свинья», наводившая ужас на прибалтийские племена, оказалась бессильна перед военным гением Невским.

Учтя традиционную для немцев тактику, князь Александр уделил главное внимание расположению своего войска и фланговому маневру. Князь сосредоточил ударные силы на флангах, в виде клещей.

В центре же, где обычно располагались самые боеспособные части, Александр напротив, поставил ополчение, в задачу которого входило сдержать наиболее тяжелый удар. Позади русских позиций находился крутой берег. Он мешал рыцарям в случае прорыва совершать маневр и обойти русское войско с тыла.

В начале битвы рыцарский «клин» атаковал центр русских войск и вскоре увяз в боевых порядках. Тогда Александр нанес фланговые удары по «великой свинье», смешав её построение. По словам летописи, «и быть сеча жестокая.…и казалось, что двинулось замерзшее озеро, и не было видно льда, ибо покрылось оно кровью». Пало 400 одних только немецких крестоносцев. Ещё больше полегло бывших с ними пехотинцев, набранных из числа покоренных народов (эстов, ливов). Рыцари потерпели полное поражение и бежали на запад. Русская конница преследовала их 7 верст до противоположного берега. Ледовое побоище решило исход войны, остановив продвижение крестоносцев на восток. Ливонский орден был вынужден заключить мир и отказаться от захваченных новгородско-псковских территорий.

Эта битва стала для русских вечным символом справедливого торжества над агрессией со стороны Запада. Летопись сохранила молитву Александра Невского перед сражением: «Боже великий и крепкий, основавший землю и положивший пределы народам и повелевший им жить, не приступая в чужую часть! Рассуди меня, Господи, с обидящими меня, побори борющихся со мною». Интересно, что спустя семь столетий текст этой молитвы князя, обращаясь к восточным славянам митрополит Тихон 22 июня 1941г. в день вторжения немецко-фашистских войск в русскую землю.

Ледовое побоище открыло новую страницу русского военного искусства. Это был один из первых примеров, когда тяжелая рыцарская конница потерпела жестокое поражение в полевом бою от войска, состоявшего из преимущественно из пехоты. Новым было и то, что восточные славяне впервые преследовали разбитого противника, а не остались праздновать победу на поле боя, как бывало раньше. Это усилило эффект разгрома крестоносцев.

Историческое название Невской битвы и Ледового побоища заключается не в масштабах этих сражений, а в сдерживании крайне опасной агрессии. Ведя войну, рыцари ставили целью не только администрирование, но и духовное подчинение побежденных народов. Крестоносцы стремились обратить их в католическую веру и навязать им идею превосходства германской нации. О последствиях их экспансии свидетельствует пример завоеванных прибалтийских народов, который превратились в людей «второго сорта» на своей земле. Хозяевами (высшим классом) там стали захватчики. Прибалтийское племя пруссов, например, было почти полностью уничтожено агрессорами.

В 1253г. ливонские рыцари напали на земли Пскова. На этот раз псковичи отразили натиск, а затем перешли реку Нарову и разорили владения Ордена. В 1256г. попытку наступления на Новгород предприняли шведы. Они укрепились на восточном берегу реки Наровы и заложили там крепость. Но при подходе русских дружин бежали, не приняв боя. В ответ войска Александра Невского совершили зимний поход по льду Финского залива и нанесли удар по шведским владениям в Финляндии. Итак, во второй половине ХШ в. русские переходят от обороны своих земель к нападению и начинают бить агрессора на его территории. Центральным сражением этого периода стала битва при Раковоре.

Битва при Раковоре. Зимой 1268г. новгородские и псковские полки во главе с Довмонтом Псковским, усиленные дружиной сына Александра Невского — Дмитрия Александровича (всего до 30 тыс. чел. по немецким данным), совершили крупный поход в Ливонию против вторгшихся в Прибалтику датских рыцарей. В районе Раковора (ныне эстонский город Раквере) русские столкнулись с объединенным датско-немецким войском под командованием магистра Отто фон Роденштейна, собравшего под свои знамена цвет ливонского рыцарства.

Битва при Раковоре произошла 18 февраля 1268г. Ее отличал яростный напор с обеих сторон. «Ни отцы, ни деды наши, — писал летописец, — не видали такой жестокой сечи». Центральный удар «великой свиньи» приняли на себя новгородцы во главе с посадником Михаилом. Против них дрался закованный в латы Железный немецкий полк. По свидетельству летописи, люди падали целыми рядами. В страшной сече погиб и сам Михаил, и многие его воины. Тем не менее, русские сумели переломить ход битвы в свою пользу и обратили рыцарей в бегство. Исход сражения решил фланговый удар полков князя Дмитрия Александровича, которые обратили крестоносцев в бегство и гнали их 7 верст до самого Раковора.

Но когда к вечеру Дмитрий с воинами возвратился на место битвы, то застал еще один немецкий полк, атаковавший новгородские обозы. Дмитрий хотел немедленно атаковать рыцарей, но воеводы отговорили князя начинать чреватый неразберихой ночной бой. Дмитрий согласился и решил дождаться утра. Но под покровом ночи остатки немецких войск отступили. Новгородцы стояли у Раковора три дня. В это время Довмонт Псковский со своими полками совершил рейд по Ливонии, захватив большое число пленных.

По данным ливонских летописей, крестоносцы потеряли в Раковорской битве 1350 чел., русские — 5000 чел. (если нет специальных уточнений, то потери в битвах, как правило, означают убитых, раненых и пленных). Русские летописи не называют потерь, но из их сообщений о том, что русская конница не могла пробиться по трупам, можно сделать вывод о значительных потерях среди крестоносцев. Об этом свидетельствует и тот факт, что спустя год датчане и ливонские немцы заключили с новгородцами мир, который длился 30 лет. Разгром крестоносцев означал и торжество православия над военной экспансией католицизма. Недаром Александр Невский и Довмонт Псковский были причислены Русской Церковью к лику святых.

Отражение агрессии на северо-западных рубежах Руси продолжалось и в дальнейшем. Не много мест в России сравнятся по упорству и длительности военных действий с участком от Изборска до Ладоги. С XIII по XVIII вв. на этих рубежах, то затухая, то вспыхивая вновь, шло суровое противоборство восточных славян с германцами и шведами. Основную тяжесть в борьбе с германскими крестоносцами вынесло Псковское княжество, земли которого непосредственно граничили с владениями Ливонского ордена. С 1228-го по 1462г., по подсчетам историка С. М. Соловьева, Псковская земля подвергалась вторжениям 24 раза, т.е. в среднем один раз в 10 лет. Новгородцы же в основном конфликтовали со Швецией. За указанный период они 29 раз отражали внешний натиск. В 1322г. их дружины под руководством московского князя Юрия Данииловича совершили поход против шведов, после чего в 1323г. был заключен Ореховский мир. Он впервые установил официальную границу между Новгородом и Швецией по Карельскому перешейку. Но потребовалось еще не одно столетие, чтобы окончательно уладить территориальные споры.

3. Значение одержанных побед

Победы Александра Невского на десять лет остановили германо-шведский натиск. Кроме того, они способствовали подъему освободительной войны против иноземных захватчиков в Прибалтике. Так в 1242г. против крестоносцев вспыхнуло мощное восстание пруссов, которое продолжалось 11 лет. Подавив восстание пруссов, рыцари возобновили наступление на славянские земли. Но оно уже не отличалось былым напором. Сказалось значение побед Невского. С другой стороны, европейское рыцарство понесло к тому времени огромные потери от войн на Ближнем Востоке и нашествия Батыя. Оно уже не могло дружно откликнуться на призывы Рима начать новую масштабную кампанию против Руси, подобную первым крестовым походам в Палестину.

Заключение

Вооруженные силы Древней Руси не имели совершенной военной организации и богатых воинских традиций, но обладали крепкой дисциплиной. Славянские воины отличались высоким боевым духом и выносливостью. Большую роль в войне играл руководитель войска – князь, который, как правило, личным примером увлекал на подвиг своих дружинников. Постоянным ядром славянского войска, его регулярной частью была княжеская конная дружина. Пехота же, как правило, состояла из ополченцев – «воев», набранных из среды сельского и городского населения. Учтя традиционную для немцев тактику, князь Александр уделил главное внимание расположению своего войска и фланговому маневру. Князь сосредоточил ударные силы на флангах, в виде клещей. В начале битвы рыцарский «клин» атаковал центр русских войск и вскоре увяз в боевых порядках. Тогда Александр нанес фланговые удары по «великой свинье», смешав её построение.

Литература

1. Шефов Н.А. Самые знаменитые войны и битвы России –М.: Вече,1999г.

2. Шефов Н.А. Самые знаменитые полководцы России –М.: Вече,1999г.

3. История России с древнейших времен и до конца XVII века под ред. Сахарова А.Н. – М.: Москва АСТ,1998г.

www.ronl.ru

Реферат - Борьба Руси с агрессией крестоносцев в первой половине 13в. Внешняя политика Александра Невского.

В 13в. народам нашей страны пришлось вынести тяжелую борьбу с иноземными захватчиками.

Вторжение немецких рыцарей-феодалов в Восточную Прибалтику было одним из направлений начатого ими с конца 9 – начала 10в. наступления на восток с целью захвата земель соседних славянских и других народов Восточной Европы. К концу 12в. ими было захвачено славянское Поморье (между Одером и Вислой), местное население которого было подвергнуто массовому истреблению. Встретив в дальнейшем сильное сопротивление Поморского Польского княжества, немецкие феодалы перенесли основное направление своей агрессии в сторону Подвинья. В 1201г. на месте старинного литовского поселения была построена Рига. Вскоре здесь был основан рыцарский Орден меченосцев. Во главе Ордена стал выбиравшийся из числа рыцарей магистр, управлявший с помощью совета из знатнейших и влиятельнейших рыцарей.

К 1212г. рыцари подчинили себе всю землю ливов (отсюда произошло название немецкой колонии в Восточной Прибалтике – Ливония) и начали наступление на земли других народов Прибалтики – латов, эстов, куршей и др.

В борьбе против захватчиков прибалтийские народы получали помоь от соседних русских княжеств – Пскова и Новгорода.

Встретив отпор у русских границ, Ливонский орден предпринял завоевательный поход в Литву, закончившийся жестоким поражением рыцарей в сражении у Шауляя в 1236г., в котором погибла вся орденская верхушка во главе с магистром. Но в конце 20-х годов 13в. на Висле основался новый орден немецких крестоносцев – Тевтонский, который начал наступление на литовские земли с запада. В 1237г. рыцари Тевтонского ордена попытались вторгнуться и в пределы Юго-Восточной Руси, но были отброшены полками князя Даниила Романовича Галицкого.

В 1237г. при деятельном содействии папской курии произошло объединение Ордена меченосцев с Тевтонским орденом, а в следующем году немецкие и датские феодалы заключили между собой договор, к которому присоединилась Швеция, целью которого была подготовка совместного похода против Руси.

После поражения от объединенных польско-литовских и западнорусских полков в 1410г. в битве при Грюнвальде Тевтонский орден превратился в вассала польского короля и уже не мог оказывать помощь Ливонскому ордену. В Ливонском ордене обострилась борьба между отдельными группировками феодалов, что еще более его ослабило.

Позднее, воспользовавшись нашествием Батыя на Русь, Швеция и Ливонский орден договорились об организации против Северо-Западной Руси крестового похода, в котором приняли участие датские, норвежские и многие другие рыцари из стран Северной Европы.

Первыми выступили шведы. В июле 1240г. в Неву вошел шведский флот с войском крестоносцев под командованием ярла (герцога) Биргера, зятя короля и фактического покровителя страны. Пройдя Невой до устья Мжоры, рыцарская конница высадилась на берег. Ближайшей целью шведов был захват Старой Ладоги с последующим наступлением на Новгород.

Новгородский князь Александр Ярославич, стремительно двинулся со своей небольшой дружиной и немногими успевшими примкнуть к нему новгородцами к месту высадки шведов. Расчет князя на успех внезапного удара полностью оправдался. 15 июля 1240г., подойдя к шведскому лагерю, конная дружина Александра обрушилась на центр шведского войска, тогда как пешая рать под предводительством новгородца Миши ударила во фланг, отрезая рыцарям отступление на корабли. Короткий стремительный бой закончился почти полным уничтожением высадившихся на берег рыцарей.

Победа на Неве, за которую Александра Ярославича прозвали в Новгороде «Невским», надолго пресекла шведскую агрессию на восток, сохранила за Русью выход к Балтийскому морю.

Летом 1240г. ливонские рыцари, поддержанные датскими феодалами и крестоносцами-авантюристами из северонемецких городов и земель, вторглись в Псковскую землю. Рыцари «изгоном» овладели Изборском, а затем, благодаря предательству посадника Твердилы и части псковских бояр, захватили Псков. Новгородские бояре ничего не сделали для оказания помощи Пскову. Более того, опасаясь растущей популярности Александра Невского и усиления его власти в Новгороде, бояре принудили его вскоре после битвы на Неве покинуть город и уехать в родовой Переяславль-Залесский. Тем временем отдельные отряды крестоносцев появились вблизи Новгорода, в который сбегались жители из разоряемых немцами псковских и новгородских волостей. Под давлением рядовых новгородцев бояре вынуждены были просить Александра Невского вернуться в Новгород и возглавить борьбу с Орденом. В 1241г. князь приехал в город, а вскоре туда же подошли посланные ему в помощь великим князем Ярославом Всеволодичем вновь сформированные владимирские полки.

Александр внезапным ударом выбил немцев из захваченного ими Копорья, очистил от них Вотскую землю, а затем, проведя короткий демонстративный рейд в северную Эстландию, неожиданно для противника совершил быстрый период на юг, освободив Псков и Изборск.

Получив от разведки известие, что на него двигаются все силы Ордена, Александр отступил со своими полками к восточному берегу Чудского озера, где занял боевую позицию у Вороньего Камня близ устья р. Желчи. Учтя обычное для рыцарских войск построение в виде четырехугольника с трапециевидным клином, острием которого была закованная в тяжелые латы рыцарская конница, Александр отказался от традиционного построения русских полков в одну линию. Он построил полки в виде треугольника, острием упиравшегося в берег.

5 апреля 1242г. на льду Чудского озера произошла одна из самых кровопролитных битв эпохи средневековья, вошедшая в историю как «Ледовое побоище». Как и предполагал Александр Невский, рыцарский бронированный клин, прорвав центр русского войска, втянулся вглубь его боевых порядков, где и увяз. Тогда по основанию этого клина последовал мощный удар русских полков с флангов, смявший и опрокинувший весь строй крестоносного ополчения. После сечи рыцари дрогнули, а затем обратились в паническое бегство. Их преследование превратилось в побоище. Более 500 рыцарей пало в битве, утонуло в озере, 50 пленных рыцарей с позором были проведены по улицам Новгорода.

«Ледовое побоище», в котором погиб весь цвет ливонского рыцарства, сорвало планы крестоносной агрессии, рассчитанные на использование тяжелого положения Руси в результате Батыева нашествия. Орден был вынужден запросить мира. Последующие попытки Ордена и датских феодалов продвинуться на восток встречали столь же сокрушительный отпор, какой им был дан Александром Невским на льду Чудского озера. В 1268г. объединенные русские полки в битве при Раквере нанесли немецким и датским рыцарям сокрушительное поражение, которое современники вполне справедливо сравнивали с «Ледовым побоищем».

Успешно была отбита и попытка венгерских и польских феодалов организовать с благословения римского папы крестовый поход для захвата Галицко-Волынской Руси. В 1245г. с помощью галицких бояр, ведших многолетнюю борьбу со своим князем Даниилом Романовичем, они захватили Перемышль и осадили Ярослав. Под Ярославом галицко-волынские полки князя Даниила Романовича наголову разбили объединенное войско польских и венгерских феодалов и галицких бояр, вынудив их бежать за пределы Руси.

Александр Ярославич Невский (время правления 1252-1263) был утвержден великим князем в Северо-Восточной Руси. Сосредоточивая силы Руси для отпора агрессии с запада, Александр стремился поддерживать с ханами мирные отношения, не давая повода к новым набегам и восстанавливая хозяйство страны. Этот курс Невского в отношении с Ордой надолго стал определяющим для владимирских, а затем московских князей. Он отвечал и интересам основной массы русских феодалов, предпочитающих войти в соглашение с завоевателями, но сохранить свои княжения и вотчины, власть над народом. К соглашению с ордой призывала и церковь, получавшая от ханов охранные грамоты на церковное имущество и освобождение от дани.

Временное усиление великокняжеской власти при А. Невском, распространившем свою власть на многие города Смоленской, Черниговской и Новгородо-Псковской земель, было поддержано ханами, нуждавшимися в ее силе и авторитете для утверждения господства Орды в землях, которых не коснулось нашествие и для содействия в проведении переписи и обложения данью.

Внутри страны Александр стремился не допускать феодальных распрей, усилить великокняжескую власть.

www.ronl.ru

Реферат - Борьба Руси и Прибалтики с немецкой шведской и литовской агрессией в 13 веке

Оставленная местному населению свобода была очень относительной: за неуплату оброка полагался огромный штраф и даже смертная казнь. Особое положение занимали в Прибалтике немецкие города во главе с Ригой, пользовавшие полным самоуправлением.

г) городское управление

Городское управление сосредотачивалось в руках выборных магистратов, каковыми являлись эльдермены купеческих гильдий и старейшины цехов. Горожане ревниво оберегали свои вольности. По словам современника, попытка датского короля поставить в Риге своего наместника (фогта) потерпела полную неудачу. Горожане его не приняли, а купцы не дали ему даже лоцмана при приезде и отъезде. Господствовавшие в городах купцы больше всего тревожились о том, чтобы обеспечить себе торговые выгоды в Прибалтике и наладить связь с соседними русскими областями.

В 1229 г. немецкие купцы заключили со смоленским князем Мстиславом торговый договор, обеспечивший им свободную и беспошлинную торговлю до Смоленска. Договор этот лег в основу всех последующих договоров немцев с русскими.

д) последствия завоевания

В общем, завоевание немцами Прибалтики повело к быстрому развитию и окончательному оформлению здесь феодальных отношений. Местная знать постепенно была втянута в феодальную иерархию, а крестьянская масса хоть и удержала в своих руках землю, но оказалась в полной зависимости от немецких захватчиков.

В области политической для немецкого государства в Прибалтике характерна типичная феодальная раздробленность, с номинальным лишь подчинением всех вассалов епископу, а через него папе и императору. Духовенство, рыцари, рижские горожане действовали независимо друг от друга и часто враждовали между собой. Алчные меченосцы, признававшие лишь право сильного, не раз приходили в столкновение с горожанами и духовенством, не слушались даже папских распоряжений.

5) завоевание Пруссии:

а) неудачные начала завоевания. Помощь Тевтонского ордена. Внедрение немцев в Польшу

Завоевав Ливонию и Эстонию, немцы начали попытки обосновываться и на Нижней Висле, в земле литовского племени пруссов. Здесь, как и на Двине, вслед за неудачными попытками папских миссионеров обратить язычников в христианство последовало провозглашение крестовых походов для насильственного крещения пруссов. Походы были плохо организованы и имели своим результатом лишь обострение пограничных столкновений пруссов с поляками, чрезвычайно опустошительных для хельмской области, Мазовии и Куявии. Раздробленная политически, Польша не могла собственными силами справиться с пруссами, и поэтому Конрад, князь Мазовецкий, обратился за помощью к рыцарям немецкого тевтонского ордена.

Великий магистр ордена Зальца очень ловко воспользовался создавшимся положением — он немедленно добился утверждения пожалования Конрада папой и императором и стал действовать в Хельмской земле и Пруссии самостоятельно, на правах имперского князя. Так в Польшу сумели внедриться немцы, сделавшиеся в скором времени ее смертельными врагами.

б) поход в Хельмскую область

В 1230 году Зальца послал в Хельмскую область отряд орденских рыцарей во главе с ландмейстером Германом Балком, и немцы немедленно начали кровавое завоевание Пруссии, затянувшееся на целых 53 года. В 1231-1232 годах на Висле построены замки Торн и Кульм, явившиеся опорными пунктами продвижения рыцарей в глубину Пруссии. В 1233 году для помощи ордену был объявлен крестовый поход, в котором приняли участие князья польские и поморские.

в) поражение пруссов на реке Сигруне

Благодаря искусной стратегии одного из главных участников похода, князя Святополка Поморского, пруссы были разбиты наголову на реке Сигруне. Эта победа обеспечила дальнейшее продвижение рыцарей к Фришгафу и по его побережью до Прегеля. Здесь были построены крепости Эльбинг, Бальга, Крейцбург и другие. К началу 40-х годов тевтоны уже твердо стояли в южной и западной Пруссии, господствуя над разрозненными местными племенами, которых они обращали в христианство и облагали данью.

г) поражение меченосцев в 1234 г.

Утверждение тевтонского ордена в Пруссии создало неблагоприятные условия для ливонских меченосцев. Немецкие рыцари-авантюристы, ранее направлявшиеся за добычей на Двину, теперь стремились получить ту же добычу поближе, в Пруссии. Лишенные притока новых людских сил из Германии, меченосцы, ссорившиеся с епископом и горожанами, с трудом сдерживали напор сильных соседей. В 1234 г. вторгшиеся в Эстонию войска новгородского князя Ярослава нанесли поражение рыцарям и опустошили окрестности Юрьева и Оденпе, мстя за гибель храброго юрьевского гарнизона. Юрьев русские обратно взять не сумели.

д) неудачи в Курляндии и Жемгалии

В 1236 г. немцы потерпели еще большую неудачу при попытке утвердиться в Курляндии и Жемгалии: орденское войско наголову было разбито литовцами и жемгалами, причем погибли магистр ордена Волквин и множество рыцарей. В результате этого поражения куры, признавшие свою зависимость от немцев в 1230 г., отпали от христианства. Немцы опасались, что их примеру последует и местное население Ливонии.

е) реорганизация меченосцев. Крестовый поход против Новгорода

При таких затруднительных обстоятельствах меченосцы стали искать помощи у тевтонов, и в 1237 году произошло слияние орденов, причем орден меченосцев утратил свою независимость и превратился в ливонское отделение тевтонского ордена. Для реорганизации меченосцев был направлен в Ригу прославившийся в качестве искусного организатора ландмейстер Герман Балк, вместе с ним пришел для подмоги ливонским немцам значительный отряд рыцарей. Немецкая агрессия в Прибалтике получила новую силу и, продолжая свое продвижение на восток, рыцари стали грозить Новгороду и Пскову, мечтая поработить всю русскую землю, до крайности ослабленную татарским разорением. По-видимому, у них была договоренность со шведами, которые летом 1240 г. первыми двинулись в крестовый поход против Новгорода.

6) поход против Новгорода:

а) захват Изборска

Победа над шведскими захватчиками была лишь частью великого дела обороны Родины. В 1240 г. немецкие крестоносцы, собранные из всех крепостей Ливонии, в том числе и из Отепяа, Тарту, Вильянди, а также датские рыцари из Ревеля захватили русскую крепость Изборск.

б) осада Пскова

Когда об этом стало известно в Пскове, местное ополчение, в которое вошли "всии до души" боеспособные псковичи, выступило против рыцарей, однако псковичи были разбиты превосходящими силами противника. В неравном бою пал и княжеский воевода Пскова. Немецкие войска целую неделю осаждали Псков, однако взять силой его не могли. Если бы не бояре-изменники, захватчики так бы и не взяли город, который в своей истории выдержал 26 осад и ни разу не открыл ворот противнику.

в) пронемецкая группировка

Пронемецкая группировка среди псковских бояр существовала давно. Она отмечена в летописи еще в 1228 году, когда бояре-изменники заключили союз с Ригой, но затем эта группа держалась в тени, имея в числе своих сторонников и посадника Твердилу Иванковича. После поражения псковских войск и гибели княжеского воеводы эти бояре сперва добились того, что Псков выдал крестоносцам в залог детей местной знати, затем некоторое время прошло без мира, и, наконец, боярин Твердило и другие "подвели" рыцарей во Псков. Опираясь на немецкий гарнизон, изменник Твердило "сам поча владети Плсковомь с немьци... ". Власть его была только видимостью, на деле весь государственный аппарат прибрали к рукам немцы. Бояре, не согласившиеся на измену, бежали с женами и детьми в Новгород.

г) конфликт князя Александра с новгородскими боярами

Положение сложилось опасное, и меры для обороны нужны были срочные и решительные. Кроме того, новгородское боярство, ставя свои интересы выше интересов Родины, вступило в конфликт с князем Александром Невским, в результате которого он с семьей и двором уехал к отцу в Переяславль.

д) новые вторжения в новгородские владения в 1241 г.

В начале 1241 года рыцари начали все чаще вторгаться в новгородские владения. Они вместе со вспомогательными отрядами эстов напали на землю води и обложили ее данью. Часть местной знать перешла на сторону захватчиков. Крестоносцы поставили целью захватить не только землю води, но также побережье Невы и Карелию. Папская курия даже передала все эти земли под юрисдикцию эзельского епископа. Тогда же захватчики построили в Копорском погосте укрепленный город. Рыцари доходили также до Сабельского погоста, который лежал в 40 верстах от Новгорода.

Враг захватил обширную территорию в районе Изборск — Псков — Сабель — Тесов — Копорье. Видимо, в это время, когда в город из окрестных сел и погостов сбегалось спасавшееся от грабителей население, в городе вспыхнуло народное движение, поддерживавшее сторонников союза с владимиро-суздальскими князьями.

е) возвращение князя Александра в Новгород

Новгородское вече отправило послов к Ярославу Всеволодовичу, и он отпустил к ним княжить своего сына Андрея. Но Андрей не отличался особенными способностями, не подходил для столь ответственного дела. Поэтому новгородцы, собравшись на вече и "сдумавши", послали к Ярославу Всеволодовичу епископа с "мужи" просить к себе Александра Ярославича.

В это время немцы, собрав полки, а также кое-какие отряды из эстов и литовцев, продвигались вперед. Об этом сообщили послы Ярославу, и он удовлетворил их просьбу.

В том же году князь Александр, собрав войско из новгородцев, ладожан, а также карел и ижорян, выступил против крестоносцев. Неожиданным ударом русское войско выбило врага из Копорья. Тогда же была освобождена от захватчиков земля води. Захваченные пленники из числа води и эстов, перешедших на службу немецких феодалов, князь приказал казнить.

7) "Ледовое побоище":

а) действия Александра Ярославича против захватчиков в 1241 г.

Решительные действия и мужество русских и союзных им полков принесли первый успех, но главное было впереди. Известие об успешных действиях русских войск против немецких захватчиков вызвало новый взрыв народных движений в земле эстов: в 1241 году вспыхнуло восстание героических жителей Сааремаа. Подготавливая контрнаступление на врага, Александр обратился за помощью во Владимир, и князь Ярослав Всеволодович отправил ему на помощь свои вновь сформированные после татаро-монгольского погрома владимиро-суздальские "низовские" полки.

б) поход в землю эстов на освобождение Пскова

Со всеми объединенными силами, которыми тогда располагала Русь, князь Александр Невский выступил в землю эстов, от действий его войска зависела судьба Русской земли. Начав наступление на землю эстов, Александр вдруг свернул ко Пскову. Неожиданно "изгоном" его полки освободили от захватчиков и предателей-бояр этот древний русский город. Пленных рыцарей и эстов князь, "сковав", отправил в Новгород, псковские предатели, вероятно, разделили судьбу копорских. После освобождения Пскова князь Александр повел свое войско в землю эстов.

в) бой при Моосте

В это время, когда русское войско находилось на западном берегу Чудского озера, здесь в районе Моосте дозорный отряд во главе с Домошем Твердиславичем разведал расположение основной массы немецких войск, завязал с ними бой, но был разбит. Приближалась решительная битва, которой искало русское войско и о которой с тревогой и надеждой думал народ и в Новгороде, и в Пскове, и в Ладоге, и в Твери, и в Москве, и во Владимире.

Что же сделал князь Александр? Он приказал своему войску отступить на лед Чудского озера: "... князь же воспятился на озеро... ". Чтобы понять этот шаг выдающегося полководца, необходимо сказать несколько слов о военной организации ордена.

г) военная организация рыцарского войска

В середине века ядро армии состояло из феодалов-рыцарей, которые сражались каждый в одиночку и в любой момент, из страха или в погоне за добычей, могли оставить поле битвы. Крестовые походы достаточно ясно обнаружили слабость рыцарских войск; нужда в постоянном войске для осуществления непрерывных захватов привела к созданию рыцарских орденов.

Орден являлся стройной военной организацией с известной дисциплиной и т.п. Вступая в орден, каждый рыцарь давал обет беспрекословного послушания. Уставы орденов — тевтонов, тамплиеров, моаннитов — тщательно регламентировали поведение рыцаря в походе и бою: орденские заправилы слишком хорошо знали своих "братьев", которые и в составе ордена мало чем отличались от разбойников. Организаторам ордена меченосцев удалось создать по тому времени достаточно дисциплинированное, хорошо вооруженное войско.

д) стратегия ведения боя рыцарей-меченосцев

Ученые полагают, что конные рыцари применяли особый строй войска в виде клина или трапеции; этот строй наши летописцы назвали "свиньей". Пешими в бой шли слуги. Главной целью пехоты была помощь рыцарям. У тевтонов пехота состояла из горожан-колонистов, отрядов, выставляемых покоренными народами и т.п. Первыми в бой вступали рыцари, а пехота стояла под отдельным знаменем. Если в бой вводили и пехоту, то ее строй, вероятно, замыкался рядом рыцарей, т.к. пехота указанного выше состава была ненадежна. Задача клина сводилась к раздроблению центральной, наиболее сильной части войска противника.

Применяя такое построение, немецкие крестоносцы наносили поражение разрозненным отрядам ливов, латгаллов, эстов.

е) военная организация русского войска

Но русские (а позднее и литовцы) нашли средства борьбы с закованной в панцири "свиньей". Блестящим примером этого является битва на льду Чудского озера. Обычный боевой строй русских войск состоял из сильного центра, где стоял большой полк ("чело") , и двух менее сильных флангов ("крылы") . Это построение не было наилучшим в борьбе со "свиньей" крестоносцев, и Александр Невский, смело сломав сложившуюся традицию, изменил тактику русских войск. Он сосредоточил основные силы на флангах, что немало способствовало победе. Новая тактика и вызвала отступление русских на лед озера. Как и следовало ожидать, "немци и чудь поидоша по них". Князь Александр поставил полк у крутого восточного берега Чудского озера, у Вороньего камня, против устья реки Желча. Избранная позиция была выгодна тем, что враг, двигавшийся по открытому льду, был лишен возможности определить расположение, численность и состав русских войск.

ж) битва на войска озере 5 апреля 1242 г.

5 апреля 1242 года вся масса немецких войск устремилась на русских. Крестоносцы пробились сквозь русское войско и считали битву выигранной. Внезапно они были атакованы основными силами русских, сосредоточенными вопреки традициям на флангах, и "бысть сеча ту велика немцемь и чюди". Русские лучники с самострелами внесли полное расстройство в ряды окруженных рыцарей. Русские сражались за справедливое дело, за Родину. Победа была решительная. Русские яростно преследовали обратившегося в бегство врага по льду до Суболичоского берега. Было убито одних только рыцарей 400, кроме того 50 рыцарей русские "руками яша", немало пало эстов. Посрамленных пленных крестоносцев вели в Новгород, как сказано в Псковской летописи, "овы изби, и овы связав босы поведе по леду". Видимо, убегавшие крестоносцы сбрасывали тяжелые доспехи и обувь.

з) значение Ледового побоища

1) Победа на Чудском озере — Ледовое побоище — имела огромное значение для всей Руси, для всего русского и связанных с ним народов, т.к. эта победа спасла их от иноземного ига.

2) Эта победа имела международное значение. Маркс высоко оценил эту битву, специально выделив ее в "Хронологических выписках" из массы исторического материала. "Александр Невский выступает против немецких рыцарей, разбивает их на льду Чудского озера", так что "прохвосты" были отброшены от русской границы. Этой крупнейшей битвой раннего европейского средневековья впервые в истории был положен предел грабительскому продвижению на восток, которое немецкие правители непрерывно осуществляли в течение нескольких столетий.

3) Ледовое побоище сыграло решающую роль и в борьбе литовского народа за независимость, оно отразилось и на положении других народов Прибалтики, которые вновь поднялись на борьбу против немецких крестоносцев. Произошло восстание в земле куршей, где рыцари успели продвинуться после поражения у Шавпей, построив и заняв ряд замков, создавая угрозу южным землям жемайтов. Курши призвали на помощь литовского великого князя Миндовга, который, по словам немецкого хрониста, "очень ненавидел крестоносцев". 30-тысячное литовское войско развернуло операции в районе Эмбуте.

и) восстание пруссов в 1242 г.

В том же 1242 году князь Польского Поморья Святополк, женатый на сестре галицко-волынского князя Даниила Романовича, решительно порвал соглашение с прусскими крестоносцами и, вторгшись в их владения, возглавил восстание пруссов. Помощь Святополку оказал князь Миндовг. Войска Святополка опустошили Хельминскую землю и нанесли прусским рыцарям поражение у Рейзенского озера. Так решающий удар, нанесенный крестоносцам русскими войсками, отозвался по всей Прибалтике, потрясая до основания немецкий орден. Только вмешательство немецких правителей, папской курии, а также отсутствие единства среди славянских князей спасли захватчиков от полного разгрома. К 1253 году восстание пруссов было жестоко подавлено и тогда же крестоносцы "основали" на побережье крепость Кенигсберг, закрыв устье реки Преголы.

к) договор с ливонскими рыцарями 1242 г.

Что касается ливонских рыцарей, то в 1242 году они "прислаша послов с поклоном" в Новгород. Послы заявили: "Что есмы заиме Водь, Лугу, Пльсков, Лотыголу мечем, того ся всего отступаем, а что есмы изоимали мужей ваших, а теми ся розменим: мы ваши пустим, а вы наши пустите". На этих условиях новгородское правительство "умиришася" с Ливонским орденом.

Мирный договор подписан в 1242 году без князя Александра, видимо, находившегося в это время во Владимиро-Суздальской Руси, где он замещал отца, которого в ту пору вызвали в Сарай, в ставку хана Золотой Орды. Отношения Руси с татаро-монгольскими феодалами становились к этому времени государственным делом первостепенной важности. Попытка немцев поработить русскую землю кончилась, таким образом, решительной и позорной неудачей. "Того же лета, — значится в Софийской первой летописи, приглаша немци с поклоном в Новгород, аркучи: “что есмя зашли мечем Псков, Водь, Лугу, Летыголу, и мы ся того всего отступаем; а что есмя изымали в полон мужей ваших, и теми ся розменим, мы ваших пустим, и вы наших пустите, и Псковский полон пустим", и умиришася, а полон весь отпустиша обоих".

8) продолжение немецкой агрессии в Прибалтике:

а) восстание пруссов

Почти одновременно с неудачей на северо-востоке немцы стали испытывать затруднения и на юге своих владений, в Пруссии. Здесь поднялся против них князь Святослав Поморский, когда-то энергично содействовавший укреплению ордена в Пруссии. Святополк первый из западно-славянских князей понял истинные замыслы тевтонов и ту опасность, которую они несли своим соседям. В частности, он разгадал намерения немцев захватить дельту Вислы и решил помешать осуществлению этих планов чрезвычайно опасных для целости восточного (Гданьского) Поморья. Святополк завязал отношения с пруссами, тяготившимися иноземным владычеством, и поднял их на восстание.

б) 10-летняя борьба Святополка Приморского с орденом

С 1242 г. начинается десятилетняя борьба Святополка с орденом, поставившая последний в очень тяжелое положение. Немецкий летописец не скупится на резкие выражения, которыми он клеймит славянского князя, называя его "сыном греха и погибели", "отродьем дьявола", "исполненным вероломства и обмана".

Святополк начал с того, что стал перехватывать немецкие суда на нижней Висле. Летом 1242 г. он вторгся в Пруссию и вместе с восставшими пруссами устроил такое избиение немцев, что "вся почти Пруссия окрашена была христианской кровью". Рыцари укрылись в крепостях, из которых временами делали вылазки. К ним пришли на помощь польские (мазовецкие и куявские) князья, позднее жестоко поплатившиеся за услуги, оказанные ими немецким разбойникам. Поляки с большими силами вторглись в Поморье, и Святополк вынужден был просить мира. В обеспечение мира он отдал немцам в заложники своего старшего сына Мстивоя.

в) второй и третий походы Святополка

Вскоре, однако, Святополк возобновил военные действия. Он вторгся в самый центр орденских владений — Хельмскую землю, нанес рыцарям страшное поражение у Рейзонского озера и всю Хельмскую землю, за исключением трех крепостей, обратил в пустыню. Убыль в мужчинах была настолько велика, что, по словам, хрониста, свободным женщинам Хельмщины разрешено было потом выходить замуж за рабов, "дабы совсем не погибло дело веры".

* коварная политика Ордена Орден прибег опять к коварной политике разделения славянства. Он сумел поднять против Святополка не только польских, но и подчиненных Святополку поморских князей — его младших братьев Самбора и Ратибора. Святополк заключил с немцами перемирие и потребовал возвращения отданного в заложники сына Мстивоя. Немцы отказались удовлетворить это требование, и воинственный поморский князь в третий раз вторгся в их владения. Он так опять опустошил Хельмскую землю, что, по словам хрониста, немецкие рыцари стали серьезно подумывать об уходе из Пруссии. Опустошена была также Куявия. Вместе с тем Святополк старался совершенно закрыть устье Вислы для немецких судов и с этой целью укрепил свои прибрежные города Сантир и Швец.

* вмешательство папы В войну вмешался папа, потребовавший от славянского князя, чтобы он сложил оружие и примирился с немцами. Святополк будто бы в ответ на это требование заявил, что ни папа, ни император и никто другой из живущих не заставит его прекратить преследование врагов своих, и добавил при этом: "Верните мне сына моего, если желаете иметь мир со мной".

г) мирный договор 1248 г.

Очевидно, пребывание в плену единственного сына и наследника Святополка сильно связывало свободу действий князя по отношению к немцам; поэтому он и добивался с такой настойчивостью его возвращения. Немцы, однако, не хотели возвращать Мстивоя. В ответ на действия князя они вторглись со своими союзниками в Поморье, и "на протяжении девяти дней и ночей так его опустошили, что не осталось ни одного урла, в каком бы они не побывали с грабежом и поджогами". Между прочим, рыцари сожгли знаменитый в Поморье Оливский монастырь и ушли в Пруссию с большой добычей. В дальнейшем параллельно военным действиям все время продолжались переговоры о возвращении Святополку его сына, причем немцы пускались на всевозможные хитрости, чтобы удержать у себя этого важного заложника.

Наконец, в 1248 г. Мстивой был освобожден, и Святополк заключил с орденом мирный договор.

д) новая борьба и новый мир

Нельзя не удивляться героизму и энергии, с какими поморский князь вел борьбу с немцами. Положение его, однако, было очень трудное. Он1253 г. совсем не имел союзников, а между тем немцы плели тонкую сеть интриг в самом Поморье, продолжая восстанавливать против князя его братьев.

* занятие о. Сантира Святополком В конце 1251 г. один из них, Самбор, передал немцам остров Сантир в устье Вислы. С этим Святополк помириться не мог, так как владея Сантиром, немцы обеспечивали за собой господство в дельте Вислы. Вот почему в ответ на передачу Сантира Святополк занял этот остров своими войсками и начал новую беспощадную борьбу с орденом. За немцев, однако, решительно вступился папа, и Святополк в 1253 г. заключил с немцами окончательный мир на условиях прежнего соглашения 1248 года. В последние годы жизни внимание его было занято войнами с польскими и западнопоморскими князьями.

* конец неудачной попытки остановить немецкую агрессию Так неудачно кончилась попытка славянского князя остановить немецкую агрессию в Прибалтике. Соседние славянские князья не только не поддержали его в этом деле, но, наоборот, энергично вступились за немцев и тем спасли их положение в Пруссии. Много способствовало также спасению ордена папство, которому современные фашисты предъявляют вздорное обвинение в том, что оно содействовало крушению немецкой мощи в Прибалтике.

е) поддержка папства

Исторические факты, однако, неопровержимо доказывают, что папство оказывало систематическую поддержку немецким рыцарям и немало содействовало успеху их агрессии в Прибалтике. Папство решительно покровительствовало немцам и во время борьбы их со Святополком.

Папа не ограничивался дипломатическим воздействием на Святополка: он объявил очередной крестовый поход против пруссов, поднявших восстание по соглашению с славянским князем. В этом походе в 1254 г. участвовали чешский король Пржемысл II (Оттокар II) и немецкие князья Рудольф Габсбурский и Оттон Бранденбургский. Крестоносцы не только вернули тевтонам потерянные ими в результате восстания области, но и завоевали для них новую большую область — Симбию, расположенную на полуострове того же имени, богатую янтарем и конями.

Памятником этого похода 1254 г. является город Кенигсберг, построенный тогда во вновь завоеванной местности в честь главного вождя похода — короля Чехии Пржемысла II.

ж) окончательное завоевание Курляндии и Жемгалии

В то время, когда орден воевал в Пруссии со Святополком, севернее (за Неманом) немецкая агрессия усиливалась. В 1245-1250 гг. закончено было завоевание немцами Курляндии и Жемгалии и получена от крестившегося литовского князя Миндовга большая территория в области Жмуди. В 1252г. здесь в качестве опорного пункта немецкого владычества был построен город Мемель.

з) поражение немцев в Ливонии в 1260 г.

Немцам казалось, что они твердо освоили обширную область между нижними течениями Немана и Двины, и они уже с благословения папы подумывали о том, чтобы двинуться на Литву и захватить ее. Эти расчеты оказались, однако, преждевременными.

В 1260 г. при Дурбе, в Ливонии, немцы были разбиты наголову литовцами. Этому поражению много способствовало то обстоятельство, что бывшие в немецком войске куры в решительную минуту обратили свое оружие против своих поработителей. "Пали в этой битве в день блаженной Маргариты (13 июля) в земле куров, на поле близ Дурбе реки брат Кургард, магистр Ливонии, и брат Генрих Ботель, маршал Пруссии, и с ними 150 братьев, а из народа божьего такое множество, что я даже не мог установить и числа их", — говорит немецкий летописец.

и) восстание куров и эстов

По сообщению того же летописца, победители нагнали такой страх на немцев, что "трое или четверо из врагов убивали сотню христиан или же обращали их в постыдное бегство". Миндовг после этой победы отрекся от христианства. Куры восстали. Эсты тоже поднимались против завоевателей. Двинулись против немцев и русские князья. "Ходиша Ярослав Ярославия и Дмитрей Александровия, и Товтил Полонский, Новгородцы, и Псковичи, и Полочане по Юрьев, единым приступом три стены взяша, а немцы избиша", — так значится в Псковской первой летописи под 1262 (6770) годом.

к) возвращение власти в Ливонии

Немцы, однако, с помощью датчан быстро справились с затруднениями в Ливонии. Русские князья взять Юрьев не смогли, а литовцы были разбиты при Динамюнде.

В 1263 г. умер враг немецких рыцарей Александр Невский, "много потрудившийся за землю русскую", а вскоре умер и Миндовг литовский, и на Литве воцарилась анархия. При таких обстоятельствах немецкие захватчики легко вернули под свою власть куров и кемгалов, причем на территории последних они построили новую крепость — Митаву.

л) прусское восстание

Хуже для немцев обстояло дело в Пруссии, где после битвы при Дурбе в 1260 г. поднялось большое восстание. Правда, рыцари со свойственной им зверской жестокостью приняли своеобразные меры предосторожности, когда почуяли симптомы надвигавшейся опасности. Один немецкий рыцарь, "брат Вольрад, пригласил к себе в замок множество прусских старшин, напоил их пьяными и сжег их вместе с замком".

* начало восстания Осенью 1260 г. пруссы внезапно поднялись большими массами и "всех христиан, каких застали в Пруссии, вне укреплений, одних безжалостно убили, других, пленивши отвезли в вечное рабство, — храмы подожгли, священников и иных служителей церкви истребили".

* подавление восстания Восстание было очень упорным и продолжалось больше 20 лет, причем немцы подавляли его со страшной жестокостью. Целые области подверглись опустошению, целые племена поголовно уничтожались. Так, например, уничтожено было население Самбии, Померании, и эти области заросли лесом. Некоторые племена, не желая подчиниться завоевателям, ушли в Литву и здесь продолжали борьбу с рыцарями. В 1283 г. восстание было подавлено, и страшно разоренная Пруссия окончательно подчинилась тевтонам.

* последствия восстания Если до восстания рыцари, опасаясь слишком теснить местное население, оставляли за прусской знатью ее прежнее положение, а за прусскими крестьянами — относительно личную свободу (как в Ливонии) , то теперь эта политика коренным образом изменилась. Завоеватели расселяли уцелевших от истребления пруссов по разным округам, порывая их связи с родной территорией и определяя их общественное положение в соответствии с поведением во время восстания.

Тех, кто действовал вместе с немецкими хищниками и помогал им, возвышали; тех же, кто поднялся на защиту родной земли, лишали не только знатности, но и свободы. Немногие, однако, превратились по милости рыцарей в свободных и знатных. Масса населения оказалась в положении несвободных и совершенно бесправных крестьян, которым оставлены были земли на условиях уплаты ордену десятины с урожая, отправления тяжелой барщины в рыцарских поместьях, несения тяжелой военной повинности, повинности по устройству и починке укреплений и т.п. Та тяжелая крепостная зависимость, которая в Ливонии установилась постепенно на протяжении 14-15 веков, в Пруссии устанавливалась сразу после подавления восстания местного населения. Главным образом к этому периоду относятся слова Маркса о "неистовстве" рыцарей в Пруссии наподобие испанцев в Мексике и Перу.

6. БОРЬБА С ЛИТОВСКОЙ АГРЕССИЕЙ

1. Литовские земли в 13 веке:

а) политическая раздробленность

В начале XIII века литовский племена находились в состояние полной политической раздробленности: они управлялись множеством племенных князей, окруженных своими дружинами, с которыми они делали постоянные набеги и нападения на соседние русские и польские земли.

б) объединение литовцев вокруг первого великого князя Литовского Миндовга

Грозная опасность со стороны агрессивных западных соседей — Ливонского и Тевтонского немецких орденов заставила литовцев объединиться вокруг одного военного вождя, которым в 30-х годах 13 века становиться первый великий князь Литовский Миндовг. Он не только объединил под своею властью большинство литовских племен, но захватил также и так называемую Черную Русь — область по левым притокам Немана с гг. Новгородком, Слонимом, Волковыйском и городком; Новгородок стал обычным местопребыванием Миндовга.

в) вторжение 1245 г.

В 1245 г. литовцы вторгнулись в Новгородские владения с юго-запада; Александр Невский двинулся против них, нанес им несколько поражений и выгнал из городских пределов.

г) период смут после смерти Миндовга

В 1263 г. Миндовг пал жертвой заговора подручных князей. После его смерти в Литвеле наступил период смут и междуусобий в борьбе за власть, но уже в начале 14 века является новый могущественный вождь Гедимин, которому удалось создать прочное объединение литовских и западнорусских земель.

2. Присоединения к Литве

а) присоединение Полоцкой земли. Образование нового государства

Соседняя с Литвой земля Полоцкая находилась в 13 веке в состояние политического упадка и раздробления, разделяясь на княжества Полоцкое, Витебское, Минское, Друцкое и др. Полоцкие князья обращались к Литве за помощью против немцев, и при Гедимине вся Полоцкая земля примкнула к Литве. Далее великое княжество Литовское включило в свой состав Турово-Пинское Полесье и землю Берестейскую. Столицей нового государства (после Новгородка и Трок) стала Вильна.

б) литовско-русский характер княжества

Таким образом, коренная земля окружилась целым поясом подвластных литовским князьям русских земель, и великое княжество Литовское, почти с самого своего основания, приняло вид и характер литовско-русского. Его государь носил титул великого князя Литовского и Русского.

Русское культурное влияние в новом государстве подчинило себе господствующую народность. Гедимин и его сыновья были женаты на русских княжнах, при дворе и в официальном делопроизводстве господствовал русский язык (литовской письменности в то время не существовало) .

в) приобретения Ольгерда

Сын Гедимина Ольгерд с полным успехом продолжал территориальные приобретения. Уже при Гедимине киевские князья признали верховную власть великого князя Литовского. Ольгерд в 1362 г. привел Киев под свою непосредственную власть и посадил в нем наместником своего сына Владимира. Вскоре Ольгерд подчинил Литве почти всю Волынскую землю, в которой князем стал Любарт Гедиминович.

3. Война Ольгерда против татар 1362-1363 гг.

а) завоевания Ольгерда на юге и востоке

В 1362-1363 гг. Ольгерд вел войну против татар, которые в то время непосредственно владели Подолией; он разбил татар в битве на Синей Воде, овладел Подолией и продвинул южные границы своего государства до берегов Черного моря; князьями на Подолье стали его племянники, сыновья Кориата Гедиминовича (впоследствии Подолье долгое время была спорной областью между Литвой и Польшей) . Кроме южнорусских областей, Ольгерд подчинил своей верховной власти Чернигово-Северскую землю и часть Смоленской земли.

б) остановление немецкого движения Кейстутом

В то время как Ольгерд с таким успехом вел завоевательную политику на юге и востоке, его брат Кейстут действовал против немцев на западе, остановив их наступательное движение. Немецкое завоевательное движение остановилось, и немцы были при Кейстуте довольны уже и тем, что держались на ранее захваченных ими местах.

в) образование могучего Литовско-Русского государства

Положив предел завоеваниям немцев, Ольгерд и Кейстут собрали народ под своей властью, можно сказать, всю Южную и Западную Русь, освободив ее от владычества татар и дав ей единую сильную власть. Очень важно было, что власть эта была русской по культуре и приемам. Русским людям представлялось, что Гедиминовичи восстанавливают старую русскую силу и старый русский порядок на коренных русских местах — в области верхнего и среднего Днепра. Образованное Гедиминовичами могучее Литовско-Русское государство, казалось, имеет блестящее будущее. Однако дальнейший ход событий не оправдал тех надежд, с какими смотрела на литовских князей вся юго-западная Русь.

* обширная территория княжества В результате военных и дипломатических успехов Гедимина и Ольгерда великое княжество Литовское превратилось в конце 16 века в обширное государство, которое простиралось от Балтийского до Черного моря; в этом государстве западнорусские земли составляли 0,9 всей территории и огромное большинство населения было русским. Эти поразительно быстрые и легкие успехи великих князей литовских объясняются как тем, что западнорусские земли охотно признавали власть Литвы, чтобы избавиться от власти татар, так и тем, что, присоединяясь к Литве, русские области ни в какой мере не испытывали национального или религиозного гнета или какой-либо ломки в строе и характере местной жизни.

* власть в Литовско-Русском государстве В большинстве западнорусских земель сначала оставались на своих местах прежние князья — Рюриковичи, признавшие над собой верховную власть великого князя Литовского; в некоторых областях их заменили литовские князья — Гедиминовичи, но за исключением этого, никаких существенных перемен не происходило. "Литовская верховная власть была совершенно чужда тенденции к нивелировке областной жизни... "мы старины не рухаем, а новин не уводим" — провозглашали великие князь литовские, подтверждая старые права земель, находившихся под их верховной властью" (Лаппо) . Таким образом, существенной чертой государственного строя великого княжества Литовского был его федеральный характер.

* усиление русского культурного влияния в Литве Русское культурное влияние все более усиливалось в Литве, и сами Гедиминовичи постоянно обрусевали, некоторые из них и крестились в "русскую веру". Однако в конце 14 века Литовско-Русскому государству пришлось пережить тяжелый и опасный национально-политический кризис.

4. Политика Ягайло

а) начало княжения

После смерти Ольгерда (1377г.) в литовской великокняжеской семье начались раздоры и борьба за власть. Великим князем стал один из сыновей Ольгерда, хитрый и жестокий Ягайло, который погубил своего дядю Кейстута, но встретил сопротивление некоторых областных князей, своих братьев.

б) династический кризис в Польше

В то время соседняя с Литвой Польша переживала династический кризис. По смерти короля Людовика Венгерского (1382г.) в Польше была признана королевой его несовершеннолетняя дочь Ядвига, и польские паны хотели устроить ее брак с Ягайлом, надеясь, что этот брак поведет к унии Польши с Литвою, точнее к присоединению обширного Литовско-Русского государства к королевству Польскому. Ягайло с радостью согласился жениться на Ядвиге, чтобы этим браком укрепить свою власть и обеспечить себе помощь Польши как против немцев, так и против непокорных братьев.

в) уния 1385-1386 гг., принятие католичества

В 1386 г. Ягайло принял католичество, женился на Ядвиге и стал королем польским, с именем Владислава. Перед тем как (1385 г.) Ягайло выдал в Крево польским послам обязательство не только самому принять католичество, но и привести в католическую веру также всех своих родственников и подданных и присоединить навсегда свои земли к короне Польской. Уния 1385-1386 гг. была инкорпорациею великого княжества Литовского в Польское королевство.

г) восстание литовских князей и бояр

Однако требование уничтожения государственной самобытности великого княжества Литовского вызвало открытое восстание литовских князей и бояр, во главе которого стоял двоюродный брат Ягайла Витовт Кейстутович.

д) признание Витовта пожизненным Литовским князем

Восстание встретило общее сочувствие населения Литовско-Русского государства, и Ягайло вынужден был пойти на уступки: в 1392 г. в Острове было заключено соглашение, по которому Витовт был признан пожизненным великим князем Литовским под суверенитетом польского короля, с тем, однако, что после его смерти его владения должны были перейти под непосредственную власть последнего. Однако фактически Витовт держал себя как самостоятельный и независимый государь.

5. Политика Витовта

а) договор об унии 1401 г.

Неудача в войне с татарами, которые в 1399 г. нанесли Витовту страшное поражение на р. Ворскле, вынудила Витовта снова искать соглашения с Ягайлом, и в 1401 г. договор об унии был подтвержден на условиях соглашения 1392 г. После этого оба государя действовали в согласии в вопросах внешней политики и в 1410 г. совместно вели войну против Тевтонского ордена, которому польские, литовские и русские полки нанесли страшное поражение при Грюнвальде.

б) Гродельский польско-литовский съезд 1413 г.

В 1413 г. на Гродельском польско-литовском съезде был заключен новый договор об унии, согласно которому было признано постояннное существование великого княжества Литовского (под суверенитетом короны Польской) ; по смерти Витовта литовцы должны были избрать себе нового великого князя по соглашению с польскими королем, панами и шляхтой (так же и польский король в будущем должен был избираться по соглашению с литовцами) .

Литовские аристократы получили права и привилегии, которыми пользовались польская аристократия, однако лишь постольку, поскольку они были католиками, а не схизматиками (т.е. православными) или "неверными" (нехристианами) . Таким образом, литовская католическая аристократия заняла господствующее положение в государстве, образовав сравнительно узкий круг сотрудников и советников "господаря великого князя") ; они образовали думу или раду великого князя, из их среды обычно он назначал своих наместников в областях.

в) государева сила Витовта

В своей внутренней и внешней политике Витовт был сильным и деятельным государем. Встретив и подавив сопротивление некоторых областных князей, от которых он требовал "покоры" и послушания, Витовт упразднил крупные областные княжения в Полоцке, Витебске, Новгороде Северском, Киеве, на Волыни и Подолье; вместо прежних князей Рюриковичей или Гедиминовичей Витовт стал назначать в эти области своих наместников, которые управляли этими областями по-прежнему, при участии местного боярства.

г) успехи внешней политики Витовта

В своей внешней политике Витовт также достиг значительных успехов. На рубеже 14 и 15 вв. он присоединил к великому княжеству Литовскому княжества Смоленское и Вяземское, а также целый ряд так называемых верхнеокских княжеств. Таким образом, в начале 15 в. великое княжество Литовское охватывало не только Литву, всю Северо-Западную и почти всю Юго-Западную Русь, но и западную часть Великороссии.

д) план венчания Витовта королевскою короною

В конце правления Витовта подготовлялся план венчания его королевскою короною, но план этот не удалось осуществить вследствие противодействия поляков. Хотя "втеление" Литовско-Русского государства и не удалось полякам, все же договоры об унии и привилегии, явившиеся в результате этих договоров, оказали существенное влияние на социально-политический строй великого княжества Литовского. Они оформили и укрепили позицию литовской аристократии, предоставив ей все те социальные привилегии, политические права, которыми пользовались их соседи и "братья" в короне Польской.

е) Городельская привилегия 1413 г.

Городельской привилегией 1413 г. устанавливается участие литовской знати в избрании будущих великих князей Литовских, а также совещание знати с великим князем "pro bono publico". Таким образом, уния с Польшей сделав власть великого князя Литовского избирательной, воспрепятствовала образованию в великом княжестве Литовском сильной наследственной монархии и сделала литовскую аристократию распорядительницею судеб государства.

ж) изменения в управлении

В великом княжестве Литовском создается ряд высших должностей по польскому образцу - воеводы, каштеляны, маршалки, гетманы, канцлер. Польский язык и польское культурное влияние начинают играть преобладающую роль. Часть русской аристократии, стремясь приобщиться к власти и привилегиям господствующего слоя, принимает католицизм и поддается колонизации, тогда как другая часть остается верна своей вере и народности, и таким образом возникает в Литовско-Русском государстве та национально-религиозная вражда и борьба, которой оно было совершенно чуждо в 14 столетии.

6. Литва после смерти Витовта

а) процесс передачи власти

По смерти бездетного Витовта все его преемники избирались на великое княжение сановниками самой Литвы и вели политику самостоятельных государей, избегая подчинения Польше. Уния оставалась только в идее; но отказаться от этой идеи обе стороны не могли, потому что и Польша, и Литва продолжали нуждаться во взаимной поддержке против внешних врагов. Лишь при младшем сыне Ягайла Казимире оба государства находились в действительной унии, так как Казимир, избранный в малолетстве великим князем Литовским, позднее был избран и польским королем и таким образом соединил обе страны под своим скипетром. Но после кончины этого короля Казимира IV Литва опять отделилась от Польши, избрав особого великого князя — Александра Казимировича.

Только в 1501 г., когда и Польша избрала на свой престол того же Александра, оба государства условились вперед твердо держаться унии, избирать всегда одного государя для обеих стран. С таким трудом была, наконец, на деле осуществлена личная уния, задуманная в 1386 г.

б) усиление польского влияния в Литве

Несмотря на постоянное стремление Литвы к обособлению от Польши, в течение всего 15 столетия польское влияние в Литве продолжало расти и крепнуть. Хотя литовские великие князья и держались самостоятельно, все-таки они сами и их правители были католики по вере и в культурном отношении были уже ополячены.

в) усиление русских порядков и православия

Пока в Литовском княжестве еще существовал старый порядок и волостные удельные князья были сильны и, это не имело большого значения. Каждый князь правил своей волостью самостоятельно: если он был православный и русский по духу, то и волость его не испытывала католического и польского гнета. Но в 15 столетии сила великих князей в Литве возросла, и они понемногу превратили князей волостных в своих наместников и подчиненных слуг. Вместе с тем, и управление волостей испытало перемены и подчинилось централизации. Везде католики стали предпочитаться православным и польские обычаи — русским. Везде, стало быть, православно-русские люди чувствовали свое унижение и обиду.

Некоторые, более малодушные, оставляли православие, принимали католичество, этою ценою делали хорошую карьеру и ополячивались. Другие пробовали бороться и ждали помощи от православной Москвы, которая в ту пору стала уже сильна. Они или передавались московскому великому князю со своими волостями, объясняя свою измену Литве, гонениям на их веру или же просто выезжали из Литвы в Москву на службу, пользуясь старинным правом свободных слуг "отъезжать" от одного господина к другому. Под влиянием таких переездов Москва втягивалась в литовские дела, узнавала внутреннюю слабость Литвы и не раз шла войною на Литву, грозя отнять от Литвы все ее русские области. А под угрозами Москвы литовское правительство еще теснее жалось к Польше, ища у нее помощи от нового опасного врага.

г) русское общественное устройство Литвы

Но не одна литовская знать и князья терпели от католического правительства Литвы. В первую пору своей истории Литовско-Русское княжество имело русское общественное устройство, унаследованное от Киевской Руси. Волостные князья были окружены дружиной, состоявшей из вольных слуг и холопов; в центре земщины был город с его вече, от которого зависела волость, населенная свободным крестьянством.

* польские города Города польские, по так называемому "магдебургскому праву", составляли собой особый общинные ограниченные городскими стенами с правом сословного самоуправления.

* шляхта Шляхта польская мало-помалу обращалась в правящий класс с широкими политическими и владельческими правами. Она имела очень мало обязанностей по отношению к государству, влияла на управление государством и на избрание королей; она пользовалась правом льготного землевладения и в своих имениях получила безграничную власть над крепостным бесправным крестьянством.

К этим польским порядкам, выгодным для дворянства и ужасным для прочей массы населения, стало приближаться Литовское государство, когда стало уравнивать в правах своих католических подданных с соответствующими разрядами польского общества.

* образование служилого класса Из старых дружин волостных князей в Литве понемногу образован был многочисленный служилый класс, который обязан был нести военную службу и пользовался за то правом владения землею. Высший разряд этого класса заключал в себе самих волостных князей и прежних "бояр", знатных их слуг. Составив служебную аристократию, эта знать получила общее название панов, или князей и панов. Остальные разряды служилого класса получили название шляхты. Всем этим служилым людям, в особенности шляхте, было очень выгодно сравняться в правах с польскими панами и шляхтою, ибо в Польше эти права были громадны. Вот почему литовская шляхта легко и охотно ополячивалась и окатоличивалась. Усвоив в себе польские нравы и обычаи, она закабалила крестьян, овладевала землями и стремилась превратиться в правящее политическое сословие. Вместе с тем она служила проводником польского влияния во всех областях государственной и общественной жизни.

Таким образом, происходило разложение старого порядка, и начиналась острая внутренняя рознь между всевластным дворянством и прочею бесправной массою людей.

7. Отношения Русского и Литовского государств в 15-16 вв.

а) "собирание Руси"

В 1490-х гг. недовольные литовским правительством князья соседних с московскими владениями западно-русских областей, именно князья Вяземские, Белевские, Новосильские, Одоевские, Воротынские и Мезецкие, а затем и князья Черниговский и Новгород-Северский признали над собой верховную власть Московского государя. Теперь "собирание Руси" становится "национально-религиозным движением" (Ключевский) , и московские государи выступают борцами за русскую народность и православную веру.

б) договор о перемирии 1503 г.

Переход городов к Русскому государству Вызванные отпадением верхнеокских и Чернигово-северских княжеств из-под власти Литвы войны 1492-1494 гг. и 1500-1503 гг. были успешны для Москвы; по договору о перемирии (на 6 лет) , заключенному в 1503 г., великий ряда князь Литовский Александр уступил Ивану города: Чернигов, Новгород-Северский, Стародуб, Путивль, Рыльск, Гомель, Любеч, Брянск, Мценск, Дорогобуж, Белую, Торопец и др., всего 19 городов и 70 волостей. В переговорах о мире, когда литовские послы требовали от Ивана возвратить великому князю Литовскому его "отчину", которую захватила Москва, Иван отвечал, что эти города являются его "отчиной", и не только эти города, "ано и то одно отчина, кои городы и волости ныне за нами: и вся Русская земля из старины от наших прародителей наша отчина". И позднее московский государь не раз говорил, что он считает своей "отчиной" Киев, Смоленск, Полоцк, Витебск, и иные города, "которые ныне за Литвой" и которые король и великий князь "держит за собою неправдою".

в) продолжение борьбы

Предъявленное московским правительством требование воссоединения Восточной и Западной Руси, которую московские государи, как потомки Владимира Святого, считали своей "отчиной", повело к многовековой борьбе России и Польско-Литовского государства за западнорусские области.

7. ВЫВОД

В течение 13 века эстонский, латышский и прусский народы попали под кровавое иго немецких феодалов; на эстонской земле, кроме того, хозяйничали датские захватчики; часть карел и финны оказались под властью Швеции. В борьбе на западных рубежах Руси, несмотря на все распри правителей, плечом к плечу с русским народом не раз выступали народы Прибалтики. Эта борьба ознаменовалась битвами, принесшими славу оружию народов, отстаивавших независимость, — битвами при Шауляе (1237) , под Дорогошчином (1237) и другие. Победа русского народа над немецкими феодалами-крестоносцами имела огромное значение в первую очередь для исторических судеб народов Восточной Европы, особенно славянских. Русская победа на Чудском озере впервые в мировой истории остановила продолжавшееся в течение ряда столетий грабительское продвижение крестоносцев на восток.

Литература

1. Пашуто В. Т. Александр Невский и борьба русского народа за независимость в 13 веке.

2. Пашуто В. Т. Героическая борьба русского народа за независимость (13 в.) .

3. Пашуто В. Т. Очерки истории СССР 12-13 в.

4. Пашуто В. Т. Внешняя политики Древней Руси.

5. Тихомиров М. Н. Борьба русского народа с немецкими интервентами в 12-15 вв.

6. Тихомиров М. Н. Древняя Русь.

7. Грацианский Н. П. Борьба славян и народов Прибалтики с немецкой агрессией в средние века.

8. Шаскольский И. П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в 12-13 вв.

9. История СССР. Часть I, под ред. Епифанова П. П.

10. Павленко Н. И. и др. История СССР с древнейших времен до 1861 года.

11. Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до 1861 года, сост. Епифанов П. П.

12. Историческая энциклопедия.

referat.store


Смотрите также

 

..:::Новинки:::..

Windows Commander 5.11 Свежая версия.

Новая версия
IrfanView 3.75 (рус)

Обновление текстового редактора TextEd, уже 1.75a

System mechanic 3.7f
Новая версия

Обновление плагинов для WC, смотрим :-)

Весь Winamp
Посетите новый сайт.

WinRaR 3.00
Релиз уже здесь

PowerDesk 4.0 free
Просто - напросто сильный upgrade проводника.

..:::Счетчики:::..

 

     

 

 

Карта Сайта